Кто не работает, тот платит? Новое слово в антикризисном менеджменте

Инициатива Александра Лукашенко о возрождении ответственности за тунеядство получила нормативное воплощение. Соответствующий декрет президент подписал на прошлой неделе.

Декрет №3  «О предупреждении социального иждивенчества» подписан 2 апреля и сразу же вызвал множество вопросов. Отметим, что его авторы не использовали собственно термин «тунеядство» и заменили его «социальным иждивенчеством».

Впрочем, от перемены терминов суть не изменилась: власть всеми доступными способами пытается заставить своих граждан работать и платить налоги. Благая и разумная, в общем-то цель… если не принимать во внимание ее практическую реализацию.

В обоснование документа положена конституционная обязанность граждан платить налоги. Исходя из этой предпосылки неработающие и незанятые иной деятельностью граждане обязываются уплачивать некий сбор в размере 20 базовых величин, а за уклонение предусмотрена ответственность в виде штрафа и административного ареста с привлечением к принудительному труду. При этом лицо, отбывшее административный арест, признается исполнившим обязанность по уплате сбора.

Не будем утомлять читателя излишним цитированием положений нового декрета – желающие могут легко ознакомиться с его оригинальным текстом и многочисленными изложениями. Поэтому перейдем сразу к вопросам, которые этот нормативный акт вызывает и на которые нет ответов.

Прежде всего отметим, что декрет №3 грубо попирает Конституцию и международные обязательства Республики Беларусь. Например, нормативный акт подписан 2 апреля, однако по устоявшейся белорусской традиции применяется с 1 января 2015 года, т.е. «задним числом». Хотя он  явно ухудшает правовое положение белорусских граждан и не должен иметь обратной силы.

Декрет вводит некие формы принудительного труда, хотя согласно белорусской Конституции труд является правом, но никак не обязанностью, а принудительный труд запрещен и белорусской Конституцией, и международными соглашениями, в которых участвует Беларусь. Это и соглашения в области прав человека, и в области регулирования трудовых отношений, так что никого насильно привлечь к труду законным образом в Республике Беларусь нельзя.

Тезис о неуплате налога «социальными иждивенцами» не выдерживает никакой критики – ведь каждый человек, совершающий покупки в магазинах, уже платит НДС и акцизы, заложенные в цену товара. И именно конечный покупатель является плательщиком этих налогов, а торговые организации выступают в качестве налоговых агентов.

Спросим также: а почему, собственно, к категории «иждивенцев» отнесли бездетных домохозяек и различного рода рантье, получающих доходы в виде процентов по вкладам или дивидендов? Почему «не тунеядцами» признаются только члены официальных творческих союзов, а «свободные художники» такой льготы не имеют?

Можно прогнозировать, что власть столкнется с большими трудностями при выявлении иждивенцев и привлечении их  к ответственности, ведь Лукашенко признает, что порядка 400 000 человек должны попасть под статью о тунеядстве. Но привлечь 400 000 человек к ответственности – это очень и очень сложно. Это порядка 5% от общего числа жителей Беларуси 10%, если не больше, от числа всех трудоспособных жителей Беларуси.

А каким образом можно вычислить «иждивенцев» по налоговым неплатежам, как предлагают некоторые официальные комментаторы? Если человек работает по найму, то его подоходный налог удерживает наниматель и перечисляет в бюджет, причем налоговые декларации белорусские граждане не подают в абсолютном большинстве своем. Понять, кто работает, а кто нет, просто глядя на гражданина, идущего по улице, невозможно.

И, наконец, самый главный вопрос: а зачем вообще было принимать этот декрет и что в результате получит государство?

Обойти требования нового декрета довольно просто. Например. Можно зарегистрироваться в качестве ремесленника или заняться агротуризмом. Можно стать на учет в качестве безработного – просто для того чтобы не платить новый сбор. Или, в конце концов, эмигрировать или уйти в монастырь… Скорей всего, кампания по борьбе с тунеядством, помимо прочего, породит волну фиктивных трудоустройств. Таким образом, разумный и предприимчивый человек найдет лазейки и обойдет требования декрета.

Остаются разного рода маргинальные элементы, против которых декрет в основном якобы и направлен. Однако вряд ли с «бомжующих» и «бичующих» граждан можно взыскать упомянутый сбор и штраф за его неуплату. В лучшем случае таковой сбор заплатят члены его семьи и их финансовое положение станет еще хуже.

Остается только административный арест, но упомянутым людям проще отсидеть несколько суток, чем заплатить. Также совершенно непонятна экономическая целесообразность организации принудительных работ с участием «арестантов». Рабский труд доказал свою неэффективность еще 2000 лет назад, а в современном обществе рентабельность такого рода труда смогли обеспечить только откровенно людоедские режимы в концлагерях. Но там это достигалось за счет уничтожения граждан.

В современных условиях,«эффективность» принудительного труда не удалось обеспечить никому. Примеров тому в новейшей белорусской истории множество, начиная от пресловутых нерадивых родителей и заканчивая крепостным правом в деревообрабатывающей отрасли.