Белорусско-американские отношения: потепление – еще не тепло

В конце июня произошла смена временных поверенных в делах США в Беларуси: говоря актуальным ныне футбольным языком, вместо Итана Голдрича вышел Скотт Роланд. Как известно, причиной замены далеко не всегда является недовольство тренера действиями игрока. Вот и в данном случае, как представляется, покинувшего поле едва ли можно упрекнуть в плохой игре.

В самом деле, нельзя отрицать, что за два года пребывания г-на Голдрича в нашей стране в белорусско-американских отношениях наметился положительный сдвиг, пусть пока не слишком значительный. Во всяком случае, тот факт, что совместно с Госдепартаментом велась работа, направленная на нормализацию белорусско-американских отношений, засвидетельствовало даже белорусское внешнеполитическое ведомство, которое в минувшие годы было крайне скупым на позитивные высказывания в адрес Вашингтона, зато очень часто его чрезвычайно энергично критиковало.

В частности, на брифинге в МИД РБ, состоявшемся 6 июня, было чуть ли не впервые публично признано, что, оказывается, еще с 2004 года Беларусь разрешает использовать свое воздушное пространство и осуществлять посадки на своих аэродромах для снабжения сил США в Афганистане. А с января 2011 года через нашу территорию в тех же целях осуществляется и железнодорожный транзит грузов, причем в прошлом году данная договоренность была подтверждена и расширена.

Не ведала белорусская общественность и про сотрудничество по предотвращению незаконного транзита ядерных материалов, которое способствовало «раскрытию конкретных международных преступлений, наносивших ущерб личной и имущественной безопасности граждан Беларуси, США и других государств».

Со своей стороны, Соединенные Штаты поддержали выдвинутые Беларусью в ООН инициативы по борьбе с торговлей людьми и предотвращению незаконной торговли органами.

Наконец, что-то зашевелилось и в области торговли и инвестиций. Так, 2 апреля глава белорусского внешнеполитического ведомства Владимир Макей принял делегацию во главе с высокопоставленным представителем компании General Motors Энди Данстаном и обсудил с ним ход реализации инвестиционного проекта по созданию в Беларуси сборочного производства легковых автомобилей.

Предполагалось, правда, что первый автомобиль сойдет с конвейера к 3 июля, однако праздник прошел, а победные реляции что-то не гремят. Не сорвалось бы, как когда-то с Ford Motors…

Кроме того, в первом полугодии прошла целая серия экономических мероприятий. 30 января в Вашингтоне состоялась презентация возможностей делового и инвестиционного сотрудничества с Беларусью, организованная посольством Беларуси в США совместно с американскими Центром «Евразия» и Евразийской бизнес-коалицией. По сведениям МИД, в ней приняли участие «представители аппарата Конгресса, госдепартамента, министерства торговли и Национальной академии наук США, Всемирного банка, МВФ, правительств города Вашингтона и штата Мэриленд, американских консалтинговых и юридических фирм, аналитических центров, университетов и общественных организаций». Они «положительно охарактеризовали созданные в Беларуси условия для торгового и инвестиционного взаимодействия, призвав инвесторов из США к более активному сотрудничеству с нашей страной».

13 марта в белорусском посольстве в США состоялась еще одна презентация – торгово-экономических и инвестиционных возможностей Беларуси для членов Клуба молодых профессионалов Вашингтона. Там тоже были обсуждены возможности взаимовыгодного делового взаимодействия с Беларусью, а также представлена деятельность белорусско-американского Совета делового сотрудничества.

А в середине мая Хьюстон, что в Техасе, посетила делегация во главе с председателем могилевского горисполкома Владимиром Цумаревым. Мэры обсудили перспективы развития разноплановых партнерских отношений, а затем прошел белорусско-техасский бизнес-форум с презентацией возможностей торгово-экономического сотрудничества с Могилевом и с Беларусью в целом.

Конечно, говорить об успешности взаимодействия в данной сфере явно преждевременно. Тем не менее, какие-то горизонты все-таки могут открыться.

Также, по словам Итана Голдрича, значительно улучшились отношения между США и Беларусью в области культуры. А всемирно известный американский кардиохирург Вильям Новик в очередной раз приехал в Беларусь с благотворительной акцией «Детское сердце». Безвозмездно проведенные под его руководством сложнейшие операции должны спасти жизни еще десятку маленьких пациентов.

