Рост, даже если он отрицательный

Отрицательное сальдо [внешне]торгового баланса – фирменная особенность белорусской социально-экономической модели, которую можно было бы вынести за скобки и просто держать в уме, особенно о ней не распространяясь. Однако с некоего момента времени, когда показатели вульгарной эконометрики стали главными новостями (можно считать это «внешней» тенденцией, которая, впрочем, имеет в Беларуси свои специфические проявления) данный оператор – подобно другим – стал «дискуссионным» предметом.

Средняя заработная плата, стоимость квадратного метра жилья, курс доллара и евро, ВВП и ВНП, ВВП на душу населения и др. повышаются и понижаются, вызывая у наблюдателей и обывателей ощущение легкой, иногда – сильной эйфории (?). Последняя поступившая сенсация – дефицит в торговле товарами с Россией в декабре минувшего года в размере USD 839,7 млн.

Белорусский Совмин трактует эту статистическую новость оригинально (хотя и строго в местном стиле): «Такая отрицательная величина сальдо сложилась вследствие неравномерного распределения в четвертом квартале 2013 г. (октябрь, ноябрь) поставок нефти для переработки на белорусские НПЗ». Другими словами, в случае равномерного распределения поставок отрицательный баланс в декабре был бы не столь значителен – «трафик» был бы более устойчив. Равномерное помесячное распределение статистических операторов – это какое-то требование и норма?

В целом, рапортует Белстат, дефицит внешней торговли товарами за 2013 г. составил USD 5 млрд. 766,3 млн. против дефицита в размере USD 344,5 млн. в 2012 г. В том числе – в торговле с Россией отрицательное сальдо достигло USD 6 млрд. 58 млн., что, с другой стороны, на 46,4% меньше по сравнению с показателем 2012 г. Это плохо или хорошо? То обстоятельство, что отрицательное сальдо нарастает, что Беларусь активно торгует преимущественно с Россией (в торговле Беларуси со странами ЕС в 2013 г. «минус» составил лишь USD 20,1 млн.)?

Вряд ли правительственные чиновники буду отвечать на эти и сходные вопросы последовательно. С одной стороны, все мы радуемся, когда Российская Федерация выражает согласие выделить относительно большие квоты на поставки нефти. Более того: наши замечательные руководители ежегодно играют на повышение данных квот, одновременно способствуя – а это уже другая сторона медали – росту отрицательного баланса внешнеторговых операций. Что нужно для того, чтобы экономическая политика белорусского правительства полагалась последовательной? Нужно, чтобы правительство радовалось этому росту отрицательного сальдо и докладывало об этом самому высшему руководству с гордостью. Но оно этого не делает, следуя широко распространенному (со времен Адама Смита) среди экономистов мнению, согласно которому рост отрицательной величины описываемого оператора – это плохая тенденция.

Международный валютный фонд в своих рекомендациях, как правило, указывает на полезность и необходимость для экономики иметь положительное сальдо внешней торговли. Отрицательное сальдо – это плохо, ибо превышения импорта над экспортом способствует наводнению рынка импортными товарами и, соответственно, ущемлению интересов отечественного производителя. Но: торговый баланс США, эталонной страны в аспекте экономического благополучия, начиная с 1976 г. был дефицитным. В 2005-2007 гг. США имели ежегодный дефицит в размере более USD 700 млрд. И ничего…

В белорусском пути развития есть что-то почти американское: белорусы ввозят больше, чем могу продать, к тому же они имеют склонность предъявлять свою страну в качестве витрины образцового развития. Что с того, что российский рынок не может (или не желает) поглощать то количество белорусской продукции, от которого белорусские власти и производители желали бы избавиться? Какая разница? Это проблема России. Пусть ввозят больше нефти. Пусть растут зарплаты, цены, отрицательное сальдо, пусть все растет. Возможно, мировая закулиса в самом деле усматривает в «белорусском пути» нечто ценное и поучительное, если такой эксперимент субсидирует много лет?

Еще одни данные – Минфина: внешний государственный долг Беларуси по состоянию на 1 января 2014 г. составил USD 12,4 млрд. или 17,4% ВВП. Это еще один растущий параметр. 12,4 млдр. – это много или мало (учитывая, что т.н, пороговое значение – 25% ВВП), плохо или хорошо? Это важно, и если важно, то насколько? Означает ли это, что одалживают успешным и субсидируют эффективных?