Мясникович теперь уже хочет безработицу

Белорусу для жизни всегда хватало здравого смысла. Если надо – он заводит овец, выращивает кроликов. Когда в страну приходят оккупанты – сбывает коров и заводят коз. С этим мелким рогатым скотом невозможно наладить поставки молока вермахту, но семье хватает. До недавнего времени заводили свиней. В Беларуси даже мечты рассчитаны. Например, один известный деятель мечтает завести дополнительно 2,5 млн. коров средней молочности, чтобы  закрыть тему счастья народа отныне и навсегда. Просто и по-человечески понятно. А вот недавнее высказывание Михаила Мясниковича о необходимости 3-4%-ой безработицы – непонятно. Белорусский премьер приводит аргументы в пользу такого мероприятия, но они противоречат всем прежним установкам президента и правительства.

В те времена, когда Мясникович возглавлял Национальную академию наук, непосредственного отношения к реальной экономической политике он не имел, но и в своих «научных записках» не требовал заведения безработных в стране. Скорее всего, понимал, что такая хозяйственная инициатива отличается от любой другой.

В беседе с тележурналистом Юрием Козиатко глава правительства рассуждал, что нужно распределять социальную ответственность. Дескать, директора или там конструктора могут примерно наказать, но сотни пьяниц и нарушителей увольняют с предприятий, а они, перейдя улицу, устраиваются на другое. Так пусть же горит у них земля под ногами: «Так быть не может. Должен быть рынок труда. Если тот же рабочий не будет чувствовать дыхание в затылок – он обязательно будет работать плохо. По крайней мере, не всегда качественно».

Как заметил бы Сквозник-Дмухановский, «что ни слово, то Цицерон с языка слетает». Дело в том, что белорусские предприятия, не скажу большинство, но многие из них похожи как однояйцевые близнецы. В том смысле, что там имеются ужасные рабочие места, которые очень скверно оплачиваются. Поэтому никто из приличной публики там работать не желает. Придет такой, соблазненный кадровиками и «социальным пакетом» бедолага, месячишко поработает, получит вместо зарплаты «слезы Туби», да и уйдет в запой.  Вот и приходится увольнять. И напутствуют: в случае чего возвращайся. По любому, такой «вольняшка» – меньшее зло, нежели тунеядцы, которых привлекают, чтобы отрабатывали содержание своих детишек в детдомах по указу Лукашенко.

Граф Игнатьев некогда вспоминал из старорежимного армейского юмора. В манеже на смотре лошади стали под всадниками падать. Полковой командир стал сложно объяснять ситуацию генералу: мол, расковались, то да се… А тот спрашивает, пробовал ли овсом лошадок стимулировать… Разумеется, Мясниковичу и иным такие рабочие места не показывают, о зарплатах не рассказывают. А есть такие орудия труда, которые морально устарели еще при «перестройке», а физически – еще раньше. Когда дойдет очередь, кто вынужден работаться в таких условиях, – богу известно, а работать они должны сейчас.

Были времена, когда, например, коммунистическим новостройкам требовались кадры – людей профилактически судили и вывозили на объекты. Чтобы кормить и платить «по эконом-классу». О «всяких перековках» очень много написано, например, еще Горьким. Тот был «инженером человеческих душ», Мясниковичу это вроде как не к лицу. Ведь ситуация с безработицей предельно прозрачна. Если предприятия проигрывает рыночную конкуренцию, модернизируются, трансформируются, повышает производительность, то нуждается в сокращении численности работников, и увольняемые теряют по объективным причинам работу.

В законе они фигурируют как безработные, которым гарантируются известные услуги включая определенные социальные выплаты, поиск работы, бесплатную переквалификации и пр. То есть сначала проводятся определенные мероприятия – после растет безработица и, соответственно, армия безработных. Но не наоборот. Безработица не порождает модернизацию, трансформацию и пр.

Кстати, к безработным относятся те, кто ищет работу и готов работать. А закон должен предоставить безработному подходящую работу – адекватную в аспекте условий труда и его оплаты.А тех безработных, о которых думает Мясникович, у нас намного больше. Причем, среди занятых часто попадаются и тунеядцы. Которые свои обязанности исполняют спустя рукава, но вознаграждение получают.