Практическая компонента независимости

27 октября в Литву прибыл первый танкер со сжиженным газом.Этот вид топлива президент страны Даля Грибаускайте называет гарантией энергетической безопасности всего балтийского региона.

Это несколько преждевременное заявление, поскольку контракт со Statoil (Норвергия) ограничивается пока относительно скромными объемами – 540 млн. куб. м. в год. То есть контракт покрывает 16% годовых потребностей Литвы;еще меньшую долю он составляет в энергобалансе стран Балтии. Тем не менее, у президента Литвы есть основания говорить об энергетической безопасности региона в таком ключе.

Во-первых, важен сам факт наличия альтернативы – не только в аспекте контрактов с различными поставщиками, но и в виде различных технологий поставок.Что называется, зримое свидетельство политики диверсификации, реализуемой не только на словах.

Во-вторых, имеются очевидные экономические эффекты этой политики: Газпром был вынужден снизить цену на газ для Литвы как минимум на 60 USDза тыс. куб. м. (предположительно с 450до 380-390 USDза тыс. куб. м.).

В-третьих, описываемый контракт может быть усилен – в том смысле, что в перспективе объемы поставок не ограничены. А поскольку Россия придала новый импульс реализации Третьего энергетического пакета ЕС, то, скорее всего, контракт будет усилен.

Можно отметить, что до определенного момента Литва в вопросах энергобезопасности двигалась приблизительно тем же путем, что и Беларусь (если не считать того, что страны располагали в этом отношении различными конкурентными преимуществами в силу вовлеченности в различные «интегрируемые» пространства). Подобно Беларуси, Литва продала своего газового монополиста Газпрому, после чего три года получала газ по сниженным ценам (относительно общеевропейских). Но как только Газпром свои обязательства по контракту выполнил, цены на газ для Литвы оказались одними из самых высоких в Европе. И как только цены оказались настолько высокими – они были снижены в силу адекватных действий литовского правительства.

Конечно, для Беларуси маловероятно подобное развитие ценового сюжета – до тех пор, пока Беларусь движется в русле российской «объединительной» политики. Неизвестно, понадобится ли Беларуси независимость или самостоятельность хоть в чем либо в видимой перспективе, но если понадобится – то Газпром не преминет воспользоваться своим монопольным положением на формально национальной территории. Ибо независимость имеет не только романтическое и идеалистическое измерение (очень знакомое Литве по 1990-м), но и сугубо практическое.