Ратификация Соглашения об Ассоциации ЕС с Украиной и роль России

27 июня в Брюсселе было подписано Соглашение об Ассоциации ЕС с Украиной в полном объеме. Очередной шаг на пути европейской интеграции Украины был сделан в достаточно тяжелых условиях нахождения страны в состоянии необъявленной войны со стороны России.

Подписание: начало пути

Долгие семь лет подготовки Соглашения сопровождались резкой сменой политических настроений как в Киеве, так и в Брюсселе, временами приближающими его подписание, временами – отдаляя его и делая более призрачным шансом.

Однако, это еще не окончание борьбы за европейское будущее Украины и достижение позитивного результата. Предстоит еще долгий процесс имплементации этого Соглашения, что потребует, без преувеличения, переворота всех постсоветских устоев в деле управления государством. Модернизация коснется практических всех сфер жизнедеятельности, привнося европейские стандарты и правила. Если процесс будет успешным, то Украина сможет стать региональным лидером, основательно отмежевавшись от старых коррупционных схем в экономике (и энергетике в частности), которые позволяли Кремлю удерживать украинских власть имущих на коротком поводке. Шанс есть, и необходимо им правильно воспользоваться.

Но для того, чтобы начался процесс реформ, необходимо завершить определенные процедуры для введения Соглашения в действие. Для полного запуска необходимо провести ратификацию документа на уровне ЕС (Европейский парламент), стран-членов Евросоюза (национальные парламенты) и Украины (Верховная Рада Украины).

Насколько будет продолжителен этот ратификационный процесс, сказать однозначно трудно, поскольку на данном этапе все упирается в политическую волю сторон. К примеру, предыдущий базовый документ между ЕС и Украиной (Соглашение о партнерстве и сотрудничестве) был подписан в 1994 году, а полностью ратифицирован станами ЕС (причем в меньшем количественном составе), только в 1998 году.

На данный момент ситуация в политическом плане несколько иная, события в Украине вынуждают политические элиты определяться быстрее и четче. Румыния, Литва и Латвия уже ратифицировали СА. Польша планирует это сделать в сентябре. По официальным заявлениям Брюсселя, на уровне Европейского парламента также не планируется каких-либо задержек. Это вполне может произойти в октябре. С другими странами также не должно возникнуть задержек в техническом плане, учитывая, что Соглашение готово уже длительный период времени и согласовано на уровне стран-участниц.

В международных отношениях существует практика временного применения международных соглашений – в определенной их части – в промежуток времени до процесса ратификации. 23 июня на заседании Совета ЕС в Люксембурге было принято решение о начале предварительного применения Соглашения об Ассоциации между Украиной и ЕС. Указанный режим предусматривает применение большей части норм полной и всеобъемлющей зоны свободной торговли между ЕС и Украиной, которая является частью соглашения, а также ряд других норм.

Минимальное требование, предусмотренное украинским законодательством, – это ратификация СА Верховной Радой Украины и проведение процедуры нотификации европейской стороны.

Казалось бы, Украина должна была в первый же день после подписания подать документ в парламент и закрыть, таким образом, возможность для политических манипуляций по этому поводу. Ведь история свежа: именно вопрос отложенного подписания Соглашения сыграл роковую роль в судьбе уже бывшего президента Украины В. Януковича в ноябре прошлого года. Но на данный момент Соглашение так и не было ратифицировано Украиной. Если попробовать разобраться в причинах промедления, то на первое место выходит, конечно же, российский фактор.

Фактор России

В данном контексте Кремль продолжает опираться на собственную «систему ценностей», обогащенной экономическими и энергетическими ловушками – с самого начала запуска переговоров о Соглашении и программах Восточного партнерства. Уже в 2008 году при разработке инициативы Восточного партнерства российская сторона прямо заявила, что рассматривает данный проект как недружественный, поскольку он посягает на зону приоритетных интересов РФ. Обезопасив себя от сближения Украины и Грузии с НАТО, Кремль начал неторопливо подрывать основу Восточного партнерства в регионе.

Интеграционные инициативы Кремля свидетельствовали о всей серьезности намерений России побороться за контроль в Восточной Европе и на Кавказе – и Украина изначально была поймана в ловушку. Захлопнуться ей суждено было в ноябре 2013 года, когда устами украинских властей было во всеуслышание заявлено, что «уже никто никуда не идет». Казалось бы, тут должен быть занавес, но все пошло не по плану. Вмешательство украинского общества в умело выстроенные планы российских стратегов в Украине привели к уже известным нам кровавым последствиям и продолжающемуся сегодня конфликту.

Несмотря на усилия В. Путина, направленные на то, чтобы показать несостоятельность Украины как суверенного государства, партнера ЕС, Брюссель не принял такую постановку вопроса. Подписание Соглашения об ассоциации как акт поддержки Украины уже невозможно, по всей видимости, предотвратить, но за отсрочку введения СА в действие Кремль еще готов побороться. При этом используются уже известные методы и инструменты.

