Литва прощается с «Газпромом». Беларусь попрощалась с альтернативой

В начале 2004 года «Газпром» за 37 млн. USD купил практически всю свою долю в тогда еще единой Lietuvos dujos, – монополия объяснила эту покупку желанием иметь надежный транзит газа через Литву в Калининградскую область. Тогда же стороны подписали соглашение о трехлетнем периоде льготных цен для Литвы. В 2007 году этот период истек, после чего Литва платит за российский газ одну из самых высоких цен в Европе – 470-480 USD/тыс. куб. м.

Долгое время Литва вела переговоры с российским концерном с целью снижения цены на газ, но аргументы потребителя монополист не слышал. Руководство страны использовала весь арсенал средств, чтобы добиться справедливой цены. В 2011 году Литва обратилась в совет по вопросам конкурентоспособности Еврокомиссии с требованием провести расследование возможных нарушений «Газпрома». В октябре 2012 года Литва подала иск против «Газпрома» в Стокгольмский арбитраж, требуя 1,5 млрд. EURв озмещения переплаты за газ (пока иск не рассмотрен).

За это время литовское руководство убедилось, что пока газовые сети Литвы интегрированы с российскими, и страна на 100% привязана к поставкам «Газпрома», от диктата цен монополиста страна не избавится. Тем более, что при этом «Газпром» на литовском рынке одновременно выступает и продавцом, и покупателем газа, что исключает всякую конкуренцию на этом рынке энергоносителей. Чтобы все это изменить в корне, нужно было решится на серьезную газовую реформу.

Рецепт избавления от монополиста

В этом деле Литва опиралась на законодательство ЕС. В июле 2009 года Европарламент принял Директиву о единых правилах внутреннего рынка природного газа ЕС. Речь идет о Третьем энергетическом пакете Евросоюза, который нацелен на либерализацию энергорынка (вступил в силу с марта 2012 года). Один из пунктов Третьего энергопакета – обязательное разделение поставок и транспортировки газа. Причем, каждая страна-член ЕС может выбрать свой вариант разделения: мягкий – когда создаются разные юрлица для этих видов бизнеса, жесткий – продажа одного из бизнесов третьему лицу (или государству, если собственник не согласен с реорганизацией).

Вильнюс выбрал жесткий вариант Третьего энергопакета. Было принято решение разделить Lietuvos dujos на две компании: одна должна управлять передачей газа, другая – его распределением, а также передать управление этой инфраструктурой в руки государства. Задача ставилась следующим образом: правительство Литвы должно управлять стратегической газовой инфраструктурой. Для Литвы это было тем более важно, поскольку страна планировала построить терминал сжиженного газа (СПГ) и подключить его к газотранспортной системе.

После разделения Lietuvos Dujos функция торговли газом была отделена от функции транспортировки, а газораспределительная система перешла к новой компании Amber Grid. Российский «Газпром», как другие акционеры, получил в обеих компаниях равные доли – по 37,1%.

В мае 2014 года литовские госкомпании выкупили у немецкой E.ON Ruhrgas по 38,9% акций Lietuvos Dujos и Amber Grid, увеличив свои доли до 56,6%. Вслед за чем руководство Литвы приняло решение полностью их консолидировать, а для этого в газотранспортных и газораспределительных компаниях Литвы требовалось избавиться от «Газпрома» как акционера.

В конце мая литовские госкомпании Lietuvos Energia и Epso-G направили оферты на выкуп акций газовой компании Lietuvos dujos (занимается распределением и поставками газа) и оператора газораспределительной системы Amber Grid. За долю в Amber Grid «Газпрому» предложили 50,4 млн. EUR, а за пакет акций Lietuvos dujos – 70,42 млн. EUR. Фактически цена на них была установлена в середине мая, когда свои пакеты по 38,9% акций в Аmber Grid и Lietuvos Dujos компаниям Epso-G и Lietuvos Energija продала немецкая E.On. 19 июня «Газпром» продал свои доли по 37,06% в литовской газотранспортной компании Amber Grid и газораспределительной Lietuvos Dujos, – таким образом, российский концерн ушел из газотранспортной сети Литвы.

