Регулирование репродуктивного тела женщины: факторы, политики, эффекты

После распада Советского Союза Беларусь стала развивать национальную политику в отношении репродуктивного здоровья, охраны материнства и детства. Особенности этой политики обусловлены различными факторами и имеют значимые социальные эффекты применительно к жизни конкретных людей. В рамках данной статьи я бы хотела отметить некоторые позиции, которые влияют на оформление особой конфигурации политики в отношении вопросов репродукции в современной Беларуси. При этом в первую очередь меня интересуют те меры, которые осуществляются в отношении женщин, так как регулирование и дисциплинирование их тел становится основным объектом медицинских мер и актуальной социальной политики.

Факторы

Политика в отношении охраны материнства и репродуктивного здоровья осуществляется под влиянием нескольких факторов.

Во-первых, принимаемые меры в значительной мере могут считаться преемниками позднего советского периода, в частности речь идет о приоритете государственного контроля в вопросах социальной политики, об усилении «традиционалистских тенденций», которые ориентированы на закрепление материнства как основного предназначения женщины, продвижение семейно-демографической политики. Существующая система охраны материнства и репродуктивного здоровья не является «инновационной», ее базовая структура была сформирована еще в 1920-х гг., когда стали появляться первые отделы охраны материнства и детства.Кроме того, советский гендерный порядок в свете особенностей положения женщины в нем характеризовался, с одной стороны, декларированным равенством, при котором каждый человек независимо от пола становился гражданином, а с другой стороны, гендерная идеология воспроизводила биологический детерминизм, который наделял женственность «специфическими» естественными, физическими и психологическими свойствами, а женщин – статусом особых граждан. Подобный гендерный порядок может быть обозначен как конвенциональный в связи с тем, что наблюдались сохранение одних традиций (ценности материнства, разделения обязанностей внутри семьи) и разрушение других (экономической зависимости женщины от мужа) [1].

Во-вторых, постсоветские трансформации были сопряжены и с проникновением либеральных тенденций в отношении тем сексуальности и прав женщин, которые во многом обуславливались развитием рыночных отношений. Устанавливаются новые формы контроля репродукции, изме­няются способы формирования моделей гендерного поведения, практики материнства подвергаются модификации. Сфера медицины все больше коммерциализируется. Так, к примеру, вспомогательные репродуктивные технологии развиваются сугубо в пространстве коммерческой медицины. При этом в государственных программах демографической безопасности они определяются как средства преодоления демографического кризиса, стимулирования рождаемости.

В-третьих, обретение независимости было сопряжено с увеличением интеракции с международным сообществом. Беларусь ратифицировала ряд международных конвенций, в стране в стране есть представительства международных организаций, которые определяют некоторые нормы, которым должно соответствовать национальное законодательство.К примеру Конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (CEDAW), Дополнительный Протокол к ней (2004); Декларация IV Всемирной Конференции по улучшению положения женщин (Пекин, 1995г.).

Такая комбинация не вполне согласованных между собой факторов становится источником проявления специфических особенностей системы социальной защиты, охраны репродуктивного здоровья и материнства, семейной политики, а также определенной конфигурации общественного дискурса, который легитимирует одни формы и модели, и исключает другие. Центральным становится вопрос о том, как и каким образом в этих условиях переосмысляются феномены репродукции и воспроизводства?Каким образом в этих условиях изменяется законодательства, какие меры считаются более целесообразными?

Политики

Анализ законодательных документов, а также последних исследований в сфере охраны репродуктивного здоровья позволяет охарактеризовать актуальную ситуацию следующим образом: при сохранении базовых прав постепенно вносятся ограничения и изменения в возможности использования тех или иных сервисов или услуг.

В Законе о здравоохранении (ст.27) указывается, что женщина имеет право самостоятельно решать вопрос о материнства. Так же в Законе о демографической безопасности указывается, что репродуктивные права – это возможность для всех супружеских пар и отдельных лиц свободно принимать решение относительно количества своих детей, интервалов между их рождением, времени их рождения и располагать для этого необходимой информацией и средствами (ст.1). Соответственно различные виды контрацепции легализованы в Беларуси. Разрешены аборты сроком до 12 недель для всех, и сроком до 22-х недель при медицинских и социальных показаниях, а также при медицинских показаниях – и на более поздних сроках (ст. 27 Закона о здравоохранении).

