Обменяют ли «специмпорт» на пошлины?

Беларусь, если верить договоренностям, в 2015 году гарантированно получит в свой бюджет 1,5 млрд. USD экспортных пошлин на нефтепродукты. Причем, понимая все российские нюансы, белорусские чиновники предусмотрительно внесли в документ условия, которые гарантируют ей эту сумму независимо от того, насколько радикально может поменяться налоговая политика в России, и какой объем белорусского автомобильного топлива будет продан на российском рынке (в этом случае не надо платить экспортную пошлину. Однако внушительный нефтяной пряник Беларусь получит не только за подпись под договором.

Договоренности были обоюдными: Россия отменяет экспортную пошлину на нефтепродукты, а Беларусь открывает для компаний «тройки», прежде всего, российских, весьма чувствительные с позиций конкуренции рынки – алкоголя, табака, лекарственных изделий и рыбной продукции. То есть, речь идет о готовности пойти на отмену ставшему уже притчей во языцех института специмпортеров, с помощью которого Беларусь защищает внутренний рынок от иностранных товаров, производство которых, как правило, неплохо налажено в Беларуси. Речь идет прежде всего о табачной, алкогольной и рыбной продукции, ввоз которой разрешен только через институт специмпортеров.

Еще в рамках Союзного государства Россия отчаянно пыталась заставить белорусские власти ликвидировать институт специмпортеров, поскольку это мешало свободной торговле союзников. Белорусское руководство также настойчиво обещало, что вот-вот уберет этот барьер. Но он сохранился до сегодняшнего времени, хотя в несколько видоизмененном виде.

С 1 июля 2010 года указом президента из перечня рыбы, продуктов ее переработки и морепродуктов, исключительное право на импорт которых закреплено за государством, убрали морскую рыбу, а с 17 января 2013 года – пресноводную рыбу и морепродукты. При этом государство по-прежнему сохранило за собой исключительное право на импорт продуктов переработки рыбы.

В этом году исключительное право на импорт готовой или консервированной рыбы, икры осетровых и ее заменителей, изготовленных из икринок рыбы, получили 18 предприятий. В этом списке ОАО «Белрыба», СП «Санта Бремор», ОАО «Белбакалея», госпредприятие «Минский хладокомбинат №1», Белкоопторг – управляющая компания холдинга «Белкооппушнина», Брестская областная база «Белбакалея», госпредприятие Белкоопвнешторг Белкоопсоюза, ОАО «Бакалея Могилев», ИП «Рестораны МакДональдс», ОАО «Ресторация», ОАО «Табаквинторг».

Очевидно, что параллельно с дискуссиями об отмене экспортных пошлин на нефтепродукты при подготовке договора о ЕАЭС белорусская сторона готовила свой «тыл» – почву для отмены института специмпортера. Практически на финишном этапе этого процесса, 8 апреля, А. Лукашенко подписал указ № 148, который ликвидирует институт специмпортеров в рыбной отрасли. Обратим внимание, что указ вступает в силу с 1 января 2015 года. Но заработает ли он и в каком виде, пока абсолютно непонятно.

Еще один институт – специмпортеров алкогольной продукции – в Беларуси также долгое время оставался камнем преткновения в российско-белорусских торговых отношениях.

В ответ на претензии партнера белорусская сторона тоже вынуждена была несколько «модернизировать» этот институт. Если раньше белорусское государство для импортеров алкогольной продукции выделяло квоты, то в соответствии с декретом президента от 29 февраля 2008 года №3 квоты были отменены и введено исключительное право государства на импорт алкогольной продукции. Согласно этому документу, исключительное право реализуют компании – победители конкурса, который проводит специальная межведомственная комиссия не реже одного раза в год. Окончательный перечень победителей конкурса утверждает президент.

При этом дорогие алкогольные напитки, согласно декрету № 2 от 11 апреля 2011 года, можно ввозить в Беларусь в режиме свободного импорта. Этим право могут воспользоваться компании, размер уставного фонда которых составляет не менее 250 тыс. евро. Правительство своим постановлением от 6 июня 2011 года №713 уполномочило Минторг ежегодно определять перечень алкогольных напитков, на импорт которых не распространяется исключительное право государства.

