От «усовершенствования ВАК» к созданию современной модели аттестации научных кадров

Наша предыдущая статья была посвящена аргументации тезиса, согласно которому требование главы государства усовершенствовать ВАК – всего лишь косметическая мера консервации сохранившейся в Беларуси сталинской модели науки, совершенно не адекватной современным вызовам. Монополия ВАК на аккредитацию на протяжении всех «суверенных лет» способствовала сокращению научных кадров Беларуси на фоне падения качества диссертаций и ухудшения имиджа ученых в обществе. Устаревшая модель аккредитации внесла свою весомую лепту в процесс деградации науки, в результате которого сегодня речь идет уже не о допуске лучших к «самой тяжелой профессии», но о выживании ученых как особой социальной группы, имеющей очень высокие риски и демотиваторы на фоне очень низких выгод и позитивных мотиваций (как материальных, так и нематериальных).

Усиливать централизацию принятия решений, повышать требования и ужесточать условия допуска в профессию ученых можно лишь в том случае, если на нее есть спрос и есть из кого выбирать. Однако сегодня в научных сообществах Беларуси проблема как раз со спросом и отсутствием возможности выбрать (количество мест в аспирантуры из года в год превышает численность претендентов). Это означает, что сохранение старой модели аккредитации в неизменном виде при ужесточении требований на вход в «самую тяжелую профессию» не просто неадекватно, но вредно и губительно для развития белорусской науки. Именно поэтому сегодня речь должна идти совсем о другом – о формировании современной модели аккредитации научных кадров, в которой ВАК мог бы играть свою важную роль. Здесь мы представим некоторые соображения о том, как могла бы выглядеть альтернативная модель аккредитации. В своих рассуждениях мы опираемся на опыт как западноевропейских стран, так и наших ближайших соседей – России и Украины.

Для начала – пару слов о возможности (или необходимости) упразднения ВАК, который можно услышать от многих экспертов. Трудно не согласиться с тем, что в идеале ВАК стоило бы упразднить, поскольку все ее функции в подавляющем большинстве развитых стран мира выполняют диссертационные советы вузов. Однако, поскольку белорусское образование и наука далеки от идеала, на мой взгляд, простое упразднение ВАК, во-первых, само по себе не улучшит систему аккредитации, а, во-вторых, в условиях отсутствия конкурентной среды, ясных правил конкурентной борьбы между вузами и регулятивной ценности репутации, будет иметь преимущественно негативные следствия.

Самые очевидные из них – это рост коррупции на местах (в вузах), усугубление провинциализации вузов («сами дипломы выдаем – сами себе кадры куем»), что, в конечном итоге, приведет к девальвации ученых степеней и званий, присваиваемых вузовскими диссертационными советами. Однако, с другой стороны, чрезмерная централизация процедуры аттестации не только предотвращает опасность девальвации научный степеней и званий, но и лишает вузовские диссертационные советы возможности проявлять самостоятельность и инициативу в другом направлении – в аспекте повышения качества защит, интернационализации, формирования строгих профильных требований и др. позитивных инноваций. Между тем, без проявления и поддержки такого рода инициатив все попытки навязать требования «сверху» будут рано или поздно выхолащиваться и формализовываться, укатывая в асфальт ростки самоуправления локальных академических и научных сообществ, без которых невозможно сформировать ни принципов академической корпоративной этики, ни требований научного профессионализма. Именно из таких локальных инициатив появляются новые научные школы и новые направления в науке. Научный авторитет, подкрепленный мощной институциональной и бюрократической «поддержкой из центра», в определенный момент начинает играть не позитивную, но негативную роль: он подавляет и подминает под себя все альтернативы, лишая науку новых путей ее развития (как идейных, так и институциональных) и превращая провинцию в пустыню (что сейчас и происходит в подавляющем большинстве не-флагманских вузов).

Наконец, экспертная комиссия ВАК не может состоять из экспертов по всем возможным научным направлениям, а значит осуществлять действительно компетентную экспертизу. Это в состоянии сделать эксперты и ученые, работающие в тех или иных вузах, специализирующиеся на профильной проблематике и, как правило, включенные в диссертационные советы этих вузов. Оживление научной и академической жизни в не-флагманских вузах и научно-исследовательских институтах создает благоприятную для полноценной научной жизни плюралистичную конкурентную среду, без которой «флагманские» учреждения утрачивают мотивацию к дальнейшему развитию и деградируют.