При подписании экономической части соглашения 27 июня с.г., отдельными европейскими лидерами было заявлено о необходимости обсуждения с Россией эффектов вступления Украины в зону свободной торговли с ЕС. Это говорит о том, что Россия все еще сильна в аспекте лоббировании своих интересов в европейских столицах. А объединенная Европа, на поверку, оказалась не такой уже убежденной, что ценности должны господствовать над интересами (если иметь в виду EUR300 млрд. товарооборота в год между ЕС и РФ).

В качестве механизма согласования интересов были предложены трехсторонние министерские консультации Украина-Россия-ЕС, первое заседание которых прошло 11 июля. Казалось бы, все в порядке, однако есть нюансы. Во-первых, претензии, которые выдвигает Россия в экономическом плане в аспекте участия Украины в зоне свободной торговли с ЕС не выдерживают никакой критики, если смотреть на них с точки зрения профессионального экономического дискурса. Эти претензии строятся на уровне мифов. Во-вторых, Россия и ЕС на протяжении 2012-2013 гг. неоднократно встречались, и вопрос зоны свободной торговли неоднократно стоял на повестке дня. В связи с чем украинская сторона даже возмущалась, что Брюссель напрямую обсуждает с Россией ЗСТ с Украиной. В-третьих, при проектировании ЗСТ ЕС с Украиной, равно как и с Молдовой, учитывалось опят нахождения этих стран в зоне свободной торговли СНГ. Наконец, в-четвертых, Молдова начала подобные консультации с Россией еще до подписания Соглашения, что прогнозируемо никак не повлияло на реакцию Кремля применительно к ратификации соглашения между Брюсселем и Кишиневом. Поэтому, особых иллюзий в связи с трехсторонними консультациями питать не нужно.

Киевские этюды

Россия стремиться всеми силами затянуть процесс ратификации Соглашения, изобретая все новые корректировки в этот документ, которые, по ее мнению, должны быть приняты во внимание до ратификации. Украина, в свою очередь, не готова говорить по тексту Соглашения, поскольку оно уже подписано, и никто его менять задним числом не собирается. Но Киев готов уделить внимание опасениям России и совместно подойти к их обсуждению.

До 20 июня Россия должна была выработать свои предложения, которые до 12 сентября текущего года должны быть, в свою очередь, рассмотрены украинской переговорной группы. И уже 12 сентября должна состояться очередная министерская встреча. К сожалению, конкретных новых претензий со стороны Москвы Киев не услышал – за исключением заклинаний со стороны министра экономического развития РФ Алексея Улюкаева о необходимости «поработать над текстом» Соглашения. Сопротивление Украины будет наказано – традиционно передает сигнал посланник ВВП.

Киев затягивает ратификацию Соглашения, как это видится гражданскому обществу в Украине, и по другим причинам, отчасти связанным с Россией:

1. Необходимость отработки всех формальных сроков, определенных ЕС для трехсторонних консультаций (зачастую бессмысленных). ЕС весьма инертен в плане разворачивания своих экономических орудий. Вместе с тем четко выдержанная пауза позволит ощутить России западный санкционный пресс и снимет основания для обвинений Киева в нежелании говорить с Москвой.

2. Фактор времени важен в аспекте получение торговых бонусов, учитывая плачевную экономическую ситуацию в стране. С апреля до 1 ноября 2014 года ЕС ввел систему автономных преференций (АТР), состоящих в одностороннем снятии торговых барьеров на экспорт украинской продукции на европейские рынки. По оценкам экспертов, такое тарифное обнуление может принести Украине до EUR500 млн. дополнительно от торговли с ЕС. При этом Украина держит свои тарифы на прежнем уровне, защищаясь от возможных рисков торгового характера. Запуск ЗСТ предполагает обоюдное снятие тарифных и нетарифных барьеров согласно договоренным уровням, что уменьшает краткосрочную выгоду по сравнению с режимом торговых преференций. Для Киева главное, чтобы ЗСТ начала действовать не позже 1 ноября 2014 года, а для этого можно, в крайнем случае, ратифицировать соглашение в сентябре. Я согласен, что с тем, что это – не единственная причина, однако и ее необходимо брать в расчет, когда на войну с российскими террористами идут громадные финансовые потоки.

Прогнозировать успех Украины на избранном пути сложно, учитывая динамику изменений в стране, в регионе и в мире. Могу лишь отметить, что на данном этапе, в случае отсутствия открытой войны России против Украины, другие используемые Москвой инструменты не смогут помешать созданию зоны свободной торговли ЕС с Украиной. С другой стороны, ЗСТ ЕС и Украины не может нанести существенного урона экономике России, но это, к сожалению, не является достаточным аргументом для Кремля.