Нефтяная рента Беларуси будет снижаться

2015 год станет для Беларуси лучшим за последнее время по объемам получения нефтяной ренты от переработки российской нефти на своих НПЗ. Около 40% всего объема экспортных пошлин на нефтепродукты останутся в белорусском бюджете, в то время как на этапе их межбюджетного распределения между РФ и РБ страна могла претендовать лишь на 15%-30%. Последние 2-3 года их объем составлял менее 10%. Между тем налоговые маневры, которые разрабатываются в России для нефтяной отрасли, предполагают в перспективе снижение нефтяных дотаций для Беларуси.

По предварительным оценкам, в 2014 году Беларусь перечислит в российский бюджет около 3,5 млрд. USD экспортных пошлин на нефтепродукты, в 2015 году сумма перечислений могла быть примерно такой же. На этапе подписания 29 мая в Астане договора о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС) Беларусь выторговала для себя возможность оставить в своем бюджете в 2015 году 1,5 млрд. USD экспортных пошлин на нефтепродукты, а все вверх этой суммы перечислит в бюджет России. Таким образом, в будущем году Беларусь перечислит в российский бюджет около 2 млрд. USD. Распределение экспортной пошлины между бюджетами составит примерно 40% к 60% – это неплохая для Беларуси пропорция.

Следует напомнить, что в рамках «двойки» (Беларусь-Россия) механизм межбюджетного распределения экспортных пошлин на нефтепродукты уже работал. В 2007 году в бюджет Беларуси поступало 30% доходов от экспорта нефтепродуктов, в бюджет России – 70%, в 2008 году – соответственно 20% и 80%; в 2009 году пропорция поменялась: Россия получала 85%, Беларусь – 15%. В то время Москва взимала свою долю нефтяной ренты через введение спецпошлины на поставляемую в Беларусь нефть: в 2007 году спецпошлина на нефть для Беларуси рассчитывалась с применением коэффициента в размере 0,293 от ставки таможенной пошлины на российскую нефть, в 2008 году эта ставка устанавливалась с применением коэффициента 0,335, в 2009 году – с коэффициентом 0,356.

Очевидно, что механизм распределения нефтяной ренты, который заработает со следующего года, проще и выгоднее для Беларуси. В 2015 году Беларусь будет ежемесячно перечислять в свой бюджет не менее 125 млн. USD экспортных пошлин на нефтепродукты, остальная сумма будет направляться в российский бюджет. Причем, эту сумму белорусская сторона застолбила за собой, невзирая не только на свои обязательства поставить топливо на российский рынок (в этом случае экспортная пошлина не начисляется. В 2014 году Беларусь должна поставить на российский рынок 3 млн. тонн), но и возможные налоговые сценарии в РФ.

«Условия 2015 года будут наилучшими за последние 7 лет по такому чувствительному вопросу между Беларусью и Россией», – уточнил замминистра финансов Дмитрий Кийко.

По его словам, договоренность о распределении экспортных пошлин рассчитана на долгосрочный период – практически до выхода на единый рынок нефти и нефтепродуктов (как предполагается, это 2025 год). Причем, как отметил член совета ЕЭК от Беларуси Сергей Румас, в протоколах заложен гибкий механизм пересмотра предельной суммы отчислений, и сумму в 1,5 млрд. USD белорусская сторона «рассматривает как первый этап выхода на взаимоотношения без этих ограничений» – как возможность поэтапного полного отказа от перечисления вывозных таможенных пошлин в российский бюджет.

Однако весьма сомнительно, что официальному Минску удастся увеличить свою долю нефтяного пирога.

Посол России в Беларуси Александр Суриков на пресс-конференции 11 июня в этой связи заметил, что стороны пока договорились о распределении пошлин лишь в 2015 году, – «все последующие годы этот вопрос подлежит обсуждению в конце каждого года». В то же время, заметил дипломат, «цифра передачи не может быть ниже, чем в 2015 году».

Между тем, все налоговые маневры, которые сейчас разрабатываются в России для нефтяной отрасли, нацелены в том числе и на снижение дотаций для Беларуси.

В России еще не поставлена окончательная точка в дискуссиях относительно налоговой политики в нефтяной сфере – сроков снижения экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты и повышения налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). От сроков налогового маневра, между прочим, зависит и величина нефтяной субсидии для Беларуси. Нефтяной маневр – вынужденная для России мера. По оценкам Минфина РФ, сохранение экспортной пошлины на действующем уровне с учетом достигнутых договоренностей по созданию ЕАЭС означает субсидирование белорусской экономики из российского бюджета на уровне 180-200 млрд. RUR в год. Министерство стремится избавиться от этих субсидий как можно быстрее, поэтому и предложило правительству радикальный вариант – провести налоговый маневр в нефтяной отрасли за 2 года.

