Поправки к Кодексу об образовании: незавершенная работа

Знакомство с проектом Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Кодекс Республики Беларусь об образовании» [1], вынесенное для обсуждения Министерством образования [2], заставляет вновь оценить реформистский потенциал  беларуского образовательного законодательства. В данной статье мы рассмотрим предложенные поправки в Кодекс об образовании через фокус предложений ППУ «Офис по правам людей с инвалидностью».

Начнем с концептуального подхода, реализованного в проекте Кодекса. Проект кодекса не учел принципиальное и необходимое для изменений в образовательной политике определение понятия «категории лиц с особыми потребностями». В представленном документе сохраняется биологическое (медицинское) понимание инвалидности и особенностей человека  с определенными недостатками: «лицо с особенностями психофизического развития –лицо, имеющее физические и (или) психические нарушения, которые ограничивают его социальную деятельность и препятствуют получению образования без создания для этого специальных условий». Такой подход Минобра вступает в противоречие даже с официальной политикой социальной защиты и здравоохранения и усиливает межведомственную рассогласованность на уровне понятий и подходов. Закрепление в Кодексе об образовании определение особенностей/инвалидности становится препятствием на пути присоединения к Конвенции о правах инвалидов (ООН, 2006), подготовка к которому белорусским правительством  ведется уже много лет.

Безусловно, мы говорим не просто о формальной замене  формулировок, но о принципиальном понимании того, что «лицо с особенностями развития и инвалидностью –это лицо с устойчивыми физическими, психическими, интеллектуальными или сенсорными нарушениями, которые при взаимодействии с различными барьерами мешают полному и эффективному участию его в жизни общества наравне с другими гражданами» (Закон РБ «О предупреждении инвалидности и реабилитации инвалидов»). Такой подход предъявляет ко всей системе образования требование устранения барьеров и обеспечения полноценного участия этих людей в образовательном процессе. Поэтому даже такое прогрессивное изменение в Кодексе, как внедрение в него понятия аутистических нарушений и связанных с ними процессуальных норм, лишь подчеркивает несовершенство базового понимания инвалида как«лица с особенностями психофизического развития».

Позитивным намерением проектантов Кодекса  следует считать отношение к инклюзии. Предложенный в проекте кодекса термин – «инклюзивное образование» –весьма актуален. Инклюзивное образование – это такой процесс обучения и воспитания, при котором все учащиеся, в независимости от их физических, психических, интеллектуальных и иных особенностей, включены в общую систему образования и обучаются вместе со своими сверстниками без инвалидности, которые учитывают их особые образовательные потребности и оказывают необходимую специальную поддержку. Однако в конструировании общей системы образования проектанты кодекса поместили инклюзивное образование в ряду с общим, специальным и интегрированным. Таким образом инклюзивное образование понимается как некая альтернатива. Что, по сути, противоречит самой идее инклюзии. Соответственно в Кодексе отсутствуют необходимые и достаточные процессуальные нормы,способствующие распространению инклюзивности как качества всего образования.

Не нашло места в новом проекте Кодекса предложение Офиса по правам людей с инвалидностью по поводу идентификации и запрета дискриминации в сфере образования. К сожалению, это выглядит как отказ Министерства образования  от попытки преодолеть один из совершенно реальных барьеров на пути получения образования для лиц с инвалидностью и особенностями в развитии. Обеспечение принципа равенства в образовании невозможно реализовать в достаточной мере без определения форм и условий возможного нарушения такого равенства и методов регулирования и воздействия на его качество. Очевидно, что понятие дискриминации распространяется на все сферы жизнедеятельности, приобретая в образовательной среде специфические интерпретации. Поэтому упомянутый выше процесс подготовки страны по присоединению к Конвенции о правах инвалидов (ООН,2006) налагает ответственность на власти по формированию антидискриминационных норм также в сфере образования.

Так, новая редакция Кодекса, помимо прочего, не пытается разрешить такую проблему права на образование (в частности высшее) для лиц с инвалидностью, как ограничение в выборе специальности для обучения перечнем рекомендаций МРЭК (Медико-реабилитационная  экспертная комиссия). Это фактически означает запрет на поступление в вуз на специальности, которые не прописаны МРЭК, – за исключением 2-3 профессий, по которым может работать человек с данным диагнозом. Отказа от рекомендаций МРЭК давно требует Общество инвалидов, другие общественные организации. Даже Министерство здравоохранения поддерживает это требование. А минобр по-прежнему предлагает приспосабливать человека к рабочему месту, а не рабочее место адаптировать к человеку с инвалидностью.И это снова возвращает нас к необходимости антидискриминационного похода в обеспечении доступности образования.

Имеются, конечно, в проекте Кодекса об образовании и отдельные подвижки в нужном направлении. Так, определенно позитивный характер имеет уравнивание дистанционной формы обучения с очной и заочной.Даже при значительных усилиях системы образования по обеспечению доступности образования, в ряде случаев дистанционное образование остается наиболее приемлемой для инвалидов формой получения специальности.

Подводя краткий итог, можно сказать, что возможность для реального реформирования системы образования, повышения ее доступности для людей с инвалидностью в новой редакции Кодекса пока не использована. Потому Офис по правам людей с инвалидностью настаивает на необходимости вернуться к его предложениям, системно увязанными с предложениями Общественного Болонского комитета и  провести качественные обсуждения предлагаемых инноваций.

--------

[1] Материал подготовлен в рамках взаимодействия «НМ» с Общественным болонским комитетом. См. также Дунаев В. Кодекс об образовании: корректировки и дополнения без изменений; Ветохин С. Позитивные изменения: советы вузов; Воронкевич С. Кодекс об образовании оставит студентов и без образования, и без самоуправления.

[2]Министерство образования выносит на общественное обсуждение проект Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Кодекс Республики Беларусь об образовании»