Армия. Современная или совершенная? Еще раз о циклах строительства ВС

Кроме проблемы модернизации экономики перед нашей страной стоит также проблема модернизации армии, оснащение которой устарело даже больше, чем оборудование наших заводов. На фоне обострения «международной обстановки» этот вопрос стал актуальным. Однако и тут много подводных камней, которые чреваты неудачами, подобным модернизационными провалами в экономике. Про один из таких «камней» мы уже писали в материале «Циклы развития ВС: «мобильные» и «тяжелые». Есть и другие.

Например, перевооружение армии образцами вооружения пусть и новыми по году выпуска, но старыми по концепции (технологически устаревшими) ведет если и не к явным опасностям, то к бесполезным расходам – точно. Ведь устаревают не только отдельные образцы оружия, устаревают и сходят со сцены целые классы вооружения и даже виды вооруженных сил. К примеру, только историки и военные реставраторы сегодня вспоминают про кавалерию. Иногда даже совершенное оружие оказывается опоздавшим по времени.

Например, линкоры достигли своего совершенства ко Второй мировой войне, но к этому времени уже изжили себя как класс. Даже уже и в Первой мировой войне линкоры не были доминирующей силой на море, хотя продолжали считаться таковыми. Русские новейшие линкоры прочти не принимали участия в сражениях ПМВ, хотя один такой линкор Россия тогда и потеряла. «Императрица Мария» взорвалась в самом конце строительства, и до сих пор никто точно не знает, было ли это диверсией или случайностью.

Австрийский линкор был потоплен итальянским торпедным катером и после этого остальные австрийские линкоры в основном прятались на базах.

Англичане и немцы провели-таки во второй половине войны большое морское сражение с участием линкоров и линейных крейсеров – Ютландский бой – но скорее в угоду общественному мнению, чем ради решительной победы в войне. На строительство линкоров и прочих тяжелых кораблей обе стороны потратили перед войной огромные деньги, а случилась война – и эти «монстры» большую часть времени провели без дела. Получилось, что адмиралы и министры «кинули» свои государства на очень большие деньги. Надо было доказывать, что линкоры строились не зря – пришлось дать сражение, которое, впрочем, закончилось вничью и на конечный исход войны особо не повлияло.

Последним крупным противостоянием, исход которого на море решили броненосцы, была русско-японская война с Цусимским сражением. Но эти броненосцы еще не были самыми совершенными. А вот самые совершенные броненосцы – «дредноуты» или линкоры уже не определяли исход войн.

Но это не значит, что время тяжелых кораблей безвозвратно уходило в историю. Просто властителем морей вместо линкора становился авианосец. Правда авианосцы, которые появились ближе к концу ПМВ в ней себя проявить не успели. Именно поэтому линкоры продолжали строиться вплоть до ВМВ и даже в ее ходе. Но главной ударной силой на море во время Второй мировой войны был уже авианосец, а не линкор. Считается авианосец таковым и до сих пор. Хотя после появления возможности управления боеголовками баллистических ракет на конечном участке траектории и создания китайцами баллистических «противоавианосных» ракет, которые могут поразить такой корабль в любой точке планеты, возможно, начался закат авианосцев. Просто генералы, которые, как известно, всегда готовятся к прошедшей войне, пока этого не осознали.

И это касается не только флота. Период бифуркации наступает, вероятно, сейчас для многих классов вооружений. Вооружения ВМВ достигли своего совершенства и можно ожидать, что некоторые из них уже и исчерпали себя. Соответственно, в следующих вооруженных конфликтах они уже не будут играть определяющей роли. Следовательно, тратить на них большие деньги – дело довольно бесполезное, особенно для небогатых стран типа Беларуси.

Сегодня, например, уже заметно, пилотируемая военная авиация переживает кризис. Этот вид вооружений является одним из самых дорогих – возможно, даже самым дорогим, если оценивать в комплексе: то есть учитывать не только стоимость современных самолетов, но также и аэродромов, оборудования, обслуживания, подготовки и поддержания квалификации летчиков и пр. При этом соответствующей затратам эффективности пилотируемая авиация в последних конфликтах не показала. Взять вот хоть бы последний конфликт, российско-украинский. Эффективность авиации там не очень высока, а потери как раз очень высоки. «Критическая ситуация сложилась и в ВВС Украины, налет которых на одну потерю в силу крайне низкой подготовки и плохого технического состояния машин, оценочно, составляет в районе 10-15 боевых вылетов. Это сверхвысокие темпы потерь, в разы превышающие советские в тяжелейшие месяцы 1942 года и на два порядка – потери в Афганском конфликте. В итоге к настоящему времени боевые подразделения ВВС Украины фактически выбиты – как в силу потерь, так и вследствие износа, и возможность эффективно поддерживать войска с воздуха утрачена», сообщает Lenta.Ru.

Зато роль беспилотной авиации в современных конфликтах постоянно возрастает, как растет и ее эффективность.

А вот гораздо более дешевые, чем пилотируемая авиация, РСЗО проявили себя хорошо: пусть и устаревший, но зато недорогой «Град» показал себя как весьма эффективное оружие. Не говоря уже про более современные и мощные комплексы. Это едва ли не основное средство поражения в этом конфликте, причем с обоих сторон. А при взаимодействии с разведывательными беспилотниками РСЗО и вообще превращаются в самое современное «высокоточное» оружие.

И подобных примеров, заставляющих задуматься о ценности того или иного вида вооружения и в смысле денег и в смысле эффективности, в последнее время становится все больше. Так что при перевооружении армии надо проводить очень тщательный анализ, чтобы не потратить большие деньги на те вооружения, которые уже изживают себя. Как было с линкорами или с тяжелой кавалерией.