Ибо сохранение высокой экспортной пошлины не только позволяет субсидировать Беларусь, но также создает перекосы в российской экономике, – приводит к неэффективному распределению энергетических субсидий (в виде пониженных по сравнению с рыночными внутренних цен на нефть и нефтепродукты) и не способствует повышению энергоэффективности и конкурентоспособности российских компаний.

Шоковый сценарий Минфина предполагал, что в течение 2 лет, до 2016 года, экспортные пошлины на нефть, светлые нефтепродукты и масла будут снижены более чем наполовину. Параллельно более чем в 2 раза будет повышена ставка НДПИ на нефть – до 1.005 RUR/тонна. Чтобы сдержать рост цен на нефть и бензин на внутреннем рынке, Минфин предлагал резко снизить топливные акцизы.

Аналитики подсчитали, что за форсированный нефтяной маневр пришлось бы заплатить переработчикам нефти и промышленным потребителям топлива в России. Причем, самую большую сумму – 6 млрд. USD в год – потеряли бы белорусские НПЗ, поскольку им пришлось бы покупать российскую нефть значительно дороже, чем сейчас.

Но этот агрессивный сценарий из-за негативных последствий для промышленности и нефтяных компаний Минэнерго РФ не поддержало. Оно предложило установить ставку НДПИ на нефть на уровне 625 RUR/тонна с 2015 года и на последующие годы, при этом снизить предельный коэффициент изъятия при расчете ставки экспортной пошлины на нефть с 57 до 51%, но предусмотреть более плавное повышение ставок экспортных пошлин на мазут: с 2015 года – 80% от ставки вывозной таможенной пошлины на нефть, с 2016 года – 90%, с 2017 года – 100%.

В результате переговоров два российских министерства, Минфин и Минэнерго, согласились провести налоговый маневр в нефтяной отрасли за 4 года, что позволит сгладить шок: вместо двух «прыжков» будет четыре «полупрыжка». Российские чиновники рассчитывают, что за 4 года им удастся совместить решение отраслевых и бюджетных задач: завершить модернизацию НПЗ, обеспечить спрос на нефтепродукты, сохранить темпы добычи нефти, выполнить план по доходам бюджета и унифицировать таможенно-фискальную политику стран ЕАЭС. В то же время эксперты предупреждают, что модернизация российских НПЗ даст ощутимые результаты лишь к 2020 году, когда глубина переработки нефти в РФ увеличится с 72% до 85% (для сравнения: в Европе уже сейчас 85%, в США – 90%), а доля мазута к этому времени снизится с 28% до 15%, доля дизельного топлива вырастет с 26% до 33%.

К тому же Минфину и Минэнерго РФ предстоит еще один непростой раунд переговоров – с компанией «Роснефть», которая противится такому налоговому сценарию из-за негативных последствий для своей инвестиционной программы.

Однако какими бы ни оказались конечные ставки экспортных пошлин, за их снижение все равно кто-то должен заплатить: либо потребители, либо бюджет, либо нефтяники. Для всех участников этого процесса эта плата будет довольно болезненной.

Россия в 2013 году получила от нефти и нефтепродуктов 28% всех своих налоговых доходов (9,38% ВВП при общих доходах бюджета расширенного правительства в 33,31% ВВП). В докризисном 2007 году зависимость была ниже – 22,1% (8,07% ВВП из 36,49% ВВП соответственно). При этом уровень изъятий в нефтегазовом секторе, по расчетам Минфина, в 2013 году в 3 раза превышал показатель по всей экономике – 74,8% против 26,3%.

Если плату за налоговый маневр в России переложат на потребителей или нефтяников, то ее в полной мере также почувствуют белорусские потребители и нефтяники. Ведь снижение пошлины на нефть и повышение НДПИ в России автоматически приведет к повышению внутренней цены на нефть. Это означает, что белорусским НПЗ придется покупать нефть в России значительно дороже, чем сейчас (теперь ведь они импортируют из России без пошлины). Вслед за этим вырастет цена на белорусские нефтепродукты, что отразится на их конкурентоспособности, а значит и на доходах отечественных НПЗ.

В любом случае, налоговый маневр, который намерена реализовать Россия в ближайшие годы, будет означать снижение российских нефтяных дотаций в белорусскую экономику, чего так настойчиво сегодня и добивается, в частности, российский Минфин.