Война Владимира Путина с «украинскими фашистами»: новая фаза конфликта

Подписание 27 июня 2014 г. украинским президентом Петром Порошенко экономической части Договора об ассоциации Украины и Евросоюза, а также мирный план киевского руководства, направленный на нормализацию ситуации в Донецкой и Луганской областях, позволяют говорить о начале новой фазы борьбы Украины с Россией за обеспечение территориальной целостности и единства государства. По нашему мнению, ярким свидетельством начала нового этапа борьбы российского президента с демократически избранным на выборах 25 мая руководством Украины является обращение президента РФ в Совет Федерации Национального Собрания Российской Федерации. В нем содержится просьба отозвать разрешение президенту России применять вооруженные силы на территории соседнего государства для защиты прав русскоязычного населения от «нападок» на него, «фашиствующих банд», окопавшихся в Киеве. Не вызвав ажиотажа и даже должного обсуждения, данная инициатива Владимира Владимировича Путина была одобрена депутатами верхней палаты 25 июня абсолютным большинством голосов («за» проголосовало 153 члена, «против» – 1, «воздержалось» – 0) [1].

Глава комитета по обороне Виктор Озеров напомнил коллегам, что «1 марта этого года сенаторы поддержали президента Путина, разрешив ему использовать войска в соседнем государстве исключительно в профилактических целях – предостеречь Киев от агрессивных действий в Крыму». Заданный Озеровым «вектор» был поддержан остальными ораторами. «Сдерживающий характер постановления позволил Крыму вернуться домой совершенно бескровно», – сказала на заседании сенатор от Республики Крым Ольга Ковитиди. «Наша страна заставила партнеров считаться с нами», – заявил с трибуны вице-спикер СФ Ильяс Умаханов. – «На этом фоне попытки представить, что сегодня мы проводим работу над ошибками, что сегодняшнее предложение президента – это проявление слабости,  либо тотальное заблуждение, а скорее сознательное циничное искажение конструктивной направленности предложения главы государства». Все остальные ораторы в разных вариациях говорили об одном и том же: лестные оценки в адрес главы государства и горячая поддержка документу. Реакция сенатора Геннадия Макина поставила точку в этом вопросе. Он предложил прекратить прения, если все выступают «за», спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко мгновенно вынесла постановление на голосование. В итоге, подавляющее большинство членов палаты поддержали инициативу президента [2]. 

Из поля внимания выдающихся российских сенаторов ушло главное: что же случилось с проклятыми «украинскими фашистами», которые уже четыре месяца «измываются» над этническими русскими в Украине и над теми «украинцами, которые поддерживают связи с великим русским народом, его языком и культурой»? Другими словами, непонятно: разгромили ли их доблестные русские войска, которые с 1 марта, с одобрения СФРФ, занимались данной довольно щекотливой операцией на всей территории соседнего славянского государства? Освобожден ли от их господства Киев – мать городов Русских? Освобождена ли Восточная Украина? Раз «фашистский переворот» в Украине стал причиной, побудившей президента России принимать срочные меры по освобождению братского народа от господства «фашистов», «бандеровцев», «антисемитов», то хотелось бы услышать: что же с ними всеми случилось? Или же «фашисты», «бандеровцы», «антисемиты» у власти в Украине являются плодом больного воображения Владимира Владимировича Путина и людей из его ближайшего окружения? В таком случае верхняя палата российского парламента должна осудить собственные решения от 1 марта 2014 г или, по крайней мере, создать парламентскую комиссию для расследования преступного деяния, чуть было не ввергнувшего Россию в состояние войны с Украиной. 

Слова «фашизм» в отношении к Украине используются сегодня, главным образом, для акцентирования внимание на определенной поддержке со стороны общества партий и движений националистического толка. Хорошо известно, что по итогам свободных выборов президента Украины 25 мая лидер Правого сектора Дмитрий Ярош и лидер партии Свобода Олег Тегнебок вместе набрали меньше голосов, чем президент Всеукраинского еврейского конгресса Вадим Рабинович.

По мнению российского философа Никиты Петрова, которое я полностью разделяю, «это – убийственный факт для сегодняшней российской пропаганды. Все, что она талдычила, все эти клише, которые она использовала, оказались ложными. Вот – выбор украинского народа. Вот подлинная мера влияния тех или иных национальных или ультра национальных лидеров и идей. Вот это, собственно говоря, и является моментом истины. Таким образом, провалилась российская пропаганда. Но она, кажется и выводов никаких для себя не сделает. Как будто, не заметили и продолжают сражаться с фашизмом, именно в Украине. Наверно, прежде всего, надо было начинать с себя (т.е. России, где влияние неофашистской идеологии и политики, является большим, чем в Украине – прим. авт.)» [3]. 

