«Предварительная фаза». До сих пор

? Как сообщил посетивший Минск руководитель департамента Восточного партнерства Европейской службы внешних действий Дирк Шубель, Евросоюз и Беларусь готовят новый формат диалога под названием «Временная фаза». Какие шансы у этого процесса, если учесть данное белорусскими властями предварительное согласие на включение в диалог гражданского общества?

Андрей Федоров. Во-первых, как представляется, сути проекта в большей степени отвечает перевод его названия (Interim phase) как «Предварительная фаза». Отсюда следует, что предполагаются некие обоюдные действия, которые при удачном стечении обстоятельств могут привести к положительным результатам. То есть имеет место достаточно осторожный подход, не обещающий в скором времени больших достижений. Само по себе это неплохо, потому что внезапное лишение иллюзий зачастую бывает весьма болезненным.

Далее, целью процесса назван совместный анализ, как Евросоюз и Беларусь смогут сообща работать над модернизацией нашей страны. Задача, безусловно, весьма насущная, так как целый ряд событий последнего времени наглядно продемонстрировал, что в своих попытках осуществить оную самостоятельно белорусское руководство сталкивается с некоторыми трудностями.

При этом особо обращает на себя внимание тот факт, что, по словам г-на Шубеля, диалог может начаться «с области торговли и инвестиций, которые на данном этапе для Беларуси, как и для Евросоюза, имеют особую значимость».

Скорее всего, ЕС был упомянут здесь больше из вежливости. А вот то, что для официального Минска эта сфера сейчас является чрезвычайно чувствительной, сомнений, по-видимому, ни у кого не вызывать не должно. Именно это и подтверждает упомянутое согласие на вовлечение в диалог гражданского общества.

В целом эту инициативу можно приветствовать как доказательство готовности Брюсселя начать, наконец, углубление взаимодействия с государствами-партнерами. К сожалению, дьявол, по обыкновению, кроется в деталях. Если, например, допустить, что участию ГО в самом деле не будет поставлено препятствий, то при этом все равно неизбежно встанет вопрос, кто будет его представлять.

Очень хотелось бы ошибиться, но многолетний опыт дает основания полагать, что власти постараются включить в состав участников лишь лояльные им структуры. Если же это по каким-то причинам не получится, то будет предпринята попытка оставить за представителями ГО исключительно наблюдательные функции, да и то ограниченные. Тем самым все может быть сведено к чисто формальному присутствию.

По большому же счету судьба проекта будет зависеть от того, продолжит ли Москва регулярно подставлять крепкое родственное плечо белорусской экономике. Если да, то есть чрезвычайно серьезные опасения, что рано или поздно его постигнет та же печальная участь, что и аналогичные предыдущие.