Украина у края выбора...

Уже начальный этап праздничных мероприятий, посвященных 60-летию освобождения Беларуси, с точки зрения законов дипломатии можно считать полным провалом. Юбилеи подобного масштаба и значимости большинство государств и политических лидеров высшего ранга используют для максимального привлечения внимания международного сообщества к своей стране, к ее народу, достижениям внешней и внутренней политики.

В нынешнем году Александру Лукашенко это не удалось. На первый взгляд, такое заключение может показаться странным и даже противоречащим здравому смыслу. В самом деле, 1 июля все каналы – и российские, и белорусские – транслировали исключительно церемонию встречи президентов трех славянских государств в Хатыни. Однако по своей сути данная встреча и тот фон, на котором она происходила, в очередной раз отчетливо отразили внешнеполитический и дипломатический кризис, затронувший лично Александра Лукашенко.

Накануне 60-летия освобождения Беларуси в среде аналитиков, политологов и журналистов царило напряженное ожидание. «Масла в огонь» подлил отказ Президента Молдовы Владимира Воронина приехать в Беларусь. Он отменил свой визит быстро и жестко, не дав даже опомниться белорусским дипломатам. Безусловно, данный шаг может быть рассмотрен как свидетельство нежелания в прошлом лояльного к политике Беларуси официального Кишинева на нынешнем этапе демонстративно ввязываться в политический диалог с белорусским правителем.

Но главное внимание общественности было приковано к другому визиту.

Всем, конечно, было очевидно, что западные лидеры на торжества по случаю 60-летия освобождения Беларуси в гости к Александру Лукашенко не прибудут. Умы будоражил один вопрос: как поведут себя российский Президент Владимир Путин и глава украинского государства Леонид Кучма? Ведь именно с их позицией по поводу принятия или игнорирования приглашения белорусского правителя политологи связывали ответ на вопрос: продемонстрируют ли они свою хотя бы косвенную, символическую поддержку Лукашенко, приняв приглашение участвовать на его торжествах?

На этом фоне необходимо заметить, что выбор и у самих президентов России и Украины, и у их советников был сложный. С одной стороны, все они не могли игнорировать столь значимое событие в общей истории освобождения бывшего союзного пространства от нацистов. Они не могли просто отклонить приглашение приехать на многострадальную белорусскую землю из уважения не к Александру Лукашенко, а к народу, который понес огромные жертвы в ходе всей войны, а на начальном ее этапе и вовсе стал своеобразной стеной из человеческой плоти и крови, которая не позволила Гитлеру немедленно проникнуть вглубь СССР и молниеносно осуществить свои планы и задушить коммунистическую змею, которая иначе неизбежно задушила бы его самого.

С другой стороны, одиозная политика Александра Лукашенко по отношению к своим российскому и украинскому коллегам не позволяла им откликнуться и со всей душой и славянским уважением принять приглашение белорусского президента. Ибо не только в дипломатии, но и в жизни не принимают приглашения того, кто вчера называл тебя террористом, а сегодня пытается льстиво пригласить на праздник.

Необходимо отдать должное и российской, и украинской дипломатии. Они достойно, красиво и по-дипломатически тонко вышли из весьма щекотливого положения, избрав формулу блицвизита в Хатынь, без заезда в столицу Беларуси и не согласившись остаться на основные празднества. Во всех этих трех деталях есть важный политический, дипломатический и протокольный смысл.

Приехав накануне основных торжеств, оба президента четко дали понять, что они не ассоциируют свой визит лично с Александром Лукашенко, который, по определению, присвоил себе роль главного режиссера праздника.

Вместе с тем, прилетев всего лишь на один вечер в Хатынь, и Владимир Путин, и Леонид Кучма нашли способ показать уважение к белорусскому народу, который, как видно, они не слишком склонны ассоциировать с персоной Александра Лукашенко.

Наблюдение за поведением высоких гостей во время церемонии демонстрировало подчеркнутую официальность как со стороны Владимира Путина, так и со стороны Леонида Кучмы по отношению к Александру Лукашенко. С белорусским президентом мало говорили, а лица двух гостей выглядели сухо и официально.

В целом церемония в Хатыни оставляет тягостное впечатление. Речь здесь не идет о белорусском лидере – с ним все уже давно понятно. Лица ветеранов, которые в свои преклонные годы до поздней ночи дисциплинированно ожидали президентов, заставляли задуматься о том, что принес им 60-летний юбилей прошедшей войны. Вряд ли их мысли могут быть радостными. И даже сумма (самая крупная из всех возможных компенсаций) в 100 тысяч белорусских рублей, которые Правительство Александра Лукашенко обязалось выдать, например, ветеранам, имеющим звание Героя Советского Союза (сколько реально их осталось?), вряд ли могла развеять общую грусть. Что сегодня можно купить на 100 тысяч рублей в Беларуси – не надо долго перечислять...