Влияние украинских партий националистической ориентации является слабым, и тем более, слабы их позиции в структурах власти. Эта истина стала абсолютной после  выборов главы украинского государства 25 мая 2014 г. Тем не менее, руководство России не изменили своего политического курса в отношении соседнего государства. Не улучшилось и качество работы российских журналистов, повествующих о событиях в Украине. В лучших традициях геббельсовской пропаганды на российских и русскоязычных телезрителей обрушиваются ушаты грязи, часто голословных обвинений украинского руководства во всех смертных грехах со стороны главных пропагандистов из НТВ, ОНТ и РТР. Верить в тот бред, который ежедневно распространяется российскими каналами просто не возможно! Телевидение РФ стремительно теряет аудиторию в странах СНГ. В Беларуси, например, многие телезрители выбирают Euronews и даже пролукашенковский канал БТ, который не скатился до уровня коллег из России, а просто пересказывает факты из политической и экономической жизни Украины, фактически не комментируя их. 

Чем же можно объяснить это противоречие: фактическое отсутствие фашизма в Украине и упорную борьбу с ним Владимира Владимировича Путина и его немногочисленных сторонников из Луганской и Донецкой областей, которые ни дня не продержались бы без массированной военной помощи со стороны России? Ответ на этот вопрос кроется в резком увеличении общественной поддержки президента РФ после его незаконного, но бескровного присоединения Крыма к Российской Федерации. Если в цивилизованных странах рейтинги руководства увеличиваются в связи с улучшением экономического положения, ростом жизненного уровня населения, то в России все оказалось почти как при Иосифе Сталине. Несмотря на экономическую стагнацию, признаваемую правительством и министрами экономического блока, общественная поддержка главе государства взлетела до небес после аннексии Крыма и принятие данной автономной республики в состав Российской Федерации. 

По данным Левада-центра, рейтинг одобрения деятельности президента России достиг 83% после аннексии Крыма. В начале марта он составлял 72%. Тем не менее, он пока не достиг пиковых показателей, которые были отмечены в августе-сентябре 2008 г. во время войны с Грузией, тогда было 87%. Как отмечает российский социолог Лев Гудков, «каждый раз все пики отмечены примерно такой милитаристской воинственной риторикой, мобилизацией, патриотическим подъемом.Если посмотреть на всю историю отношения к Путину, то первый такой взлет – это был в самом начале на фоне взрывов, на фоне истерии, страха, вторая чеченская война, взрывы в Москве и, соответственно, сказано было "мочить в сортире будем", то, что мгновенно познала страна своего лидера. Тогда все показатели буквально за два месяца взлетели, мы такого просто никогда не видели. Сейчас в более слабой форме, но повторяется примерно та же самая мобилизация» [4]. 

Редактор отдела комментариев газеты Ведомости Максим Трудолюбов считает, что путинское руководство давно нашло довольно универсальный способ выходить из каких-либо трудностей: «Если мы посмотрим на все почти пятнадцать лет нынешнего правления, мы увидим такие взлеты и снижения, которые связаны с патриотической  милитаристской мобилизацией. Я не думаю, что это представляет собой просто такой инструмент, который можно в любой момент снять с полки и применить. Все-таки ситуация должна соответствовать. Надо признать, что наш президент Владимир Путин владеет, если это инструмент, то он владеет им. Точнее, хорошо чувствует ситуацию и понимает, когда такого рода вмешательство требуется. Естественно, тут еще ситуация, не будь кризиса на Украине, неоткуда бы было взяться всей этой ситуации. Он очень вовремя оценил положение и сделал ход достаточно неожиданный с Крымом» [5]. 

До этого, вплоть до конца 2013 г. наблюдалось постоянное снижение рейтинга поддержки главы российского государства. Успешное проведение Олимпийских игр в Сочи увеличило популярность Путина только на 3-4%. Многие россияне продолжали считать, что «власть в России эгоистична, коррумпирована, воровата, мафиозна.Она не уважает людей, она ставит себя над законом, она некомпетентна, она не умна – это все сохраняется, но оттеснено этой волной ненависти и пропаганды, связанной с "угрозой на Майдане", "прихода к власти ультранационалистов"» [6].Если фашисты и не победили в Киеве, их необходимо было придумать в Москве в угоду верховной российской власти. 

