Комментарий к реформе судебной системы Беларуси 2014г.Часть 3. Транспарентность реформы и единого Верховного суда

Продолжение.

Начало см.Комментарий к реформе судебной системы Беларуси 2014г. Часть 2. Изменения в судебной системе

Часть 1. Правовое основание реформы

Гражданское общество должно знать, как действует государство, правительство <…>, как они расходуют денежные средства, как распоряжаются своим полномочиями по управлению страной и гражданами, т.к. недостаточная информационная открытость органов государственной власти позволит им реализовать решения, которые не всегда будут совпадать с интересами граждан,  равно как позволит избежать публичной критики за принятые решения. [1] Именно поэтому так важно проанализировать насколько была обеспечена открытость (транспарентность), как реформы судебной системы, так и созданного в результате нее единого Верховного суда, возглавляющего систему судов общей юрисдикции и осуществляемого в отношении них ведомственный контроль и организационно-материальное, кадровое и техническое обеспечение, а также, финансирование.

1. Транспарентность реформы. Как я ранее указывал, впервые общественность Беларуси узнала про намечающуюся реформу судебной системы от частного лица со страниц делового еженедельника. И лишь после этого стали появляться крохи информации со страниц официальных вебсайтов государственных органов. Сами же тексты законодательных актов общественность увидела лишь после их официального опубликования 30 ноября 2013 г., в том числе, потому что проекты декретов и указов, в отличие законопроектов, как правило, не опубликовываются и не обсуждаются коллегиальным органом.  Что касается профессионального обсуждения реформы, то в своем интервью [2] Председатель Верховного суда Сукало В.О. упоминает обсуждение реформы лишь в «структурах судейского корпуса».

Подобный подход к реформированию судоустройства разительно отличается от российского, который включал в себя не только соответствующее заявление президента РФ на экономическом форуме (21 июня 2013 г.), но и опубликование проектов законов, получение отзывов от Верховного суда и ВАС РФ, коллективов юридических фирм, обсуждение законопроектов в Парламенте. Более того, группа депутатов Госдумы даже подала в Конституционный суд РФ запрос, оспаривающий конституционность Закона РФ от 5 февраля 2014 г. № 2-ФКЗ «О Верховном суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации», который, Суд, тем не менее, отказался рассматривать ввиду признания запроса недопустимым (Определение от 17 июля 2014 г. № 1567-О).

Соответственно, можно полагать, что подобное проведение реформы судебной системы (нормативным правовым актом, не предполагающим обязательное обнародования его проекта и обсуждения; без информирования общественности; без парламентских обсуждений; без учета мнения юридического сообщества за пределами судейского корпуса и граждан (основных пользователей судов)), едва ли соответствует закрепленному в Конституции (ст. 34, 37, 40) и Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г. (ст. 19, 25) праву на получение информации о деятельности государственного органа, праву на подачу петиции и праву на участие в ведении государственных дел, как непосредственно, так и через представителя. По сути, гражданам и профессиональному сообществу была отведена роль пассивных наблюдателей, мнение которых реформаторам было неинтересно. 

2. Не менее тревожным аспектом процедуры реформирования судоустройства является упоминание в Указе № 529 трех указов Президента Республики Беларусь (в которые вносятся изменения и дополнения в связи с реформой судоустройства), названия которых, а также дата принятия и номер, не указываются, «прикрывая» это ограничительным грифом «для служебного пользования» (см. подпункты 7.28., 7.36. и 7.56. пункта 7 Указа № 529). Кроме того п. 7 Указа № 529  предусматривает два указа, в которые вносятся изменения и дополнения также закрытые ограничительным грифом «для служебного пользования» (см. подпункты 7.2., 7.54.): Указ от 04.12.1997 № 625 «Об упорядочении оплаты труда судей, материально-техническом и кадровом обеспечении судов Республики Беларусь» и Указот12 апреля2013 г. № 168 «О некоторых мерах по оптимизации системы государственных органов и иных государственных организаций, а также численности их работников». Следует отметить, что в двух последних случаях название и реквизиты изменяемых и дополняемых указов известны, и они первоначально имели нормы «для служебного пользования», в которые были внесены изменения и дополнения.