Спустя 60 лет после освобождения Беларуси СССР развалился, доказав несостоятельность принципов, ради которых воевали эти люди, а наша страна, став независимой и избрав Президентом Александра Лукашенко, значительно ухудшила свои международные позиции, а экономические показатели развития так и не достигли по многим параметрам даже тех, которые были зарегистрированы в самые худшие годы заката СССР.

Церемония в Хатыни, а также некоторые предшествовавшие ей внешнеполитические процессы в ареале СНГ в значительной мере стимулировали размышления о развитии событий вокруг Украины, для которой нынешний год сопряжен с рядом чрезвычайно важных событий, в центре которых – президентские выборы.

Существенная и очень важная черта предстоящих выборов на Украине – их полная конституционная легитимность. Президент Леонид Кучма строго последовал букве основного закона своей страны и объявил, что не имеет намерений с помощью каких-либо ухищрений продлевать срок своих конституционных полномочий.

Вместе с тем, октябрьские выборы на Украине пройдут на фоне динамичных внешнеполитических изменений, которые прямо и очень существенно затрагивают украинские национальные интересы. В самом деле, в результате расширения Европейского Союза именно украинская граница становится самой протяженной границей ЕС и СНГ. С этой точки зрения европейский контекст выборов чрезвычайно важен.

С другой стороны, активность Украины в контактах в рамках «четверки» Единого экономического пространства, объединяющего Россию, Беларусь и Казахстан, также весьма заметна для наблюдателей. Украина ратифицировала в апреле 2004 года все договоренности в рамках «четверки», а Президент Леонид Кучма стал хозяином недавнего саммита руководителей стран – членов вновь созданного альянса.

Яркие краски во внешнеполитическую палитру Украины в предвыборный период добавляет военное присутствие этой страны в Ираке. По некоторым западным источникам, украинский контингент там насчитывает более полутора тысяч военнослужащих. Все эти факторы в совокупности порождают единственное заключение: внешнеполитически Украина находится на распутье, и предстоящие выборы должны помочь найти ответы на ряд ключевых вопросов стратегии развития страны.

Думается, имеются все основания сделать вывод о том, что отношения Украины и Запада переживают не самые лучшие времена. Сегодня есть заметный контраст с периодом прогресса этих отношений, охватывающим 1998-2001 годы, когда, например, Украина, получив поддержку большинства западных стран, даже выиграла борьбу у Словакии – в то время ассоциированного члена ЕС – в конкуренции за место непостоянного члена Совета Безопасности ООН. Леонид Кучма был гостем всех значимых политических собраний западных лидеров и председательствовал на Саммите тысячелетия ООН в сентябре 2000 года.

Сегодня внутри Европейского Союза нет консенсуса относительно перспектив развития отношений с Украиной. ЕС отказался называть эту страну в числе кандидатов на вступление в Союз даже в среднесрочном периоде. Вместе с тем, следует ожидать, что часть новых членов ЕС (например, Польша), очевидно, будут настаивать на придании большей динамики отношениям с Украиной. Однако эксплицитных посылок для этого в недавно принятой ЕС так называемой «Политике нового соседства» нет. Аналитики ожидают, что в ближайшем будущем максимальное достижение для Украины – это признание за ней статуса страны с рыночной экономикой. В остальном объединенная Европа пока пассивно наблюдает за тем, победит ли на президентских выборах прозападный кандидат Виктор Ющенко, не предпринимая, впрочем, для его победы никаких видимых шагов.

Еще менее выразительна ситуация и в отношениях США и Украины. После скандальных разоблачений Леонида Кучмы, сделанных сбежавшим в США майором президентской службы безопасности, доверие к украинскому лидеру было существенно подорвано. Не спасло положение даже согласие Леонида Кучмы на направление своего воинского контингента в Ирак. Существенной роли ни в военном, ни в политическом смысле, впрочем, украинские военные в Ираке не сыграли. На счету Украины нет ни одной успешной военной операции, а политико-военное присутствие не помогло украинским компаниям получить какие-либо значимые контракты или концессии на послевоенную реабилитацию в Ираке. Кроме того, мониторинг дебатов в украинском парламенте по вопросу о целесообразности дальнейшего присутствия украинских военных в этой стране показывает, что среди депутатов количество оппонентов участию в иракской операции растет.

Несмотря на поддержку Леонидом Кучмой Соединенных Штатов в иракской операции, американская дипломатия, столь агрессивная, например, в Грузии, на украинском направлении не спешит становиться режиссером перемен. Некоторые аналитики проводят в этой связи параллели с Беларусью, связывая американскую (да и европейскую) пассивность с опасениями повторить неудачную попытку интервенции в предвыборный процесс в Беларуси в 2001 году. Т.н. «белорусская оппозиция» настолько скомпрометировала себя тогда в глазах Запада, что эффект этого компромата приобрел трансграничный характер и экстраполировался на украинский предвыборный процесс. Проще говоря, после скандалов с белорусскими псевдодемократами и Европа, и США уже гораздо более осторожно поддерживают внешне прозападно настроенные национальные демократические силы и движения.

