Валютным донорам потребовалась господдержка

Впервые за последние годы белорусское правительство вынуждено было пойти  на косвенные меры, означающие господдержку  отечественной  нефтепереработки. С 1 января 2015 года правительству пришлось снизить сразу в среднем на 22% акцизы на нефтепродукты. В соответствии с Законом РБ «О внесении изменений и дополнений в Налоговый кодекс Республики Беларусь» №224-З от 30 декабря 2014 года, ставки акцизов на автомобильный бензин с начала текущего года снижены на 11,3% по сравнению со ставками акцизов, действовавшими в 2014 году, на дизельное и судовое топливо на 34,1%. Новые ставки акцизов установлены на весь год, хотя ранее они корректировались ежеквартально или дважды в год.

Снижение почти на четверть налоговой нагрузки на автомобильное топливо – беспрецедентный для последнего времени шаг, учитывая, что до этого времени акцизы на топливо только повышались. Пойти на это правительству пришлось для поддержки отечественных НПЗ в условиях стартовавшего с нынешнего года в РФ налогового маневра.

Налоговый маневр в нефтяной отрасли, который проводит Россия с 1 января 2015 года, означает резкое снижение пошлин на экспорт нефти в течение трех лет при одновременном росте налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Из-за роста этого налога цена нефти на внутреннем российском рынке заметно увеличилась – по крайней мере, белорусские НПЗ вынуждены ее покупать по цене примерно на 100 USD/тонна дороже, чем раньше.

Предъявить претензии к российской стороне в связи с налоговыми новациями в нефтяной отрасли Беларусь не может – по крайней мере, в текущем году. Она добилась компенсации своих издержек за счет того, что весь объем экспортных пошлин на нефтепродукты остается в белорусском бюджете. Минфин Беларуси оценил «компенсационную» сумму за 2015 год в 1,890 млрд. USD. Понятно, что это – предварительные расчеты, поскольку белорусский бюджет-2015 сверстан с учетом мировой цены нефти в 83 USD/баррель. Не исключено, что по итогам года эта сумма окажется заметно ниже, если цены на нефть продолжат снижаться (в последнее время цена опустилась до 50 USD/баррель и даже ниже).

Приведенную выше цифру придется корректировать с учетом еще одного показателя – объема экспорта белорусских нефтепродуктов. Тем более, что в этом году импорт российской нефти в Беларусь «завязан» на поставках белорусских нефтепродуктов в Россию в объеме 1,8 млн. тонн (в этом случае экспортная пошлина на нефтепродукты не платится).

В итоге можно предположить, что в этом году Беларусь получит гораздо меньше экспортных пошлин, чем в 2014 году она перечислила в российский бюджет (согласно предварительным оценкам, по итогам прошлого года в бюджет РФ может быть перечислено около 3 млрд. USD экспортных пошлин от белорусских нефтепродуктов). Причина состоит не только в падении мировых цен на нефть, но и в снижении ставок экспортных пошлин на нефтепродукты вследствие налоговой реформы в РФ.

По оценкам белорусского Минфина, бюджет Беларуси ежегодно до 2025 года будет получать 1,5 млрд. USD нефтепошлин при цене на нефть не ниже 70 USD/баррель. Зависимость следующая: чем ниже цена нефти на мировом рынке, тем ниже ставка экспортной таможенной пошлины. При резком снижении цен на нефть будут снижаться и суммы вывозных пошлин, которые подлежат перечислению в бюджет Беларуси. Хотя для белорусских НПЗ размер этих пошлин не столь принципиален. Правительство Беларуси заранее объявило, что весь объем перечисленных в бюджет экспортных пошлин в 2015 году полностью уйдет на погашение внешнего долга.

В то же время очевидно, что последовавшее вслед за налоговым маневром в России подорожание импортируемой из РФ нефти с этого года примерно на 100 USD/тонна стало бы шоком для отечественных нефтепереработчиков – без господдержки. А допустить этого нельзя: в Беларуси чистый доход от нефтяного бизнеса эксперты оценивают в 12% ВВП и более 1/3 добавленной стоимости, создаваемой отечественной промышленностью.