Принимая во внимание бесперспективность двух крайностей – простой ликвидации ВАК и простой ее консервации в прежнем виде – в нашей сегодняшней белорусской ситуации представляется оптимальным «срединный путь»: с одной стороны, необходимо лишить ВАК права конечной экспертизы, передав его диссертационным советам вузов, но, с другой, сохранить ВАК в качестве законодательницы критериев, правил и требований, предъявляемых к самой процедуре аттестации, а также дать ей полномочия выступать в качестве «третейского судьи», следящего за соблюдением этой процедуры в диссертационных советах вузов (например, через процедуру их аккредитации, как это происходит в РФ). Иными словами ВАК мог бы стать законодателем требований профессионализма, непредвзятости и прозрачности процедуры аттестации научных кадрови, одновременно, «смотрящим» за соблюдением процедурыприсвоения ученых степеней и званий в диссертационных советах вузов. Поясним, что значат эти требования профессионализма, непредвзятости и прозрачности подробнее.

Требование профессионализма подразумевает, что члены специализированных советов вузов должны избираться на основании международных критериев и принципов, отражающих уровень признания научных заслуг того или иного ученого. Уровень признания научных заслуг сегодня вполне можно измерить (и, соответственно, задать), например, индексом Хирша (а в случае его отсутствия хотя бы индексом цитиования в РИНЦ). Нисколько не идеализируя международные количественные измерители научных достоинств и заслуг (особенно в случае гуманитарных наук), приходится признать, что они лучше, чем имеющиеся в настоящий момент в РБ совершенно непрозрачные, формально-административные (а в случае социо-гуманитарных и политических наук и вовсе идеологические) критерии подбора членов специализированных советов ВАК. Например, можно было бы установить минимальный уровень измеряемой согласно международным требованиям научной результативности для членов диссертационных советов вузов и экспертов ВАК. Такая мера задавала бы планку для белорусских ученых и способствовала повышению их престижа, равно как и престижа научных институтов в мире.

Требование непредвзятости может быть удовлетворено благодаря установлению правила защиты диссертаций в советах вузов, не являющихся almamaterдля диссертанта. Такой подход давно уже применяется в немецких вузах и является исторически апробированным, эффективным инструментом снижения коррупции в академических сообществах. Дополнительной – и крайне важной для повышения статуса, престижа и репутации диссертационного совета – мерой является привлечение зарубежных специалистов, не коррумпированных долговременной интеграцией в академическую среду того или иного вуза. ВАК мог бы в этой связи установить минимальную квоту на удельный вес такого рода зарубежных специалистов в диссертационных советах (например, на уровне 25%). Наконец, повышению непредвзятости и снижению коррумпированности способствует регулярная ротация членов диссертационных советов (например, согласно проекту концепции модернизации системы аттестации научных кадров высшей квалификации в РФ, планируется, что состав Комиссии ВАК будет обновляться каждый год не менее чем на 25%, а спустя 4 года – на 100%).

Требование прозрачности касается, прежде всего, процедур формирования советов по защите диссертаций на уровне вузов, а также экспертов Высшей аттестационной комиссии. Публичность при принятии решений может быть удовлетворена благодаря введению процедуры публикации диссертаций заблаговременно (как правило, за 1 год до защиты диссертации), а также обязательности процедуры рецензирования диссертации ведущими экспертами в соответствующей научной области. Так, например, все в той же РФ введено правило опубличивания диссертации в электронном виде, поскольку публикация в должном количестве бумажных экземпляров затратна (по финансам и усилиям) и малоэффективна (доступ к электронным данным значительно проще и шире по возможной читательской аудитории). Что же касается рецензирования, то эта классическая и широко практикуемая во всех странах мира процедура в Беларуси имеет сугубо формальный характер: как правило, рецензенты подбираются по критерию «академической лояльности» («точно не завалит диссертанта»), а не профессионализма (ведь не ангажированный и нелояльный профессионал может еще, чего доброго, написать разгромную рецензию и «завалить» диссертанта). Опубличивание результатов научных исследований является также эффективным средством борьбы с плагиатом. Именно благодаря внедрению такой практики стало возможно выявление плагиата в диссертациях ряда недобросовестных ученых и чиновников РФ.

В завершение одно крайне важное соображение процедурного характера: все новые модели и системы аккредитации будут навязанными, формальными и безжизненными, если не будут проходить процедуру согласования и обсуждения с представителями экспертных и научных сообществ. Процедура обсуждения могла бы проходить в режиме онлайн на одной из имеющихся интернет-площадок ВАК или Министерства образования. Максимально широкий доступ к обсуждению позволил бы сформировать банк концепций и идей по модернизации системы аттестации научных кадров Беларуси.

Комментарии

Товарішчь Лаврухін!

у лістападзе 1989 года ствараўся Беларускі сялянскі саюз.

старшынёй жадалі абраць В. Гусакова.

але ён адмовіўся і сказаў што будзе займацца навукай?!

абралі К. Ярмоленка а Гусакоў на маіх вачах вырас з к.э.н. да доктара і старшыні Прэзідыума НАН Беларусі!!!

Калі ласка глянь ягоную ДОКТАРСКУЮ дысертацыю.

