Оппозиция и революция

Бойтесь гнева терпеливых

Весьма распространенным, даже доминирующим, является тезис о том, что отсутствие оппозиции гарантирует отсутствие революции, социального бунта, народных волнений и пр. Развитием этого тезиса применительно к нашим условиям: поскольку оппозиции в Беларуси нет, то революция невозможна ни при каких «вывертах» власти. ЕвроБеларусь по данному поводу приводит слова философа Владимира Мацкевича: «Мне неоднократно приходилось писать и говорить, что различного рода ущемления прав, экономические тяготы, социальные неурядицы не могут привести к позитивным действиям, к давлению на власть, если среди оппозиции нет структур или личностей, которым обиженные слои могут доверять. Многое зависит от организации людей, чьи интересы ущемлены. Сами по себе обиженные, обворованные люди не могут организовать достойное сопротивление, если за дело не берутся люди, которые умеют это делать – организовать протест».

С первой частью тезиса я почти согласен, справедливость второго утверждения вовсе не очевидна. Во всяком случае, история не усматривает прямой связи между отсутствием оппозиции и отсутствием революции.

Например, у Луи XVI не было оппозиции. Да, подобно тому как и в современной Беларуси, народ был недоволен своей жизнью, но политической оппозиции все же не было. А вот революция все же произошла – ее начали разгневанные, оголодавшие домохозяйки.

У Николая II в 1905 и 1917 годах законной оппозиции тоже не было, а революции, опять же, случились. А вот в период с конца 1905 года и до начала Первой Мировой войны оппозиция в России была, в Думе заседала, газеты издавала, даже земскую власть (местное самоуправление) в определенной степени контролировала, но революции не произвела. Пользуясь началом войны законную оппозицию в стране начали искоренять и почти преуспели в этом деле, да надо же – революция.

У Николае Чаушеску тоже оппозиции не было. Тайная полиция (сигуранца) работала настолько эффективно, что не было не только легальной оппозиции – нелегальная тоже практически полностью отсутствовала. И все же – революция. Ведь хотя оппозиции и не было, ненависть народа к этому «батьке нации» была практически всеобщей.

Таким образом часто, хотя и не всегда, определенной гарантией нереволюционного развития событий является как раз наличие дееспособной, конструктивной и многочисленной оппозиции, действующей легально. То есть встроенной в государственную систему и имеющей легальные возможности прихода к власти.

Другой защитный буфер от революции – дееспособная экономика. В Китае оппозиции тоже нет. И хотя отсутствие легальных возможностей для протеста и приводит иногда к стихийным бунтам, но революции пока, вроде, не намечается. Динамично развивающаяся экономика не позволяет сформироваться «критической массе» недовольных.

В этом отношении интересна экономическая подоплека украинских событий. Заявления о тяжелой экономической ситуации на Украине делаются так часто и так голословно, что давно девальвировались и не воспринимаются всерьез. А совершенно напрасно, потому что масштабы проблем, накопившихся в украинской экономике, грандиозны, а сами проблемы во многом уникальны. Взять такой базовый экономический показатель, как реальный ВВП в постоянных ценах. В России в 2013 году он составлял 145% от уровня 1992 года, первого года после распада СССР. То есть вырос чуть меньше, чем в полтора раза. Украинский реальный ВВП в 2013 году составлял 84% от уровня 1992 года. То есть экономика Украины до сих пор остается на 16% меньше, чем была сразу после распада СССР. Если не учитывать failed states типа Сомали и Центральной Африки, в мире нет государств, чья экономика сейчас была бы меньше, чем 20 лет назад», отмечает ресурс Slon.Ru. «В семи западных областях, которые считаются наиболее открытыми в сторону Европы в политике, в экономике царит что-то очень близкое к натуральному хозяйству… Отсюда в Киеве стрельба, пытки и баррикады: порядки третьего мира невозможно бесконечно держать только в экономике – рано или поздно они придут и в политику», продолжает Slon.Ru.

Для многих украинцев, особенно из западных регионов, евроинтеграция была последней надеждой на улучшение жизни. В Беларуси пока ситуация не такая. Уровень жизни граждан все время правления нынешней власти рос – пусть неравномерно, пусть с периодическими обвалами, пусть и опережая рост экономики, но все же рос. Только вот теперь власти вынуждены переходить к политике снижения жизненного уровня населения. Таким образом, один из революционных факторов намечается.

И даже то обстоятельство, что в Беларуси «власть некому подобрать», от революционного исхода не гарантирует. В феврале 1917 года власть тоже некому было подобрать. В результате – революционная импровизация. Первое «временное правительство» сформировали вообще из случайных по сути людей. Очень скоро оно передало власть следующему составу правительства, опять же временному, во главе с Керенским. И только потом в Россию стали подтягиваться активисты революции – Ленин из Швейцарии, Троцкий из Америки…

Впрочем, именно в Беларуси революции может и не произойти, даже несмотря на отсутствие оппозиции. Почему? Про экономическую ситуацию сказано выше. Есть и другие причины, вернее сказать, контр-причины. Например, белорусам, в отличие от большинства украинцев, есть куда «отступать» – например, в Россию и Польшу на заработки.

Наконец, возможно, прав Сирил Паркинсон, утверждавший, что революции организует сама власть, а не оппозиция. «Мы совершаем ошибку, пытаясь разобраться в сетях  заговора. Это просто трата  времени, надо приглядеться к правительству, которое того и гляди свергнут. Разговор о подлинных или мнимых страданиях бедноты не имеет смысла – на самом деле любую революцию порождает само правительство, оно создает вакуум, куда бунтари засасываются, можно сказать, против воли… В поле зрения надо держать не военных, а министров и их ближайшее окружение. Достаточно  ли они некомпетентны, чтобы образовался вакуум, на месте которого возникнет какая-то другая сила?», пишет он в своих «Законах Паркинсона».

Присмотритесь к Украине: разве Янукович не поспособствовал «революции» в гораздо большей степени, чем Кличко или Яценюк? И говорят также, что СССР развалил Горбачев, а не Ландсбергис или Поздняк. В любом случае роль Горбачева в этом отношении была более значимой. Если же брать текущую белорусскую ситуацию, то в экономике «вакуум власти» уже фактически наступил. Где еще?