Кодекс об образовании: корректировки и дополнения без изменений

29 мая Министерство образования Беларуси вынесло на общественное обсуждение  проект закона «О внесение  изменений и дополнений в Кодекс Республики Беларусь об образовании». Откликаясь на призыв Минобразования «не оставаться равнодушными к содержанию Конституции образовательной отрасли страны», сайт «Наше мнение» совместно с Общественным болонским комитетом начинает публикацию экспертных мнений о содержании предлагаемой «конституции».

Когда после парламентских слушаний по образовательному законодательству в декабре 2013 года выяснилось, что проект изменений в образовательный кодекс поручено подготовить Министерству образования, стало ясно, что шанс реформировать нашу безнадежно самобытную систему образования упущен в очередной раз. Опубликованный Минобром проект закона «О внесении изменений и дополнений в Кодекс Республики Беларусь об образовании» подтвердил эти опасения.

Теперь стало ясно, что из тупика «самобытности» нас не выведут бесплодные экзерсисы ведомственных стратегов. Возможно, у них замирает сердце от собственной смелости. Если пройдет предлагаемый ими вариант, то мы получим возможность прежних специалистов называть бакалаврами, а типовые планы – примерными. Похоже, кому-то и такое переименование кажется значительным прогрессом. Тем более, если в новой редакции Кодекса вновь появится норма бюджетной поддержки образования, которая исчезла из законодательства в 2011 г. Правда, на прежние 10% ВВП замахнуться разработчики уже не рискнули, но и 6% – какое-то утешение. Особенно учитывая, что никто и раньше не принимал всерьез эти 10% ВВП. И никто никогда таких денег образованию не выделял. Давно уже и 6%не выделяют, несмотря на постоянные заклинания по поводу приоритетности образования в нашей стране. Новацией также станет и гарантированный уровень заработной платы педагогических работников. О том, чтобы включить эту норму в Кодекс, мечтал еще Александр Радьков в 2008 г. Но уверенности в том, что власть с этой нормой будут считаться, не так уж и много.

Однако, не имея денег для образования, государство не собирается отказываться или как-то сокращать степень своего безраздельного господства в этой сфере. Все призывы к усилению общественного участия в управлении образованием или расширению автономии учреждений образования, особенно вузов, звучавшие на парламентских слушаниях по совершенствованию законодательной базы образования 4 декабря 2013 года в выступлениях чиновников и депутатов, не были услышаны в Минобре. Врожденный порок белорусской системы образования – это бескомпромиссный этатизм, поощряющий постоянное вмешательство государства в отношения участников образовательного процесса.

Не принимая на себя ответственности за достойное финансирование образования, государство тем не менее не отказывается от того, чтобы замыкать на себя и опосредовать отношения групп интересов – так называемых стейкхолдеров образования. Видимо, чиновники убеждены, что без них ни один шаг никто не сможет сделать, не нарушив, охраняемую ими «гармонию» системы образования. Поэтому нельзя допустить, чтобы работодатели напрямую взаимодействовали с академическими сообществами учреждений образования, формулируя свои требования к компетенциям выпускников, как это уже много лет происходит в США, где профессиональные ассоциации вместе с университетами формируют стандарты качества. Или как это делается в Европе, где национальные рамки квалификаций становятся результатом общественного согласования интересов образования и рынка труда. Ни в коем случае наша власть не готова допустить, чтобы преподаватели и студенты вузов сами выбирали своих руководителей, а студенты создавали полноценные органы самоуправления. Даже мысль о том, что что-то может происходить в сфере образования без вмешательства чиновников, полагается крамольной и невыносимой. Поэтому в проекте закона О внесении изменений и дополнений в Кодекс об образовании Минобр позаботился сохранить все нормы, уничтожающие даже робкие надежды на усиление автономии академических сообществ, надежды на равноправное партнерство стейкхолдеров образования или демократические процедуры назначения руководителей учреждений образования.

И дело тут не только в политических рисках. Никакой особой оппозиционности в среде учащихся и учащих в нашей стране не наблюдается. Да и другие стейкхолдеры ничем не угрожают власти. Тотальное недоверие и подозрительность по отношению к любым формам самодеятельности питается традиционной идеологией этатизма, навязывающей ценности патернализма и господства над обществом.

В 2012 году Беларусь не приняли в Болонский процесс, прежде всего, из-за низкого уровня автономии вузов и отсутствия общественного участия в управлении образованием. Европейцы не стали бы препятствовать присоединению нашей страны к общему пространству высшего образования, если бы это касалось технических или структурных  расхождений образовательных систем. Но препятствием стал конфликт ценностей. Представителям Беларуси пытались объяснить, что откровенно этатистская идеология противоречит фундаментальным императивам европейской университетской традиции и что условием присоединения к «Болонскому клубу» является готовность принять  западные академические ценности. И причина не только в том, что эти ценности испытаны многовековой историей университетской жизни, но и в том, что только они обеспечивают качество и эффективность высшего образования.

Попытка все контролировать в образовании и командовать каждым шагом участников образовательного процесса приводит к эффекту сороконожки: параличу управления и болезненным диспропорциям. Кажется, и сами белорусские чиновники должны были бы убедиться в бесплодности этатизма. Весь 2013 год прошел под знаком критики системных  дисбалансов и эрозии академических стандартов в среднем и высшем образовании. Независимые эксперты и аналитики и ранее неустанно говорили о кризисе национальной системы образования; новостью стало масштабное подключение к этой критике руководителей различных ветвей власти. Они вдруг прозрели и обнаружили удручающую неэффективность расходов на образование, дефицит востребованных рынком труда компетенций у выпускников вузов*, кричащие перекосы в подготовке педагогических кадров, проваленный прием в вузы и многое другое.

Пока государство с увлечением организовывало и мелочно контролировало каждый шаг участников образовательных отношений, сама система образования накапливала диспропорции и умножала провалы.  И как бы чиновники не перекладывали друг на друга ответственность за дефекты образовательной политики, неспособность поддерживать баланс ее основных элементов – доступности, затрат и качества – является убийственным свидетельством не только персональных просчетов белорусских управленцев, но и порочности самой авторитарно-этатистской модели управления.

К сожалению, проект новой редакции образовательного кодекса свидетельствует о том, что отказываться от философии тотального контроля никто не собирается. А с пороками нашей системы образования в Минобре готовы бороться единственным способом –усиливая авторитарность управления. Но увы: реформа образование слишком серьезное дело, чтобы доверить ее государству.

-------

* См. Лаврухин А. Национальная система квалификаций Беларуси: медленно, но верно?; Крыжановская О. Профессиональные стандарты: международный опыт или «особенный путь»?