Погоня за двумя зайцами Или альтернативная девальвация

Две противоречивые задачи – удержать курс белорусского рубля и снизить спрос на иностранную валюту – попыталось решить власть путем введения тридцатипроцентного сбора на покупку валюты. Однако, как гласит народная мудрость, погнавшийся за двумя зайцами не достигает результата. Умный учится на чужих ошибках, дурак – на своих, а белорусское руководство, похоже, не желает учиться вовсе. Во всяком случае, сегодняшняя ситуация на валютном рынке напрямую отсылает к событиям 2011 года.

Многое напоминает сложившуюся в то время ситуацию: и отсутствие валюты в «обменниках», и очереди страждущих приобрести заветную «зелень», и два курса инвалюты – (а) Нацбанка и (b) на треть выше, и стремление властей «перевести стрелки» на население, и даже специфическая манера Петра Петровича Прокоповича, обещающего не проводить девальвацию…

И все же одно различие, пожалуй, есть. В 2011 году Александр Лукашенко только что одержал очередную «элегантную» победу, в то время как сегодня он выступает в качестве наиболее вероятного претендента на предстоящих президентских выборах.

Отметим, что в отличии от 2011 года, нынешняя состояние белорусской экономики намного хуже. Из-за ситуации на российском рынке белорусская продукция утратила ценовую конкурентоспособность и не находит сбыта. Поэтому промышленное лобби активно требует девальвации или компенсации потерь. Возможностей поддерживать Беларусь кредитами и дотациями у России все меньше, а падение цен на нефть сделали белорусский «нефтяной оффшор» намного менее выгодным.

А вот проводить девальвацию накануне выборов явно не хочет именно Лукашенко, поскольку курс рубля для него – категория не экономическая, а прежде всего политическая. Поэтому он без зазрения совести пускается на всякие хитрости с целью создания видимости благополучного бытия-жития белорусских обывателей.

Именно поэтому власть не девальвировала белорусский рубль прямо, а придумала «альтернативу» – сбор на покупку валюты. Тем самым президент предположительно смог сохранить лицо и на голубом глазу заявлять, что мы не опустили белорусский рубль и благосостояние народа в долларах растет. И ведь, действительно, на первый взгляд, отличная идея – поднять цену иностранной валюты, чтобы сократить спрос на нее.

Только вот сия блестящая идея на практике приведет к множественности курсов и возникновению черного валютного рынка не только среди обычных граждан, но и среди субъектов хозяйствования. Разрыв в тридцать процентов между курсами покупки и продажи, несомненно, остудит желание продавцов избавляться от валюты по официальным каналам, поэтому купить валюту легально будет чрезвычайно трудно.

Обычные граждане в такой ситуации обращаются к валютчикам. Последних, как водится, привлекают к административной ответственности за «незаконные валютные операции», изымают валюту, пополняют бюджет. Субъекты хозяйствования – поскольку на бирже возникнет дефицит валюты и они вряд ли смогут свободно ее приобрести – будут вынуждены обращаться к разным компаниям-однодневкам, пресловутым «финкам» и «помойкам». Вслед за этим – новые указания по поводу борьбы с лжепредпринимательскими структурами.

Кроме того, множественность курсов создаст проблемы импортерам и экспортерам. Экспортеры будут вынуждены продавать по заниженному курсу 50% валютной выручки, при этом приобретать валюту им придется с уплатой 30-процентного сбора.  

В конечном итоге, в Беларуси фактически вводится налог на экспорт. А поскольку большинство экспортеров у нас являются также и импортерами (сырья, материалов), мы будем наблюдать процесс вымывания оборотных средств субъектов хозяйствования.

Возможно, у экспортеров может возникнуть «соблазн поднять валютные цены на свою продукцию, чтобы компенсировать потери», однако это приведет к снижению конкурентоспособности белорусской продукции на внешних рынках. Мы просто потеряем эти рынки, мы не конкурентоспособны по цене и уже теряем рынки, прежде всего российские.

Также, введение 30-процентного сбора нанесет серьезный удар и по чистым импортерам, хотя и не столь сильный, как по экспортерам. Им придется закладывать сбор в цену реализуемых ими товаров. Мы увидим рост цен на импортные товары, что повлечет за собой новый виток инфляции.

Так что в очередной раз белорусская власть решила поправить свои дела за счет собственного народа. Сколько времени удастся держать валютный рынок в ежовых рукавицах сказать трудно – это зависит от множества факторов. В конце концов девальвация произойдет, только проводить ее придется в намного более сложных условиях, нежели сегодня.