В 2014 году Минторг определил 33 компании, получившие право на импорт алкогольной продукции Среди них – Витебский ликероводочный завод «Придвинье», Брестский ликероводочный завод «Белалко», «Минск-Кристалл», госпредприятие «Беларусьторг», Брестская областная база «Бакалея» ОАО «Белбакалея», ОАО «Продтовары», ОАО «Табаквинторг», Минский хладокомбинат № 1, СП «Перно Рикар Минск» ООО «ЕВРОТОРГ», ИП «Гарсия», ООО «Завод Бульбашъ», «Белтаможсервис», ИП «БелВиллесден» и т.д.

Беларусь также всегда защищала от конкурентов свой табачный рынок. Раньше она это делала через механизм квотирования и лицензирования импорта табачных изделий. Однако, выполняя межправительственное соглашение с Россией, с 1 октября 2007 года была вынуждена отменить этот механизм. Но свой табачный рынок не открыла, а ввела новый институт – исключительного права государства на импорт табачной продукции.

Ожидается, что институт специмпортера табачной продукции тоже будет отменен в Беларуси с 1 января 2015 года. Необходимые изменения в проект декрета президента, который устанавливает новые правила оборота табачной продукции на внутреннем рынке, уже подготовлены. В соответствии с ними с 1 января 2015 года в Беларуси отменяется исключительное право государства на импорт табачной продукции. Но одновременно предложено наделить правом оптовой торговли табачными изделиями только организации-производителей табачных изделий, организации-заказчиков табачных изделий, государственные юридические лица, а также негосударственные юридические лица с долей государства в уставном фонде более 25%.

Госчиновники не скрывают, что новый механизм – право оптовой продажи табачных изделий организациями-заказчиками – позволит загрузить мощности отечественных производителей и свести к минимуму долю импорта табачных изделий.

Следует заметить, что Лукашенко в стремлении сразу получить в свой бюджет 3-4 млрд. USD экспортных пошлин на нефтепродукты, готов был стахановскими темпами ликвидировать все барьеры и изъятия на пути торговли с Россией и торговать, что называется, с чистого листа. «Да, это усиление конкуренции в отдельных секторах, но если мы от своих партнеров требуем и просим, чтобы этих изъятий не было, то мы должны делать соответствующие шаги», – заявил он в октябре 2013 года.

Это заявление было сделано в расчете на то, что Россия уже с 1 января 2014 года разрешит Беларуси оставлять все экспортные пошлины на нефтепродукты. Предваряя это событие, профильные чиновники подготовили необходимые документы от отмене института специмпортера в алкогольной сфере с 1 января 2014 года. Законопроект о внесении изменений в закон «О государственном регулировании производства и оборота алкогольной, непищевой спиртосодержащей продукции и непищевого этилового спирта», согласно которому предусмотрена отмена исключительных прав государства на осуществление импорта алкогольных напитков, был завизирован всеми нужными инстанциями и ждал реакции Лукашенко.

Однако вопрос по экспортной пошлине на нефтепродукты с 1 января 2014 года не был решен – его отложили на год, белорусская сторона также не стала отменять институт специмпортеров. Сделает ли она это со следующего года – неизвестно.

Говоря о 1,5 млрд. USD, которые белорусский бюджет получит в 2015 году от экспортных пошлин на нефтепродукты, Лукашенко заметил, что «это крупный шаг России в финансовом отношении, но, с другой стороны, и мы вынуждены были пойти на уступки». По его словам, белорусскую сторону не очень устраивали позиции по лекарствам, алкогольной, табачной продукции, пиву: «мы слишком открываемся...». «Мы теряем многое. Мы договаривались по алкоголю, по табаку. Уступали по всем позициям, очень чувствительным для нас товарам. Очень чувствительным!», – заявил Лукашенко в интервью российскому телеканалу «Дождь».

Тем не менее, по-прежнему неясно, выполнит ли белорусское руководство свое обещанию по открытию своих наиболее ликвидных рынков или же опять придумает какой-нибудь новый ограничительный механизм для конкурентов. Тем более, что и повод для подобного маневра есть: Беларусь планировала в следующем году получить в свой бюджет 100% экспортных пошлин на нефтепродукты, а ей обещано лишь около 40%.

Если потери, связанные с открытием внутреннего рынка, окажутся весьма ощутимыми и приблизятся к объему нефтяных бонусов, белорусская сторона, как кажется, найдет возможности, как защитить отечественный рынок.