1998 г. “Белорусская газета” № 17 Ничто не вечно под луной

Доктор экономических наук Борис Шапиро:

“. Министерство труда и соцобеспечения Израиля приводит неутешительные данные об экономическом положении в кибуцах.

Так в 134 кибуцах доход на душу населения равен нулю. В 171 кибуцах из 314, их члены живут ниже черты бедности.

Молодежь стремиться покинуть кибуцы. К, примеру: кибуц “Мифлаим” уже покинули 150 выпускников средней школы. За три года сюда приехали только три новые семьи.

Из-за неплатежа прекращена подача электроэнергии, воды, отключаются телефоны.

..Некоторые мошавы оказались не в состоянии вернуть долги банкам и стали банкротами. Тогда сами люди пришли к выводу: если не получается больше работать сообща, каждый отныне будет заниматься своим делом самостоятельно. Теперь в мошавах остается 15–20 семей вместо 70–80. Остальные живут тут же, но занимаются каждый своим делом. Убыточные мошавы стали терять право на использование земли и воды”.

Ничто не вечно под луной — такой вывод делает учёный экономист Шапиро-старшего посетив крупные товарные сельскохозяйственные предприятия(кибуцы и мошавы) Израиля, а учёный экономист Шапиро-младший в это время осуществляет программу по сохранению таких сельхозпредприятий в Беларуси.

======

29.10.1999 г. “Белорусская нива»

Владимир ГУСАКОВ, Семен ШАПИРО: “Надо отдать должное руководству за то, что республике удалось сохранить крупные товарные сельскохозяйственные предприятия и избежать физической ликвидации колхозов и совхозов.

Преимущества крупного производства общеизвестны: более низкие удельные затраты, доминирование на рынке, завершенный цикл производства, прогрессивные технологии, интенсификация труда, крупномасштабные инвестиции, быстрое воспроизводство ресурсного потенциала и ТАК ДАЛЕЕ».

Вось ЯНО і так далее

30 октября/2013/ «Белорусская нива»

Анатолий ЦЫБУЛЬКО: “Голый вал дает обвал

Рентабельность продаж в АПК в этом году почти ВДВОЕ НИЖЕ прошлогодней, зато долги ВДВОЕ ВЫШЕ.

--Что делать?”

Пятро Касьнерык

03.04.2014 «Сельская газета» 13 неотложных мер

Доктор экономических наук, профессор, Председатель Президиума НАН Белауси Владимир ГУСАКОВ: «оплата труда работников сельского хозяйства одна из САМЫХ НИЗКИХ среди всех отраслей экономики страны. Она абсолютно перестала выполнять стимулирующую функцию эффективного и производительного труда. В этой связи резко снизился интерес кадров, усилилась текучесть, большой проблемой стало закрепление молодых руководителей и специалистов».

Сколько можно читать, мягко говоря, подобные Байки!

Если взять структуру затрат на производство продукции, работ, услуг по отраслям экономики то в сельском хозяйстве получается зарплата ВЫШЕ СРЕДНЕЙ по республике.

Затраты на оплату труда среднем по всем отраслях экономики (в процентах к итогу)

2000---12,8

2010---14,8

Сельское хозяйство

2000---13,6

2010---15,0 (Статистический ежегодник Республики Беларусь, 2011,с. 532).

А товарішчь Гарбачоў кажа што калектывізацыя(калектыўныя сельгспрадпрыемствы-калгасы, саўгасы) ніякага дачыненьня да эканомікі не маюць: «Калі ж на самай справе з пазіцый праўды і навукі ўлічваць абставіны таго часу і спецыфіку развіцця іменна нашага, савецкага грамадства калі нарэшчэ, правільна акцэнтаваць сапраўдныя вынікі калектывізацыі, то нельга не прыйсці да адназначнага вываду. КАЛЕКТЫВІЗАЦЫЯ была НАЙВЯЛІКШЫМ гістарычным дзеяннем, самым буйным пасля 1917 года САЦЫЯЛЬНЫМ ПАВАРОТАМ. Так, яна праходзіла хваравіта, не без сур'ёзных перагібаў і памылак у метадах і тэмпах. Але без яе далейшы прагрэс нашай краіны быў бы немагчымы». ( «Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира», с. 35).

Тоеж смае і Ленін сцьвярджае:«ПАЎТАРАЮ, справа пераробкі дробнага земляроба, пераробкі ўсёй яго псіхалогіі і навыкаў ёсць справа, якая патрабуе пакаленняў. Вырашыць гэтае пытанне ў адносінах да дробнага земляроба, АЗДАРАВІЦЬ, так сказаць, усю яго псіхологію можа толькі... Вось што ў корані і з велізарнай хуткасцю перарабіла б дробнага земляроба” ( X з’езд РКП(б), 15 сакавіка 1921 года).

Пятро Касьнерык
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.