Приватизационная «стратегия»

В очередной раз глава государства изложил свое видение «стратегии» приватизации в нашей стране. Во время общения с тружениками ООО «Протос» он заявил, что никогда не выступал против частной собственности, отметив при этом, что у него особое отношение к приватизации: «Мы приватизируем предприятия, но не все подряд, как в некоторых странах. Если видим, что предприятие плохо или слабо работает, мы предлагаем: пусть частник покупает, но не за бесценок, и работает». В качестве примера Александр Лукашенко привел сельское хозяйство, где почти треть колхозов и совхозов приватизированы. «И этот процесс будет продолжаться», – добавил он. «В стране должна быть честность и справедливость».

«Стратегия» вроде как понятная: как только довело государство какое-нибудь предприятие до банкротства – то может его и продать, но «не за бесценок». Если же определенную цену за приватизационную сделку выручить не удается, то можно и подождать с продажей. На первый взгляд, все логично… Однако в реальности крайне редко случается, чтобы «убитое», доведенное до банкротства предприятие удавалось продать за большие деньги. Предприятия-банкроты обычно продаются именно за бесценок; за большие деньги продаются, как правило, относительно успешные, конкурентоспособные предприятия.

Есть даже такая разновидность бизнеса для предпринимателей: они покупают за бесценок предприятие-банкрот, делают его прибыльным и успешным, после чего продают за большие деньги. Официально декларируемая стратегия в Беларуси прямо противоположна по смыслу бизнесу, связанному со скупкой и санацией убыточных предприятий. Мы должны выжать предприятие, как лимон, довести до убыточности, после чего с выгодой продать его. Такой подход, как у белорусских властей, пожалуй, нигде не практикуется.

Конечно, белорусское руководство делает предприятия убыточными вовсе не исходя из некой «стратегии», скорее – просто в силу неумения управлять экономикой. Как предостерегает «бритва Хэнлона», «не приписывай злому умыслу то, что можно объяснить обыкновенной глупостью».

Но поскольку публично декларируемая «стратегия» относительно приватизации состоит в том, чтобы продавать только убыточные предприятия, то есть большой риск, что их будут целенаправленно доводить до банкротства. Например, «Беларуськалий» вроде как пытались довести до убыточного состояния некие внешние силы, чтобы потом купить. Ведь в нормальном (прибыльном) состоянии его продажа отметается нашей властью по определению. Это касается и других предприятий.

Впрочем, даже убыточные, фактических обанкротившиеся предприятия продают в Беларуси крайне редко. Предпочитают держать «под капельницей», то есть на госдотациях. Или же, если некуда деваться, то и продавать – но так, чтобы не совсем. По принципу: ты платите деньги, а распоряжаться все равно буду я. Пример из последних – аукцион по продаже исторического здания на улице Октябрьской, 16, который не состоялся. Как сообщает Onliner.by, «Возможно, потенциальных покупателей отпугнула не только цена. В соответствии с разработанным проектом детальной планировки промышленный квартал подвергнется реконструкции, после которой здания бывшего металлообрабатывающего завода должны использоваться в качестве музейно-просветительского комплекса. Организовать здесь высокодоходное казино или развлекательный клуб не получится». Словом, наши руководители, разработали детальный план использования объекта и теперь ищут чудака, который за свои деньги воплотил бы этот план в жизнь.

Применяются и несколько отличные схемы такой «приватизации», например, такие: плати деньги сейчас, а собственность получишь потом, когда-нибудь, и только если будешь надлежащим образом себя вести. Ключевая схема приватизации по-белорусски, впрочем, остается неизменной: продать собственность, одновременно сохранив контроль над ней. Схема эта очень вздорная – причем не только потому, что находится очень мало чудаков, желающих приобрести собственность на таких условиях. Главная проблема состоит в том, что при таких схемах контроля над приватизированными предприятиями, сохраняются и старые методы управления, маркетинга и прочего. Соответственно, не происходит и кардинального улучшения ситуации. Вернее, может происходить кратковременное улучшение за счет средств инвестора, после чего все возвращается на круги своя.

Смысл этого подхода понятен: наш лидер в частности боится, что белорусские предприятия скупят иностранцы. Хотя бояться на самом деле нужно ситуации, при которой наши предприятия вообще окажутся никому не нужными. Второе гораздо вероятнее – если не иметь в виду «Беларуськалий» и еще нескольких знаковых предприятий. Остальные предприятия скоро и даром никто брать не захочет. Вот это и будет настоящей проблемой для экономики.

Впрочем, реальных задач по приватизации наша власть, скорее всего, перед собой и не ставит. Задача формулируется иначе: получить от России, МВФ кредиты в нужном объеме к очередным «выборам». И проблема приватизации в очередной раз поднимается именно в связи с тем, что РФ и МВФ на ней настаивают. Отсюда – специфические схемы «приватизации». Впрочем, следует иметь в виду, что, например, россиянам все наши уловки давно известны. И эти уловки не будут давать прежнего результата на каждом круге.