Комментируя два указанных вида ограничения распространения информации касательно судебной реформы (полное исключение названия нормативного правового акта (НПА) или его отдельных норм), следует отметить, что, если первый вариант может иметь в данном случае право на существование, например, когда название НПА может чрезмерно раскрыть предмет правового регулирования НПА, касающегося обеспечении безопасности судей, участников процесса или судов, то реализация второго варианта, в нашем случае, вызывает недоумение. Действительно, сведения о должностных окладах судей и, в принципе, о структуре заработной платы судей и председателей судов, не могут относиться к информации, ограниченной к распространению и предоставлению, т.к. раскрытие данных сведений необходимо для обеспечения эффективности процедуры замещения вакантных судейских должностей; контроля общества за взаимоотношением ветвей власти  в части обеспечения судей законодательной и исполнительной властью достойным и справедливым вознаграждением;  противодействия коррупции. [3] Что касается сведений о численности работников системы государственных органов и иных государственных организаций, то, не зная точного контекста, трудно судить о допустимости или нет, сокрытия данных сведений (возможно, скрыто количество работников, занятых охраной зданий судов).     

3. Транспарентность реформированных судов. Ранее я уже указывал, что Декрет № 6 предусмотрел передачу Верховному суду ряда полномочий Министерства юстиции по ведомственному контролю, организационному, кадровому и материально-техническому обеспечению судов, что повлекло за собой внесение соответствующих изменений и дополнений в Положение о Министерстве юстиции и, как следствие, отмену ряда постановлений Министерства юстиции в части, регулирующей функционирование судов.

Так, на основании Постановления Министерства юстиции Республики Беларусь от 13 июня 2014 г. № 137 утратили силу:

1) Постановление Министерства юстиции Республики Беларусь от 30 июня 2005 г. № 32 «Об утверждении Положения о председателе  районного (городского), межгарнизонного военного суда Республики Беларусь и  Положения о председателе областного, Минского городского, Белорусского военного  суда Республики Беларусь»;

2) Постановление Министерства юстиции Республики Беларусь от 7 апреля 2006 г. № 21«О порядке предоставления информации о деятельности общих судов Республики Беларусь для освещения в  средствах  массовой  информации»;

3) Постановление Министерства юстиции Республики Беларусь от 11 декабря 2006 г. № 78«Об утверждении Положения о заместителе председателя районного (городского) суда по уголовным и административным делам и Положения о заместителе председателя районного (городского) суда по гражданским делам»;

4) Постановление Министерства юстиции Республики Беларусь от18 апреля2007 г. № 29«Об утверждении Положения о помощнике председателя районного (городского) суда Республики Беларусь»;

5) Постановление Министерства юстиции Республики Беларусь от 16 ноября 2007 г. № 79 «Об утверждении Положения о помощнике председателя областного, Минского городского, Белорусского военного судов Республики Беларусь»;

6) Постановление Министерства юстиции Республики Беларусь от 27 ноября 2007 г. № 83 «Об обеспечении независимости судей хозяйственных  судов»;

7) Постановление Министерства юстиции Республики Беларусь от18 декабря2008 г. № 77«О порядке исчисления стажа по специальности, необходимого для кандидата на должность судьи общего или хозяйственного суда»;

8) Постановление Министерства юстиции Республики Беларусь от9 апреля2009 г. № 33 «Об обязательной информации, размещаемой в судах».

На основании Постановления Министерства юстиции Республики Беларусь от 28 октября 2014 г. № 214 утратили силу:

1) Постановление Министерства юстиции Республики Беларусь от27 января2010 г. №3 «Об утверждении Правил профессиональной этики сотрудников общих судов»

2) Постановление Министерства юстиции Республики Беларусь от23 октября2012 г. №248 «Об организации работы»;

3) Постановление Министерства юстиции Республики Беларусь от23 апреля2013 г. № 65  «Об  утверждении  Инструкции по делопроизводству в районных (городских), межгарнизонных военных судах Республики  Беларусь»;

4) Постановление Министерства юстиции Республики Беларусь от23 апреля2013 г. №66  «Об  утверждении  Инструкции  по  делопроизводству  в  областных,  Минском городском, Белорусском военном судах Республики Беларусь».

На основанииПостановления Министерства юстиции Республики Беларусь от 16 июня 2014 г. № 138 утратило силу, в частности, Постановление Министерства юстиции Республики Беларусь от11 мая2007 г. № 32 «О специальной  подготовке на должность  судьи  общего  суда  Республики  Беларусь».