При этом накануне антимонопольное ведомство Литвы выставило «Газпрому» штраф почти на 36 млн. EUR, обвинив его в препятствовании своповым сделкам компании Lietuvos Energijos Gamyba. (Этот штраф может снизить итоговую сумму, которую «Газпром» получит от Литвы за доли в Amber Grid и Lietuvos Dujos). Ведомство сослалось на свое решение от 2004 года, по которому «Газпрому» было разрешено приобрести 34% акций другой литовской компании Lietuvos dujos при условии, что российская компания не будет препятствовать местным потребителям покупать газ у третьих лиц.

Сейчас Литва завершает проект строительства СПГ-терминала, который поможет ей снизить зависимость от поставок «Газпрома» и интегрирует в международные газовые рынки. Мощность терминала составляет около 2-3 млрд. куб. м, но может быть увеличена до 4 млрд. куб. м (в 2013 году Литва импортировала 2,6 млрд. куб. м газа, в 2012 году – 3,2 млрд. куб. м).

Следует заметить, что ранее «Газмпром» ни разу не предоставлял Литве ценовые скидки на газ, хотя для ряда европейских потребителей он это делал. И лишь в мае 2014 года российский концен согласился снизить цену для Литвы примерно на 20% (скидка начала работать с 1 июля).

Возможно, на это решение повлияло введение в эксплуатацию клайпедского терминала СПГ. Правда, «Газпром» настаивал, чтобы эта сделка включала в себя также отзыв судебного иска Литвы к «Газпрому» на 1,5 млрд. EURи гарантии транзита газа в Калининград после 2015 года, когда истекает транзитный договор. В связи с чем премьер-министр Литвы Альгирдас Буткявичюс заявил, что подписанное с Россией соглашение, определяющее основные принципы ценообразования в рамках долгосрочного контракта на поставку российского газа до конца 2016 года, не повлекло за собой никаких изменений в позиции Вильнюсу по иску к «Газпрому» в Стокгольмском арбитраже.

«Альтернатива» по-белорусски

Единственную серьезную попытку диверсифицировать поставки газа в страну Беларусь сделала в 2010 году – буквально через несколько дней после очередной газовой войны с Россией.

Вопрос альтернативы тогдашний министр энергетики Беларуси Александр Озерец обсуждал с литовским министром энергетики Арвидасом Секмокасом 22 июня, в самый разгар этой войны. Вслед за чем премьер-министр Беларуси Сергей Сидорский поспешил заявить, что Беларусь давно ищет альтернативные пути поставок энергоресурсов, и один из таких проектов – строительство терминала СПГ в Литве. Более того, как заявлял тогда С. Сидорский, Беларусь может объединить с Литвой финансовые ресурсы для реализации такого проекта. А в конце июня этот проект с премьер-министром Литвы Андрюсом Кубилюсом обсуждал уже белорусский президент.

Специально созданная литовско-белорусская рабочая группа по сотрудничеству в вопросах ТЭКа должна была к 1 ноября 2010 года направить предложения по строительству СПГ-терминала в Литве. Белорусская сторона сначала заявила о готовности построить в Литве терминал СПГ мощностью 8 млрд. куб. м в год, затем – до 5 млрд. куб. м. Дальше требовалось подготовить проектное предложение, технические проекты и приступать к строительству. Но ничего не было сделано – проект заглох.

Дело в том, что в конце 2010 года успела помириться с Россией и взяла курс на более глубокую интеграцию в таможенной «тройке». За что после продажи «Газпрому» газотранспортную системы Россия снизили цену на газ для Беларуси на 40%, до самого низкого уровня на постсоветском пространстве – 165 USD/тыс. куб. м. После чего белорусское руководство и вовсе заявило об экономической нецелесообразности проекта участия в строительстве терминала СПГ в Литве, ссылаясь на высокие финансовые издержки.