Третья контр-модернизация

Зачем? Зачем нужна аннексия Крыма, разрушение системы международных договоров, зачем эта бряцание оружием? Возможно, в результате этих действий в России вырастет ВВП, заработная плата, улучшатся здравоохранение, образование? Очевидно – нет. Возможно, Россия спасает от неминуемой смерти своих соотечественников? Очевидно – нет. Но, тем не менее,  для России все это важно.

Люди действуют не только ради выгоды, рискуют своей жизнью не только ради спасения ближнего – но и отстаивая свои ценности. За идею идут на костер. О каких ценностях в данном случае идет речь? Я неоднократно слышал от своих московских коллег, людей образованных и состоятельных, что они нисколько не ностальгируют по Советскому Союзу. Единственное, что их по-настоящему тревожит и огорчает – это то, что Россию перестали бояться. Попробуем разобраться, откуда в российском обществе такое глубоко укорененное стремление, чтобы Россию боялись.

Аксиология, наука о ценностях, утверждает, что базовые коллективные ценности формирует, в первую очередь, исторический контекст. Взглянем на историю восточноевропейских славян и попробуем там найти объяснение.

Существовало три модели восточнославянской государственности. Новгород – типичная ганзейская республика. Литва – типичное европейское феодальное государство. И Московия – типичное азиатское государство, образовавшееся в результате распада Золотой Орды.

Как известно, империя Чингисхана распалась на несколько улусов, пять из которых ассимилировались с народами, на чьих территориях находились – Китай, Персия и т.д.Орда была единственным улусом, который после распада Великой чингизской империи продолжал управляться по законам Чингисхана. Частью  этого улуса было Московское княжество.Какова же была созданная Чингисханом социальная система?

В истории есть только несколько личностей, которых можно назвать предельными людьми войны. Это, в первую очередь, Чингисхан, Александр Македонский, Наполеон. Война – смысл их существования. И если двое последних прикрывали свое стремление к войне какими-либо гуманитарно-идеологическими причинами, то Чингисхан воевал ради самой войны.

Социальная организация, созданная им, предполагала, что подданные – это солдаты, а главная цель общества – война. Война как Абсолют– чтобы «все боялись». Московское княжество, а затем и Россия унаследовало именно эти ценности.

В истории России было три попытки поменять эту ценностную систему. Каждый раз во главе этих изменений стояли российские элиты. В первый раз призвали на помощь своих западных соседей Литовское княжество, феодальная идея которых – «король всего лишь первый среди равных»– понравилась московским боярам. Но русский народ восстал и вернул ханскую модель. Кстати, современная Россия празднует это событие как День народного единства.

Вторую попытку предпринял Александр II– отменой крепостного права. Последовал взлет российской экономики, науки, искусства. Но русский народ в 1917 году восстал и вернул ханскую модель правления.

Третья попытка началась с развала СССР. Российские элиты попытались развернуть страну в сторону Европы и столкнулись с огромным сопротивлением, идущим снизу, от народа. Русскому народу чужды европейские ценности, идея демократии. Россия – редкая страна, в которой слово «демократ» значительной частью населения часто используется как ругательство.

Так что же происходит сейчас в ситуации с Украиной? Путин «утратил связь с реальностью»? Отнюдь, он достаточно адекватно чувствует эту российскую реальность. И в определенном смысле он сегодня отвечает чаяниям российского общества – людей войны. Более 80 % россиян, как утверждают социологи, поддерживают агрессивные действия своего президента. Потому что «наконец, нас опять все боятся!». Как это не парадоксально, но именно демократия, всеобщее избирательное право и гонка за рейтингами заставило российские элиты в очередной раз свернуть проект европейского цивилизационного переопределения страны.

Я ни в коем случае не хочу, чтобы мой текст был воспринят как антирусский, либо прорусский. Но Россия – так исторически сложилось– это такая цивилизация, где каждый человек имеет ценность только как солдат. Это цивилизация, которая умеет и хочет воевать. Способная создавать отличное оружие, рождать гениальных левшей, цивилизация, которой смешны европейцы, погрязшие в ежедневном кропотливом труде и накоплении, европейцы, не понимающие, что главное в жизни – это героический подвиг – на войне ли, на работе ли.

Разница в цивилизационных ценностях легко иллюстрируется сопоставлением хоббитов и орков. И те и другие делают два дела: добывают пропитание и воюют. Только для хоббитов работа в огороде – это удовольствие, а война– трудное и неприятное дело. Для орков копаться в огороде унизительно, а война – это то, чем следует и чем хочется заниматься.

В развивающемся российско-украинском конфликте во многом виноваты Европа и США – виноваты из-за своего высокомерного евроцентризма. После развала СССР они искренне начали помогать России, помогать европеизироваться. Но прав был Сэмюэль Хантингтон – после того, как сброшены идеологические покрывала, современные конфликты будут базироваться на столкновении цивилизационных ценностей.

Россия – это отдельная, отличная от остальных, цивилизация. Ее не нужно спасать. С ней нужно научиться сосуществовать. И попытаться сосуществовать мирно.

P.S. В «Ностальгии» Тарковского есть такая притча: Один человек, увидел другого, барахтающегося в пруду. Бросился, вытащил его на берег. Спасенный спрашивает: Ты зачем это сделал?! – Как, я же тебя спас! А тот ему отвечает: Дурак, я же там живу!