Также, на основании Постановления Министерства юстиции Республики Беларусь, Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 26 июня 2014 г. № 143/12 утратило в силу, в частности, Постановление Министерства юстиции Республики Беларусь, Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 10 августа 2007 г. № 51/11 «О специальной подготовке на должность судьи хозяйственного суда Республики Беларусь».

Таким образом, в течение 2014 г. утратил силуряд постановлений Минюста,регулирующих важнейшие аспекты функционирования судов, применительно к замещению вакантных судейских должностей, организации работы суда, ведения делопроизводства, взаимодействия с гражданами и организациями, предоставления информации о своей деятельности. Следует подчеркнуть, что все перечисленные НПА Минюста прямо или косвенно влияли на реализацию гражданами и организациями своих прав и свобод, помогали им их защищать.

4. Соответственно, возникает резонный вопрос о нынешнем правовом регулировании общественных отношений, ранее регламентированных утратившими силу постановлениями Минюста. Очевидно, что предмет регулирования вышеуказанных нормативных правовых актов Минюста был важным, т.к. они были приняты, доведены до всеобщего сведения и действовали достаточно продолжительное время, подвергаясь, время от времени, корректировке. Логично, что после признания их утратившими силу, ввиду передачи соответствующих полномочий Минюста Верховному суда, последний должен был заменить их своими нормативными правовыми актами, доведя их до всеобщего сведения. Тем не менее, этого не произошло. Исключительно благодаря направлению обращения в Верховный суд стало известно, что новое Положение о председателе районного (городского), областного (Минского городского) судов и Положение о председателе экономического суда области (г. Минска) утверждены приказами Председателя Верховного Суда Республики Беларусь от 17.09.2014 г. № 75 и от 24.09.2014 г. № 80, соответственно. Можно предположить, что информация об иных приказах Председателя Верховного суда, направленных на замену отмененных постановлений Минюста, также можно получить, реализуя право на обращение.

Касательно данной ситуации предлагаю обратить внимание на два аспекта.

4.1. Проактивная и реактивная открытость. Отмененные постановления Минюста были своевременно доведены до всеобщего сведения, в том числе, ввиду включения их в Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. О вышеуказанных двух приказах Председателя Верховного суда №№ 75 и 80, равно как, о возможных иных приказах Председателя ВС не сообщается, ни на страницах официального журнала Верховного суда «Судовывеснiк», ни на официальном вебсайте Верховного суда.[4] Складывается впечатление, что после передачи ряда полномочий Минюста по регулированию функционирования судов Верховному суду, общественные отношения, ранее регулируемые Минюстом, стали или секретными или больше ненужными. Казалось бы, после получения запроса о статусе Положения о председателе районного (городского), областного судов, Верховному суду логично и разумно было бы обнародовать сведения и об иных приказах, принятых взамен отмененных постановлений Минюста, а также прояснить судьбу общественных отношений, ранее регулируемых Минюстом, но в дальнейшем не урегулированных приказом Председателя Верховного суда. По неизвестным причинам этого не произошло.

4.2. Правовой статус приказов Председателя Верховного Суда. Согласно ст. 47 Кодекса о судоустройстве Председатель Верховного суда издает приказы по вопросам, относящимся к его компетенции, не связанным с судопроизводством. Очевидно, что именно на основании данной нормы Председатель единого Верховного суда будет заменять своими приказами отмененные постановления Минюста. Возникает вопрос о правовом статусе данных приказов. Закон о НПА предусматривает в качестве нормативного правового акта «Акт Верховного Суда Республики Беларусь», под которым понимает исключительно постановление Пленума Верховного Суда (ст. 2), что, очевидно, не подходит для приказа Председателя Верховного суда. Также ст. 2 Закона предусматривает приказ республиканского органа государственного управления – нормативный правовой акт функционально-отраслевого характера, издаваемый руководителем республиканского органа государственного управления в пределах компетенции возглавляемого им органа в соответствующей сфере государственного управления. Но, сомнительно, что Верховный суд, воплощающий собой судебную ветвь власти, относится к республиканским органам государственного управления. Председатель Верховного суда В.О. Сукало в своей статье «Пути совершенствования судебной системы Республики Беларусь» отметил, что на начальном этапе необходима <…> разработка ведомственных нормативных актов-положений, инструкций должностных обязанностей для руководителей судов всех уровней в связи с их новыми полномочиями и функциями. [5] Возможно, приказы Председателя Верховного суда и есть указанные в статье «ведомственные нормативные акты-положения»? Соответственно, в случае признания приказов Председателя Верховного суда нормативными, но неправовыми актами, это серьёзно подрывает юридическую силу норм, которыми будут урегулированы общественные отношения, ранее регламентированные отмененными постановлениями Минюста.

