Люди, технологии, принципы. Искаженная последовательность

Александр Лукашенко своим указом №456 от 22 сентября одобрил строительство в 2014-2027 гг. в Минске экспериментального многофункционального комплекса «Минск-Мир», сообщают СМИ. Комплекс будет включать в себя международный финансовый центр, здание общественно-делового назначения, жилую застройку, а также инженерную, транспортную и социальную инфраструктуру. «Принятие указа позволит создать международный финансовый центр, который призван занять ведущее место на рынке финансовых услуг, и организовать 27 тыс. новых рабочих мест», – говорится в официальном комментарии. Вот так просто, оказывается, можно занять «ведущее место на рынке финансовых услуг» – достаточно отгрохать здание под МФЦ вкупе с инженерной и транспортной инфраструктурой.

Между тем в мире есть сотни городов с прекрасными офисными зданиями и соответствующей инфраструктурой, а МФЦ мирового уровня – раз-два, и обчелся. К примеру, даже Дели, Москва, Париж, Мадрид, Рим и многие другие города не занимают «ведущее место на рынке финансовых услуг», хотя офисных небоскребов там предостаточно, и финансовые центры там также имеются, хотя все это – не уровень Лондонского или, скажем, Сингапурского МФЦ. Таким образом, МФЦ – это нечто, отличное от собственно здания. Кстати, есть уже специализированные финансовые центры, которые полностью располагаются в компьютерной памяти, на серверах где-нибудь в США или Сингапуре. Но это не значит, что эти сервера и здание вычислительного центра и являются в собственном смысле финансовым центром. Финансовый центр – это не они, а, в первую очередь, люди, финансисты, которые в том числе с помощью перечисленных инструментов проводят определенные операции.

«Воюют не корабли, а люди», – сказал в свое время адмирал Нельсон. И он знал, что говорил. Наша же власть в людей не верит, считает их неизбежным злом, ненадежным придатком к стеклу и бетону, к зданию «финансового центра» или «модернизированного» завода. Кстати, по поводу модернизация: постоянно появляются сообщения, что в рамках модернизации что-то построили в срок или, скажем, сорвали сроки строительства (это чаще). Однако нет сообщений о том, что в рамках программы модернизации прошла коренная «модернизация» персонала (введение «крепостного права» хоть и про персонал, но, что называется, из другой оперы).

В СССР в свое время тоже думали, что «железо» – это самое главное, что завод – это станки, но, врочем, довольно быстро осознали, что заблуждаются. Так один из первенцев индустриализации, Сталинградский тракторный завод, построили из американских комплектующих при помощи американских инженеров. Но сдав завод, американцы уехали, а советские специалисты (которые «винтики в системе») потом два года не могли его запустить. Тогда-то и появился лозунг, по сути аналогичный нельсоновскому: «Кадры решают все!».

«Железо» и кадры – это уже много, но на самом деле еще не все. Не менее важна и система, организация производства. СССР первых пятилеток купил не только американское оборудование, но и перенял американскую систему организации производства, в частности «фордизм». Так книгу генри Форда во второй половине 1920-х годов переиздавали в СССР аж восемь раз. В то время даже не побоялись идей капиталиста ради успешности дела. Потом, кстати, Форда переиздали уже только во времена перестройки. Начали бояться «фордизма» и прочих передовых организационных идей. До «застоя» с последующим развалом и добоялись. И дело совсем не в том, что поставленные американцами станки к тому времени устарели. В 1979 году станки у СССР были лучше китайских, но у Китая был Ден Сяо Пин, а у СССР – Леонид Ильич Брежнев, человек хороший, но не реформатор. Китай начал реформы и достиг того, чего он достиг, а СССР распался.

Таким образом, для создания чего-либо реально действующего в первую очередь нужны кадры, потом – структуры, то есть организация дела, и лишь в последнюю очередь железо.

Взять, к примеру, процесс создания танковых войск в Германии перед Второй Мировой войной. Начали с подготовки кадров, потом стали создавать соответствующие структуры, и в последнюю очередь начали оснащать эти структуры танками. К началу войны полностью оснастить не успели, но, тем не менее, немецкие танковые войска воевали успешно до тех пор, пока у противников пусть и было больше танков, но не было хороших танковых войск. А до того немецкие танкисты учились на фанерных макетах (может, этот факт стал причиной того, что некоторые польские военные считали, что танки у немцев фанерные). Те же, кто считал, что главное - это иметь танки, а остальное само собой приложится, терпели унизительные поражения, даже имея превосходство в танках. Как, например, Красная Армия в 1941 году, арабские армии в 1967-м и т.д. Теперь к этому списку можно добавить и Украину. К началу боевых действий она имела тысячи танков, САУ и прочей бронетехники, тысячи же артиллерийских орудий, минометов и РСЗО, сотни самолетов и вертолетов, около двухсот тысяч «единиц» личного состава. Но вот собственно полноценной армией, как оказалось, Украина не располагала. Ибо как же, как завод – это не станки, а МФЦ – это не здание, так и армия – это не танки. И это касается не только войны, но и любого предприятия.

Наша власть, похоже, этого не понимает. Причем, наши руководители прекрасно понимают, что власть – это не королевский дворец, не здание правительства и не резиденция президента. То есть в своей области деятельности они не заблуждаются, но продолжают считать, что завод это – станки, а МФЦ – это соответствующее сооружение. В результате наша экономика определенным образом напоминает Красную Армию образца 1941 года или украинскую – 2014-го. Танков и самолетов много, а собственно армия, то бишь экономика, не очень просматривается. А мы продолжаем «клепать танки», керамзитовые заводы, деревообрабатывающие комбинаты, «технопарки» и пр. А в итоге оказывается, что керамзит уже никому в мире не нужен, нарастившие мощности цементные заводы глубоко убыточны, да и вся наша прочая «танковая мощь» воевать за рынки совершенно не способна. С людей и с организационных реформ надо начинать, если верить людям сведущим. Тот же Форд свой первый автомобиль собрал в сарае, потом придумал свой завод, вернее продумал принципы организации массового производства и только потом создал свой автогигант. А дай ему сразу готовый автозавод, он бы дело, несомненно, завалил, точно также как заваливают наши «красные директора» модернизацию.