Университет: Модернизация или свобода?

Мантры наших академических либералов про университетскую автономию должны, видимо, убедить ППС и студентов в том, что  им стыдно жить без этой институциональной самостоятельности под презрительным взглядом европейцев, знающих толк в университетской демократии. Измерение университетской автономии беларуских вузов, представленное в Белой книге Общественного Болонского комитета еще в прошлом году, должно убедить нас, что по европейским меркам мы – дремучая, авторитарная страна, в которой коллективы преподавателей и студентов прозябают под гнетом беспощадной бюрократии. Четыре показателя автономии по версии Европейской ассоциации университетов имеют якобы столь низкие значения (от 26 до 10 из 100), что нам не место даже на задворках Европы. Что даже европейские аутсайдеры типа Турции или Греции превосходят по демократичности и самостоятельности наши вузы чуть ли не вдвое.

Может сложиться впечатление, что такого позорного уровня автономии европейцы никогда не знали и сейчас, когда вновь приходится решать вопрос о включении Беларуси в Болонский процесс, разглядывают нас как уродливое насекомое, которое только позорит высокое имя университета. Может, однако, стоит напомнить, что,  когда в конце 1970-х годов Организация Экономического Сотрудничества и Развития начала мерить индекс автономии европейских вузов, то университеты Германии и Швейцарии получили всего 29 и 20 баллов из 100. Ненамного оторвались от сегодняшней Беларуси. Но ведь никто не поносил тамошние университеты как позорящие европейские традиции. Может, и не Кембридж, но тоже вполне приличные вузы. И без этой англосаксонской вольницы. Да и в Англии все громче руководители вузов возражают против избытка демократии, ослабляющей эффективность руководства. «Тирания большинства» нередко оборачивается полной неспособностью вуза к серьезным переменам. Ректоры, выбираемые профессорами и студентами, боятся недовольства своих избирателей больше, чем утраты университетом научного авторитета или привлекательности у абитуриентов. И это – на Западе, где есть устоявшаяся академическая культура, которая не позволяет большинству преподавателей совсем уж махнуть рукой на качество своей работы. Можно представить, что произойдет у нас, если руководитель вуза или факультета будет смотреть в рот сотрудникам и студентам.

Лень и трусость наших ППС может парализовать любую модернизацию высшего образования. Если нам необходимо перестроиться ради повышения качества обучения, то без жестких мер не обойтись. У нас и так по Кодексу об образовании на одного преподавателя приходится меньше студентов, чем в европейских странах. А если сократить еще и набор, чтобы хоть как-то затормозить дальнейшее падение уровня подготовки принимаемых на первый курс абитуриентов, то увольнений ППС не избежать. Разве  преподаватели станут голосовать за такую политику?

Для нас организационная автономия с выборами ректора – путь к дальнейшей стагнации высшего образования.

А чем лучше академическая автономия, предусматривающая самостоятельную разработку и утверждение учебных планов? Министерство еще может как-то нейтрализовать эгоизм профессуры, которой не особенно интересны ожидания будущих нанимателей по отношению к выпускникам. Чему и как учить студентов? – преподаватели думают, что знают это лучше всякого рынка труда. Во всяком случае, добровольно они не станут перекраивать учебные планы и программы своих дисциплин в угоду производственникам. И опять получается, что «без прымусу» наши вузы не сделают и шага навстречу ожиданиям нанимателей. Все эти европейские рамки квалификаций и профессиональные стандарты, о которых мечтают «реформаторы», без авторитарного вмешательства власти не способны вывести наших «академиков» из состояния нирваны.

Про финансовую автономию страшно даже подумать. Разворуют все, что еще не успели украсть. Но если и не разворуют, то ни о чем, кроме повышения зарплаты наши ППС думать не станут. Без постатейного бюджетирования проедят все. Кто у нас думает о завтрашнем дне? Только высшее начальство.

Получается опять, что от автономии мы только пострадаем.

Не хочется показаться ретроградом, но приходится сделать вывод, что  повышение качества нашего высшего образования и академическая демократия – «две вещи несовместные». Может быть, только пока?


Материал подготовлен в сотрудничестве «НМ» с Общественным Болонским комитетом.