Впрочем, можно предположить, что отдельные отмененные постановления Минюста были заменены постановлением Пленума Верховного суда. Компетенция Пленума Верховного суда определена как в ст. 51, 58 Кодекса о судоустройстве, так и согласно ст. 51 Кодекса иными законодательными актами. На мой взгляд, из полномочий Пленума, реализуя которые он принимает постановления, для замещения отмененных вышеуказанных постановлений Минюста может подойти лишь, предусмотренная ст. 51 Кодекса, отсылка к иным законодательным актам, среди которых, в первую очередь, можно назвать Декрет № 6, передавший Верховному суду полномочия Министерства юстиции по регулированию функционирования судов. К примеру, Постановление Пленума от 27 марта 2014 г. № 10, которым были признаны утратившими силу ряд постановлений Пленумов Верховного суда и ВХС, утверждавших Положения о Научно-консультативных советах этих судов, было основано, в том числе, на п. 1 Декрета № 6. На положения Декрета № 6, передающие полномочия ВХС Верховому суду (ч.1 подпункта 2.5 п. 2) основывалось и совместное постановление Пленума Верховного суда и Министерства юстиции от 26 июня 2014 г. № 143/12, которым был признан утратившим силу ряд совместных постановлений Минюста и ВХС, касавшихся отдельных вопросов назначения на должность судьи хозяйственного суда. В частности, в соответствии с пунктами 1, 2 Декрета № 6 было принято постановление Пленума Верховного суда от 26 июня 2014 г. № 13, которым были признаны утратившими силу ряд постановлений Пленума ВХС по отдельным вопросам судоустройства.

Соответственно, исходя из вышеприведенных примеров можно утверждать о гипотетической возможности замены отмененных постановлений Минюста соответствующими постановлениями Пленума Верховного суда с ссылкой на ст. 51 Кодекса о судоустройстве и п. 7 Декрета № 6.

При этом доведение постановлений Пленума Верховного суда до всеобщего сведения имеет свои нюансы. Включение в Национальный реестр правовых актов постановлений Пленума Верховного суда, являющихся нормативными правовыми актами и не являющимися локальными, по общему правилу, зависит от вопросов, которые затронуты данным постановлением Пленума. Так, согласно абз. 12 ч. 1 п. 4 Указа Президента Республики Беларусь от 20.07.2014 г. № 369 «О Национальном реестре правовых актов Республики Беларусь» в НРПА подлежат включению постановления Пленума Верховного суда по вопросам применения законодательства Республики Беларусь, возникающим при рассмотрении судебных дел. Но, как уже было показано выше, в 2014 г. в НРПАбыли включены также и постановления Пленума Верховного суда, касающиеся иных аспектов судоустройства (отменяющие постановления Пленума Верховного суда и ВХС по некоторым вопросам назначения на должность судьи и тд.). Следует отметить, что Указ № 369 в редакции от 28.02.2006 г. (Указ № 124) действительно позволял включать в НРПА все Постановления Пленума Верховного суда и ВХС без конкретизации по их виду. Но, уже Указ от 22 мая 2006 г. № 333 уточнил п. 4 Положения о НРПА в части включения в НРПА именно постановлений Пленума Верховного суда по вопросам применения законодательства Республики Беларусь, возникающим при рассмотрении судебных дел. Тем не менее, в 2014 г. в НРПА был включен, в том числе, ряд постановлений Пленума Верховного суда, не касавшихся вопросов применения законодательства, возникающим при рассмотрении судебных дел (также, как этого не касались и отменяемые ими постановления Пленумов Верховного суда и ВХС). И не были включены в НРПА (как и в 2013 г.) ряд постановлений Пленума Верховного суда, также касавшихся иных аспектов судоустройства: Постановление Пленума Верховного суда от 27 июня 2013 г. № 7«О введении судей в составы судебных коллегий Верховного Суда Республики Беларусь», от 27.03.2014 № 6 «Об избрании секретаря Пленума Верховного Суда Республики Беларусь», от 31 января 2014 г. № 5 «Об избрании Высшей квалификационной коллегии судей Верховного Суда Республики Беларусь», от27 марта2014 г. №9 «Об  утверждении состава Научно-консультативного совета при Верховном Суде Республики Беларусь», которые, на данный момент, можно найти лишь на официальном вебсайте Верховного Суда Республики Беларусь.