Вряд ли следует увязывать возможность существенной активизации украинского вектора в общей внешнеполитической стратегии США и в случае победы демократов на предстоящих в ноябре американских президентских выборах. Косметические коррективы могут быть внесены, но принципиально интересы как республиканцев, так и демократов сегодня сфокусированы на иных вопросах и в иных регионах мира.

На фоне западной пассивности Россия неожиданно после собственных президентских выборов стала проявлять рост активности на украинском направлении. Не исключено, что во многом это плод работы российского посла Виктора Черномырдина и его команды, которая четко уловила охлаждение европейского и трансатлантического интереса к Украине.

Ныне российское телевидение использует любой повод, чтобы подчеркнуть особое внимание Москвы к ситуации на Украине в целом и к кандидату на президентский пост от правящей ныне элиты Виктору Януковичу. Одновременно ясно, что Кремль категорически настроен против Виктора Ющенко за его откровенную прозападную риторику. В Москве даже не приняли во внимание, что именно при Ющенко российский капитал на Украине заметно укрепил свои позиции. Представляется, что и российское руководство, и дипломаты, и спецслужбы России, и политические технологи Москвы, которые, безусловно, будут следить за ситуацией перед выборами, сделают все, чтобы Виктор Ющенко проиграл кампанию.

В случае победы Виктора Ющенко шаги Кремля сложно предсказать. В команде этого кандидата – бывший министр иностранных дел Украины Борис Тарасюк. Будучи убежденным западником, именно Борис Тарасюк обеспечил широкое признание Украины в Европе и США в период 1998-2001 годов. Очевидно, что в случае возобновления своей активной внешнеполитической деятельности уже в команде победившего Ющенко Борис Тарасюк приложит максимум усилий для доминирования западного вектора в украинской дипломатии и экономике. Российский вектор при этом будет на «запасном» пути.

Следует при этом заметить, что твердых гарантий односторонней ориентации на Россию нет и в случае победы альтернативного Виктору Ющенко кандидата – Виктора Януковича, которому явно симпатизирует Кремль. Несмотря на воинствующий «евроскептицизм», в команде Януковича нет единства по вопросу – интегрировать ли украинскую и российскую экономики или предпочесть более самостоятельный (а, значит, более ориентированный на Запад) экономический курс.

Оценивая украинские перспективы, нельзя не принимать во внимание и специфику бизнеса этой страны, которая заключается в достаточно высокой степени общей организации. В этом смысле период охлаждения западного проникновения в украинскую экономику, который начался после 2000 года в связи с крупными политическими скандалами и разоблачениями, способствовал расширению российского бизнесвлияния. Степень проникновения российского капитала в украинскую экономику сегодня существенна: в алюминиевой индустрии Россией контролируется до 90% активов, в цветной металлургии – до 67%, а в нефтеперерабатывающей отрасли – до 83%.

Но при этом некоторые западные эксперты отмечают, что российский бизнес на Украине чрезвычайно плюралистичен и потому не обязательно будет отстаивать интересы Кремля. При этом активно приводится пример интересов Бориса Березовского, который, по некоторым оценкам, сохранил свое влияние на Украине.

Все вышеизложенное позволяет сделать несколько важных обобщений.

Во-первых, на нынешнем этапе однозначно определить и предсказать характер и общую направленность развития событий на Украине чрезвычайно сложно.

Во-вторых, президентские выборы, бесспорно, станут историческими с точки зрения определения природы дальнейшего движения этой страны на Восток или на Запад. Вместе с тем, нынешняя ситуация такова, что как для провосточных, так и для прозападных кандидатов необходима будет существенная поддержка соответствующих центров (России и Запада) для более конкретного определения доминантных векторов национального развития.

В любом из сценариев, однако, Украина находится в значительно более предпочтительном положении, чем Беларусь. Политическая элита здесь более очерчена, а общая политическая культура общества гораздо выше. Какой бы кандидат ни победил на украинских выборах, его победа в конкурентной борьбе в любом случае укрепит его позиции по сравнению с Александром Лукашенко в том случае, если последний решится на референдум о третьем сроке. Это позволяет говорить о том, что какой бы курс в конечном счете ни выбрало украинское руководство, этот курс будет иметь хотя бы относительные стратегические очертания. Иными словами, украинский народ будет иметь представление о том, во имя чего он трудится, и что он сможет получить на выходе от своего совокупного труда.

При Александре Лукашенко белорусский народ это понять вряд ли сможет.

…Удивительно, но 2 июля никто из моих знакомых не поздравил меня с наступающим праздником. А получился ли вообще праздник?

Метки