С другой стороны, высокий рейтинг В. Путина загнал его в ловушку: с большой высоты ведь и падать больно, даже в давно уже недемократической России. Поэтому трудно согласиться с мнением российского политолога Леонида Радзиховского, который считает, что отзывая из верхней палаты российского парламента право на ведение полномасштабной войны против Украины, президент РФ демонстрирует свое стремление заменить так называемую гибридную войну: состояние ни мира, ни войны на поиск «худого мира» с Киевом, который всегда  лучше любой доброй ссоры. Худой мир с Украиной Россия попытается обменять на отмену санкций со стороны Запада и признание украинским руководством де-факто суверенитета Российской Федерацией над Автономной республикой Крым [7]. 

Даже если согласиться с утверждением Радзиховского, что обращение В. В. Путина в Совет Федерации РФ должно рассматриваться как чисто «символическое умывание рук» российского президента, «потому что вот у этих самых бойцов в “Луганде” и “Донбабве”, единственный стимул, который у них был, который их держал все это время, как мне кажется – это надежда на то, что что бы там ни было, все равно прилетит дядя Путин в голубом звездолете и все будет хорошо. Мы должны ночь простоять и день продержаться, пока Путин подойдет. Если Путин символически отряхнул прах с ног своих, и сказал: нет, никуда я не пойду, ничего я не введу, то для них это вышибание стула из-под них, вышибание морально-психологического стула: "А для чего тогда все, что мы тут делаем? Что мы тут колупаемся? Мы что, всерьез надеемся, на что"» [8]? 

Победить регулярную украинскую армию действительно невозможно, несмотря на ее плохое состояние. Все равно она находится в гораздо более боеспособном положении, чем воинство господина Стрелкова. «7 миллионов или 5 миллионов жителей Донецка и Луганска при довольно слабом местном сельском хозяйстве существовать (как самостоятельные государства – замечание автора) не могут по многим причинам. Первое: они сразу попадают под жесточайшее европейское эмбарго, потому что их уголь и их сталь – это вам не газ и не нефть, Европа прекрасно обойдется без этого угля и без этой стали. У них 30% экспорта идет в Европу, значит не пойдет. Второе: российский бюджет совершенно не горит желанием повесить себе на шею еще и этот расход. Поэтому они, конечно, могут жить, голодной смерти и голодомора у них не будет – это вообще в современном мире невозможно, но уровень жизни этих людей рухнет в разы и никакой малейшей перспективы подняться у него не будет» [9]. 

По нашему мнению, Владимир Владимирович Путин был вынужден пойти на отзыв из парламента собственного права на использование вооруженных сил в Украине. Его побудили к этому не санкции Запада, о которых лишь много говорят, а провал предпринимавшихся усилий по срыву выборов президента Украины в Одессе, Харькове, Днепропетровске и ряде других городов Южной и Восточной Украины. Данный политик отступает только тогда, когда получает решительный отпор. Поэтому, гибридная война в Луганске и Донецке, будет продолжена до тех пор, пока сепаратисты, до зубов вооруженные современным российским оружием, не понесут сокрушительного поражения от украинской армии, которая 30 июня прервала перемирие и продолжила наступление. Владимира Владимировича Путина никогда не останавливала кровь, тем более кровь мирных жителей украинских сел и городов. Поскольку, российский президент не может допустить, чтобы обвалился его рейтинг, и испарился имидж «самого надежного пацана», будет продолжена и информационная война России против Украины. Ради них придется проливать кровь российским наемникам и гражданам Украины, которые поверили обещаниям Кремля: реализовать Крымский сценарий в Донецкой и Луганской областях, а не ради претворения в жизнь утопических теорий российского геополитика Александра Дугина. Впрочем, влияние последнего на Владимира Путина является темой отдельного самостоятельного расследования. 

Примечания

[1] Шакиров М., Сетликова Д. Как попросил президент // Радио Свобода 25.06. 2014.

[2] Там же.

[3] Гл.: Пра фашызм і фашыстаў // Радыё Свабода 23.06. 2014.

[4] См.: Крымский эффект: Путин навсегда // Радио Свобода 02.06.2014.

[5] Там же.

[6] Там же.

[7] См.: Путин предпочел гибридную войну // Радио Свобода 24.06. 2014.

[8] Там же.

[9] Там же.