Учитывая, что в НРПА включаются только нормативные правовые акты и, лишь, определенные в Указе категории локальных НПА, можно предположить, что иные постановления Пленума Верховного суда являются ненормативными правовыми актами или локальными НПА.

Таким образом, передача полномочий Минюста Верховному суду привела к ухудшению информированности общественности и профессиональных юристов о регламентации общественных отношений, ранее регулируемых обнародованными постановлениями Минюста в связи с неясностью правового статуса приказов Председателя Верховного Суда и не включения в НРПА определенной категории постановлений Пленума Верховного Суда Республики Беларусь.

5. Официальный вебсайт Верховного Суда, как зеркало становления электронного правосудия.Уже достаточно давно официальные вебсайты всех, без исключения, государственных органов являются главными инструментами обеспечения доступа к информации о деятельности государственных органов и проводниками электронного правительства. В Республики Беларусь наличие обновляемого официального вебсайта обязательно для всех государственных органов и организаций согласно п. 1 Указа Президента Республики Беларусь от 1 февраля 2010 г. № 60. И Верховный Суд не исключение. С момента объявления объединения высших судов одним из вопросов, волнующих умы юристов, стал о судьбе вебсайта Высшего Хозяйственного Суда, который по функциональности (отражающей, в том числе, функциональность хозяйственного процесса) оперативности и наполняемости, намного опережал вебсайт Верховного суда.

Те, кто проводил реформу судоустройства, вероятно, также это учли, поэтому единый Верховный Суд (как правопреемник) получил вебсайт ВХС, перелицевав его слегка под себя. В принципе, учитывая невысокие требования законодательства к контенту официальных вебсайтов государственных органов и законодательное ограничение доступа к информации, традиционно открытой в странах развитой демократии, вебсайт единого Верховного суда в течение 2014 г. стал практически полностью наполненным информацией. Если уровень информирования об экономических судах частично осталась прежний, то сведений именно о едином Верховном суде стало даже больше – появился (не сразу) список судей Верховного суда, в том числе с разбивкой по коллегиям и структура аппарата Суда. С другой стороны, в отличие от ВХС, на сайте Верховного суда отсутствует информация о биографиях с фотографиями судей, равно как и сведения обо всех судьях районных (городских) и областных судов Республики Беларусь. Отсутствует ряд постановлений Пленума Верховного суда, включенных в НРПА, хотя имеются постановления Пленума, наоборот не включенные в НРПА. Подобные замечания, возможно, были бы неуместны в первые несколько месяцев с момента реформы, но на данный момент уже прошел практически год со дня официального опубликования Декрета № 6 и Указа № 529 и порядка 10,5 месяцев с момента вступления их в силу.            

Также реформа судоустройства повлияла на разработку многофункционального web-портала судов и организаций, входящих в систему Министерства юстиции (Web-портал «Минюст»), обеспечивающего информационную поддержку граждан – мероприятия, являвшегося подпрограммой «Электронное правительство» «Национальной программы ускоренного развития услуг в сфере информационно-коммуникационных технологий на 2011-2015 годы» (п. 31 Приложения № 1 Постановления Совета Министров от 28 марта № 384). Предполагалось, что в результате реализации данного мероприятия будет создан вебсайт судов, который, среди прочего, будет предоставлять доступ всем заинтересованным к централизованному банку данных судебных решений.