Однако при этом:

– В 2012 годуоральная/гормональная контрацепция была внесена в список лекарств, продающихся только по рецепту врача (Постановление Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 7 марта 2012 №15.). Это решение особенно проблематично, учитывая, что уровень оказания помощи в женских консультация связан с различными трудностями – недостаток врачей, огромные очереди и т.п. [2]. Также доступ к медицинским учреждения затруднен для женщин из регионов и сельской местности. К примеру, данные официальной статистики демонстрируют, что на конец 2013 года на 10 000 населения в крупных городах (Минске и областных городах) приходилось 50 практикующих врачей. В других регионах – 20 врачей. В 39 районах (из 118) количество врачей на 10 000 населения района было меньше 20-ти [3]. Что касается среднего медицинского персонала (медсестер): в больших городах на 10 000 населения – 140 медсестер; в 33-х районах – меньше 100 [4].

– В 2014 году внесены изменения в Закон о здравоохранении в отношении хирургической стерилизации. Ранее единственное условие для проведения стерилизации было желание пациентки/пациента. Теперь эта процедура доступна только для индивидов старше 35-ти лет или при наличии двух детей. Только по медицинским показаниям она может быть сделана в обход этих условий.

– Аборты и контрацепция являются платными. В отношении абортов предусмотренотри случая, когда эта операция проводится бесплатно: молодым женщинам до 18 лет, женщинам по социальным или медицинским показаниям. При этом в 2013 году социальные показания к аборту на поздних сроках были сокращены: из 10 показаний осталось только 2–в случае изнасилования и лишения родительских прав (Постановление Совета Министров РБ от 11 января 2013 №23). Ранее женщины могли сделать аборт на поздних сроках и в следующих случаях: пребывание женщины или ее мужа в местах лишения свободы; наличие инвалидности I, II группы у мужа; наличие ребенка-инвалида с детства; смерть мужа во время беременности женщины; расторжение брака во время беременности; многодетность (число детей 3 и более); признание женщины или ее мужа в установленном порядке безработными во время беременности женщины; наличие у женщины статуса беженца. В отношении контрацепции предусмотрена, например, бесплатная постановка внутриматочных спиралей, но только по медицинским показаниям, если беременность может угрожать жизни женщины, или если женщина является обязанным лицом (то есть обязана возмещать расходы на содержание детей, находящихся на государственном обеспечении, либо дети признаны находящимися в социально опасном положении).

–  В 2012 году религиозные и консервативные организации (группы) выступили с предложением к правительству запретить аборты и внести соответствующие изменения в Закон о здравоохранении. Это предложение не было принято, но вызвало волну публичных дискуссий. Неудивительно, что уже в 2014 году Министерство здравоохранения приняло решение проводить в течении года в разных городах «недели тишины».

Социальные эффекты: нормирование и маргинализация

Принимаемые меры вызывают соответствующие социальные эффекты. Социальная политика направлена на поддержание интересов одних групп, и при этом ограничивает возможности других. Следует также подчеркнуть, что «традиционный» гендерных порядок и экономические отношения взаимообуславливают и поддерживают друг друга посредством разнообразных практик и политик. Так, экономическая поддержка семей (пособия), коммерциализация услуг и сервисов в отношении репродуктивного здоровья приводит к тому, что поддерживается определенная модель семьи – здоровая,экономически благополучная, активно фертильная семья. Другими словами, поддерживается определенный тип семей среднего класса и модель «социально благополучного воспроизводства». При этом речь идет также и о городском населении в первую очередь. Все это способствует появлению особо уязвимых категорий женщин – молодых женщин, женщин из сельских регионов, малообеспеченные женщин.

Так, к примеру, результаты обследования положения детей и женщин, проведенного Национальным статистическим комитетом Республики Беларусь в 2012 году, фиксируют, что неудовлетворенная потребность в контрацепции (для планирования беременности или ограничения рождений) составила 7%. Это означает, что каждые 7 из 100 женщин репродуктивного возраста ограничены в своих действиях по планированию беременности и рождению желанных детей. Эти показатели еще выше для следующих категорий: молодые женщины (15-19 лет) – 15,1%; в сельских регионах – 4,1 % (для сравнения в городах 2,9%); малообеспеченных женщин – 10,6%.

Примечания

[1]Роткирх, А.; Темкина, А. Советские гендерные контракты и их трансформации в современной России // Российский гендерный порядок: социологический подход: Коллективная монография. Под ред. Е.Здравомысловой, А.Темкиной. СПб: Изд-во Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2007. С. 169-201.

[2] Оценка модели организации первичной медико-санитарной помощи в Белоруси. ВОЗ, 2009; К кому идти лечиться // Свободные новости, 22.04.2013.

[3]Здоровье населения Республики Беларусь. Статистический сборник. Минск, 2014. С.152-155.

[4] Там же, С.161-164.