В своем намерении помочь нефтяникам правительство сначала хотело обойтись «малой кровью». Для поддержки НПЗ оно предложило «несколько» снизить в Беларуси акцизы на нефтепродукты и одновременно повысить цены на топливо на внутреннем рынке на 10%. Что, по оценкам, обеспечило бы доходность НПЗ на уровне, достаточном для реализации инвестиционной программы с учетом привлечения ими кредитных ресурсов. Но этот«хитрый» план правительства – переложить часть проблем налогового маневра на население за счет повышения цен на бензин – жестко раскритиковал А. Лукашенко, напомнив правительству, что цены на автомобильное топливо в Беларуси и так привязаны к курсу доллара.

В результате правительству пришлось пойти на радикальное снижение ставок акцизов на нефтепродукты; отметим, что до налогового маневра оно, напротив, намеревалось в течение 2015 года в два этапа повысить акцизы на бензин и дизтопливо примерно на 10%.

Достаточно ли этих мер, чтобы поддержать белорусские НПЗ и не допустить сбоя в их работе, пока до конца неясно. Можно предположить, что в первом квартале нефтеперерабатывающим заводам будет чуть полегче, поскольку в конце года они традиционно постарались по-максимуму закупить сырье еще на старых условиях, чтобы иметь весомый переходящий остаток.

Не торопится пока правительство Беларуси и с повышением цен на автомобильное топливо, хотя теперь оно может пересматривать их в конце каждого квартала исходя из привязки цены бензина к курсу доллару (если на топливном рынке не произойдет существенных изменений, что потребуют принятия более оперативных решений). Весьма трудно обосновать рост цен на автомобильное топливо фоне падения мировых цен на нефть. Кроме того, ранее одним из мотивов повышения цен на нефтепродукты на внутреннем рынке белорусская сторона называла намерение «подтянуть» их к российскому уровню. Теперь же цены на топливо в России с учетом девальвации российского рубля заметно снизились на фоне белорусских ценников – так что и этот аргумент не работает. Однако это не означает, что ценники заморозят надолго. Если НПЗ начнут испытывать серьезные трудности, правительство вынуждено будет прибегнуть и к этому рычагу.

При этом, отметим, стремительное падение валютной выручки в стране (в ноябре она упала на 20% по сравнению с октябрем) вынудило правительство искать новые источники пополнения валюты. В том числе и «нефтяные». С начала этого года в Беларуси указом президента № 655 от 31 декабря 2014 года введен сбор за экспорт сырой нефти. Сбор устанавливается за одну тонну нефти и рассчитывается по формуле с учетом средней цены экспорта этого сырья. Экспортирует белорусскую нефть ПО «Белорснефть» (в последние годы – 1,645 млн. тонн), которому сейчас придется каждый месяц платить сбор в еро или долларах в госбюджет.

В ближайшее время белорусские чиновники приступят к переговорам с РФ по поводу выпадающих из налогового маневра для белорусского бюджета доходах в 2016-2017 годах. В Беларуси не исключают, что на фоне неблагоприятной мировой конъюнктуры на нефть руководство РФ пересмотрит сценарий проведения налогового маневра.

Лоббисты его отмены в России уже появились. Дело в том, что эффект от маневра в РФ рассчитывался в июле 2014 года, когда нефть стоила в среднем 108 USD/баррель, сейчас же она резко упала. И если раньше предполагалось, что нефтедобывающие компании могут получить дополнительно 80 центов с барреля нефти, то при цене в 65 USD/баррель компании будут терять, по оценкам российских экспертов, по 20 центов с каждого барреля. Резко снизится и маржа нефтеперерабатываюших заводов: при цене барреля в 70 USD средняя маржа упадет до 2,3 USD, что нефтепереработчики называют потрясением.

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.