Что же касается обычных белорусских граждан, то для них, вероятно, наиболее привлекательным результатом станет предстоящее расширение постоянного штата американского посольства с пяти до шести человек. Впервые после радикальных сокращений, имевших место в 2008 году, это позволит специальному сотруднику заниматься консульскими вопросами и, соответственно, принимать больше визовых заявок.

Понятно, что один человек будет не в состоянии обработать больше некоего ограниченного количества заявок, поэтому вожделенное счастье обретут лишь некоторые категории населения, но все же это существенно лучше, чем вообще ничего.

Надо полагать, с учетом всех этих обстоятельств, 11 июня пресс-секретарь МИД без особого возмущения прокомментировал решение американской администрации о продлении еще на год действия известного «Акта о демократии в Беларуси». Фактически он лишь отметил, что «подобные решения препятствуют развитию белорусско-американских отношений» и рекомендовал Белому дому «обратить внимание на абсурдность формулировок… о наличии, якобы, исходящей от Беларуси «необычной и чрезвычайной угрозы национальной безопасности и внешней политике США», особенно на фоне имеющихся реальных примеров взаимодействия между нашими странами по наиболее важным вопросам глобальной и региональной безопасности».

Разумеется, было бы чересчур наивно ожидать разрешения сразу всех противоречий. Причем если одни из них, как, скажем, вызвавшее в Беларуси «волну негодования» отнесение американским телеканалом CNN памятника в Брестской крепости к числу, мягко говоря, не самых привлекательных монументов мира, трудно считать очень уж серьезным, то другие вполне могли привести к весьма негативным последствиям.

Речь идет, в частности, о подозрениях в причастности нашей страны к истории с принудительной посадкой Ираном американского беспилотника и к созданию его иранского аналога. Кроме того, американская разведка будто бы призвала проверить новую компьютерную сеть американской службы здравоохранения на предмет вредоносных программ в связи с появлением сообщений о том, что к разработке сайта причастны программисты, связанные с белорусским правительством.

Впрочем, на данный момент эти подозрения, по-видимому, не подтвердились, и в итоге можно согласиться с выводом, что в отношениях Беларуси с Соединенными Штатами последнее время наблюдается некоторое смягчение позиций. Как, кстати, и с Европейским союзом.

Но тогда вновь встает извечный вопрос: поспособствует ли этот процесс достижению конечной цели каждой из сторон. Для Минска таковой является, понятное дело, отмена всех санкций, тогда как для Вашингтона – проведение здесь демократических преобразований, а в качестве первого этапа – освобождение политзаключенных. Ибо, как заверил в своем прощальном интервью Итан Голдрич, позиция США в отношении прав человека и демократизации остается последовательной и принципиальной.

На сей счет существуют прямо противоположные точки зрения. Согласно одной из них, на которой стоит радикальная часть белорусской оппозиции, сближение лишь способствует укреплению режима, практически не меняя его сущности. Ее приверженцы, по сути, исповедуют принцип «чем хуже – тем лучше», полагая, что максимально жесткое давление Запада неизбежно приведет к резкому снижению уровня жизни белорусского населения (что действительно не исключено) с последующим выходом его на улицы для свержения действующей власти (что сомнительно).

Сторонники другого подхода, напротив, достаточно оптимистично оценивают возможные последствия нынешних тенденций. Они исходят из тех соображений, что официальный Минск был напуган откровенной агрессией России против Украины, и в целях самосохранения стал склоняться к движению навстречу отдельным западным требованиям.

В целом с такими рассуждениями согласиться можно. В то же время не следует переоценивать готовность режима «поступиться принципами». По крайней мере, утверждение, что на фоне ситуации в Украине Беларусь и Соединенные Штаты «обречены на восстановление отношений», представляется слишком уж оптимистичным хотя бы потому, что в глазах Белого дома поведение Минска в украинских событиях вряд ли всегда выглядело безупречным.

Белорусское руководство прекрасно осознает, что в складывающейся ситуации угроза в перспективе потерять власть может надвинуться как с запада, так и с востока, хотя, ясное дело, совершенно по-разному. И, несмотря на украинский пример, похоже, что на сегодняшний день в качестве основного источника опасности по-прежнему видится Запад.

Соответственно, хотя лавирование наверняка будет продолжаться, дальше определенной (причем не слишком далекой) черты белорусские власти на сближение с ним не пойдут. Тем более в свете того, к чему привело подобное намерение Киев.

Так что отдельных позитивных шагов, вроде освобождения политзаключенных, ожидать можно, однако на кардинальные перемены во внутренней политике надежд крайне мало. Со всеми вытекающими последствиями.