«Семейный капитал» как зеркало социальной политики

В 2015 году в Беларуси вступило в силу Постановление Совета Министров № 128 от 24.02.2015 Об утверждении Положения о порядке и условиях назначения, финансирования (перечисления), распоряжения средствами семейного капитала. Мера не является инновационной: подобный вариант социальной поддержки был принят в 2006 году в России («материнский капитал»). Суть данного вида социальной помощи заключается в том, что некоторым семьям предоставляется право на получение денежной поддержки. В Беларуси эта сумма эквивалентна 10000 USD и может быть использована кроме отдельных случаев только по достижении 18-ти лет ребенком, появление которого в семье и дало право на получение «семейного капитала». Право распоряжаться этой суммой может быть предоставлено любому члену семьи. Это значит, что этим правом могут воспользоваться и матери (мачехи), и отцы (отчимы), и усыновители или опекуны независимо от того, воспитывается ребенок в «полной» семье или «неполной». Введение этой меры закономерно сочетается с общими установками государства в отношении семейной политики. Более того, анализ этого конкретного элемента социальной политики позволяет обозначить некоторые ключевые особенности государственной семейной политики, которые задают «потенциал» объема и направлений семейной политики.

Во-первых, актуальная семейная политика в Беларуси характеризуется смещением акцента с поддержки отдельных групп, на поддержку социально желательной модели. В связи с этим следует отметить, что воспользоваться «семейным капиталом» могут не все семьи, но только те, в которых воспитывается не менее 3-х детей в возрасте до 18 лет.

Необходимость введения «семейного капитала» в Беларуси впервые появляется в нормативных документах в 2011 году, когда принимается вторая Национальная программа демографической безопасности на 2011-2015 годы. Именно в этой программе несколько меняется риторика в отношении демографических приоритетов государственной политики. Так, если в первой демографической программе на 2007-2010 годы доминирует дискурс «кризисных явлений» (большая часть нарратива посвящена констатации фактов «демографического кризиса»), то уже в новой программе появляется четкое артикуляция того, какую модель семьи должно поддерживать государство. Так, в главе 4 «Социальная поддержка семьи и детства» программы указывается: «Приоритетом в сфере стимулирования рождаемости является поддержка двух- и трехдетной семьи. <…> Главной задачей является формирование в обществе модели благополучной, успешной семьи с двумя и более детьми <…>. Пропаганда, особенно в молодежной среде, семейного образа жизни и благополучной, успешной семьи с двумя и более детьми в качестве социальной нормы».

Меры социальной поддержки привязываются к «нормативной» модели семьи, которая, с одной стороны,относится к категории уязвимых групп (как свидетельствуют данные статистики, семьи с детьми наиболее подвержены рискам бедности), а с другой стороны, определяется государством как социально желательная модель семьи.Соответствующим образом смещаются акценты социальной политики – с поддержки «уязвимых групп» на поддержку «нормативной модели». За рамками внимания остаются другие типы семей– с одним ребенком или семьи без детей, которые могут находится в трудных экономических условиях. Словом функции семьи фактически сводится к репродукции, что и определяет объем социальной поддержки.

Во-вторых, государственную семейную политику в Беларуси можно определить, как патерналистскую.

«Семейный капитал» может быть использован только по нескольким направлениям и только после наступления совершеннолетия ребенка, появление которого дало право на получение этой денежной поддержки. Эти направления следующие: улучшение жилищных условий; получение образования; получение услуг в сфере социального обслуживания и здравоохранения; формирование накопительной (дополнительной) пенсии матери (мачехе) в полной семье, родителя в неполной семье. Досрочно средства могут быть использованы только на получение платных медицинских услуг. Таким образом, право принимать решение о том, каким образом расходовать денежные средства делегируется государству, которое на свое усмотрение решает, что является более важным, а что нет. При этом игнорируются индивидуальные особенности жизненных ситуаций каждой семьи, а достаточно отдаленные перспективы получения этой денежной поддержки вообще с трудом позволяют помочь семьям «здесь и теперь» при наличии в семье как минимум трех малолетних детей. Эта мера никак не может усилить экономические позиции многодетных семей сегодня, лишь давая некоторую призрачную перспективу на будущее.

В-третьих, социальная политика в принципе редуцирована до мер экономической поддержки.

Социальная политика ориентирована на экономическое стимулирование семей к рождению большего числа детей. Такая модель игнорирует другие проблемы, с которыми сталкиваются родители, как например, вопросы совмещения труда и заботы, качества и доступности услуг детских институций и других сервисов. Кроме того, акцент на экономической поддержке«нормативной» семьи предполагает, что основные функции заботы должны осуществляться в самой семье, что прямо ведет к сокращению социальных сервисов, которые могут также разделять эти функции заботы. Так, в Беларуси, с одной стороны,формируется «семейный капитал», предусматриваются другие экономические меры поддержки многодетных семей, однако, с другой стороны, повышается размер оплаты услуг детских садов, количество детских садов ежегодно сокращается.

Учреждения дошкольного образования[1]

 

2005

2008

2009

2010

2011

2012

2013

Численность детей на 100 мест в учреждениях дошкольного образования,человек

99

101

101

104

104

106

107

Охват детей учреждениями дошкольного образования, в процентах от численности детей в возрасте 1-5 лет

82,5

80,2

77,9

76,7

75,3

74,4

74,5

SigridLeitner[2] определяет такой тип семейной политики как «эксплицитный» и подчеркивает, что такие меры усиливают традиционный гендерный порядок и распределение ролей в отношении заботы. Так как чаще всего семейные заботы являются прерогативой женщин, то экономические меры поддержки семьи при сокращении социальных сервисов закономерно усиливают эти ролевые предписания.

Актуальная государственная семейная политика является достаточно односторонней и обуславливается во многом рыночными отношениями, предполагающими приоритет экономических мер при том, что количество бесплатных социальных сервисов значительно сокращается. Также сохраняется сильный государственный контроль в сфере социальной политики, а ориентация на нормативную модель обуславливает и контроль брачно-репродуктивного поведения граждан. Поддержка именно многодетных семей призвана содействовать и дальнейшему воспроизводству данной модели семейных отношений, а также усиливать ту модель, которая в актуальных экономических условиях является наиболее выгодной. В условиях сокращения социальных сервисов ориентация на традиционный гендерный порядок является весьма удобной, поскольку в таком порядке семья является той ячейкой, которой делегируются все функции заботы, а максимальную экономическую поддержку со стороны государства получает только легитимный тип семьи.

------------

[1] Источник: Статистический ежегодник 2014. Минск, 2014. С.147

[2] Sigrid Leitner. Varieties of Familialism. The caring function of the family in comparative perspective // European Societies, 5 (4), 2003: 353-375.