Первоначально предполагалось, что срок выполнения составит 2011-2012 годы, потом – 2012-2013 годы (Постановление Совмина от 20.08.2012 № 767), потом – 2012-2014 годы (Постановление Совмина от 24 января 2014 г. № 63) и, наконец, постановлением Совета Министров от 30 июня 2014 г. № 630 слово «суды» из наименования мероприятия было убрано вовсе. С одной стороны, учитывая передачу Верховному суду полномочий Минюста по организационному и материально-техническому обеспечению судов и соответствующему изменению Положения о Минюсте, подобное изменение логично и оправдано нормами законодательства. Но, с другой стороны, абсолютно не ясно, кто же будет разрабатывать многофункциональный web-портал судов, и будут ли его разрабатывать? Следует отметить, что еще в марте Минюст сообщил  в ответе на обращение, что, несмотря на Декрет № 6, проект будет завершен министерством и потом оно запустит процедуру согласования его с Верховным судом, при этом данный проект не имеет отношения к официальному вебсайту Верховного суда. [6] Учитывая, что в процессе реализации данного мероприятия были затрачены средства государственного бюджета, разработана и согласована техническая и проектная документация, то, очевидно, что изменить исполнителя данного мероприятия возможно было бы, лишь внеся соответствующие изменения в само Приложение № 1 к вышеуказанной Национальной программе.

Таким образом, в результате объединения высших судов, вебсайт единого Верховного суда не в должной мере принял на вооружение потенциал и лучше достижения вебсайта ВХС, а разработка многофункционального web-портала судов или прекращена, или приостановлена на неопределенный срок.

Выводы

1. Транспарентность реформы судоустройства была очень низкой, т.к. общественность узнала про нее впервые от частного лица, а проекты нормативных правовых актов, регламентировавших реформу, не были обнародованы что, соответственно, не позволило проведение полноценных публичных дебатов. Выбор декрета и указа, как регламентирующего реформу нормативного правового акта, формально исключило парламентариев из процесса обсуждения изменения судебной системы, а значит, исключило и представляемый ими народ. Упоминание в Указе № 529 изменяемых и дополняемых указов, скрытых полностью или частично ограничительным грифом «для служебного пользования» без каких-либо, даже самых общих, объяснений, также не добавляет доверия реформе.   

2. Транспарентность созданного единого Верховного суда также нельзя оценить высоко. Ввиду передачи Верховному суду полномочий Министерства юстиции по регулированию функционирования судов, был отменен ряд соответствующих постановлений Министерства юстиции, в своё время включенных в НРПА и оттого доведенных до всеобщего сведения граждан и организаций. Учитывая неясность правового статуса приказов Председателя Верховного суда и гипотетическую возможность принятия постановлений Пленума Верховного суда в виде ненормативных правовых актов или локальных нормативных правовых актов, сохраняется возможность неоправданного засекречивания правового регулирования общественных отношений, как ранее регулируемых постановлениями Министерства юстиции, так и относящихся всегда к предмету ведения Председателя Верховного суда и Пленума Верховного суда.  

3. Оперативность наполнения вебсайта единого Верховного суда и объем предоставляемых им сведений, особенно, учитывая, что с момента официального опубликования и вступления в законную силу Декрета № 6 и Указа № 529 прошло уже почти около года, не в полной мере адекватны, как вебсайту суда, возглавляющего систему СОЮ, так и вебсайту ВХС в период его функционирования, как суда, возглавляющего систему хозяйственных судов. Передача Верховному суду вышеуказанных полномочий Министерства юстиции, также поставила под вопросом разработку многофункционального Web-портала судов.

--------

Примечания:

[1] Мани-Кер, Оливер Европейские стандарты доступа к информации/ Доклад на конференции «Улучшение правовых условий журналистской деятельности в Беларуси» (Вильнюс, 2-3 декабря 2011 г.) стр. 10. Цитируется по Доступ к информации: международные стандарты и белорусское законодательство: сборник авторских материалов: [Текст]/ сост.  А.Л. Бастунец. – СПб.: 2012. – 82 с.   

[2] Мохнач Г., Стабильное общество – совершенное правосудие// Беларуская думка, № 2 – 2014, стр. 6 

[3] см. ст. 13 Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции/ Принята резолюцией 58/4 Генеральной Ассамблеи от 31 октября 2003 года

[4] Автор допускает, что мог не найти данную информацию ввиду собственной некомпетентности в деле поиска информации на вебсайте Верховного суда.   

[5] Сукало, В.О. Пути совершенствования судебной системы Республики Беларусь/ Судовывеснiк, № 1(89) – 2014 г. с. 5-10

[6] Ответ от 04.03.2012 за № 18-15/Ф-602. Личный архив автора