Власть и бизнес: кто кого?

Отношения власти с бизнесом в ушедшем 2013 году оказались противоречивыми и непоследовательными. С одной стороны уничтожить «вшивых блох» государство уже не хочет, но и дать предпринимателям возможность полноценно работать не желает. Очевидно, такая тенденция сохранится и в нынешнем году.

Впрочем, еще одна тенденция прослеживается четко – власть стремится любыми путями пополнить казну, поэтому придумывает различные способы сравнительно честного изъятия денег. И касается это не только деловых людей, но и обычных белорусских обывателей. А поскольку улучшения экономической ситуации ждать не приходится, можно с уверенностью предсказать, что эта тенденция также сохранится.

Справедливости ради, однако, отметим, что государство иногда готово идти на уступки деловым людям.Например, налог при упрощенной системе налогообложения с 1 января 2013 понизился на 2%. Размер налога с уплатой НДС снизился с 5 до 3%, без уплаты НДС – с 7 до 5%. Такое снижение налога, безусловно, полезно, особенно для индивидуальных предпринимателей и тех, кто оказывает услуги: юридические, консалтинговые, бухгалтерские. Однако подобные ложки меда легко перевешиваются бочками дегтя.

Вступивший в силу 1 января 2013 президентский Указ № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств» наглядно продемонстрировал истинное отношение власти к бизнесу. Документ формально направлен на борьбу с лжепредпринимательскими структурами, но реальные проблемы он создал вполне добросовестным субъектам хозяйствования.

Нормативным актом создан реестр субъектов хозяйствования с повышенным риском. Внесение сведений в него осуществляется в административном, то есть внесудебном, порядке. И это создало большие сложности для деловых людей.

На предпринимателей возлагается обязанность проводить предварительную проверку своих партнеров по сделкам. Мало того что это чрезвычайно неудобно и обременительно, так еще и сделки с субъектами хозяйствования, внесенными в реестр, влекут негативные налоговые последствия. Указ фактически предоставляет право контролирующим органам во внесудебном порядке признавать сделки недействительными, поэтому речь идет о привлечении к ответственности, причем без решения суда и на основании одних только подозрений.

Двоякое впечатление оставляет вступивший в силу в мае Декрет президента № 2Документ, утвердивший новый порядок регистрации и ликвидации субъектов хозяйствования, сохранил так называемый заявительный характер процедуры регистрации. Упростился также ряд второстепенных процедур. В частности, решен вопрос формирования уставного фонда.

В то же время документ создал дополнительные проблемы для хозяйствующих субъектов. Например, увеличено количество оснований для отказа в регистрации субъекта хозяйствования. Кроме того, появляются дополнительные возможности для привлечения к субсидиарной ответственности руководителей и учредителей юридических лиц при ликвидации субъекта хозяйствования. Также появился дополнительный запрет для руководителя либо учредителя юрлица быть ликвидатором либо председателем ликвидационной комиссии в том случае, если предприятие имеет долги.

Вялотекущая война государства с торгующими на рынках индивидуальными предпринимателями активизировалась летом и даже была отмечена забастовками мелких торговцев. Формальным поводом к эскалации застаревшего конфликта стал техрегламент Таможенного союза, предполагающий подтверждение качества товаров легкой промышленности. Но, очевидно, истинные причины «рыночных разборок» несколько иные…

Во всяком случае, речь зашла не только о необходимости подтверждения ипэшниками качества товаров, но и вообще о фактической ликвидации ИП-«единщиков» как класса. Именно так можно расценить появившиеся проекты нормативных актов, предполагающих обязать ИП иметь документы на весь свой товар.

И надо сказать, злоключения индивидуальных предпринимателей на этом не закончились.  Например, с 1 января 2014 года многих из них стали принуждать переходить на электронное декларирование.

Дело в том, что белорусские фискалы отнесли ипешников к плательщикам налога на добавленную стоимость. А большинство ИП, торгующих ширпотребом, уплачивают единый налог и вместе с ним фиксированный НДС в размере двух ставок единого налога. В соответствии с пока действующим законодательством это позволяет им не иметь товаро-сопроводительных документов. Однако, согласно изменениям в Налоговый кодекс, с 1 января декларации по НДС подаются только в электронном виде.

И дело даже не в том, что за переход на электронное декларирование необходимо платить. Намного важнее, что сроки выполнения этого предписания попросту нереальны.

И эта ситуация наглядно демонстрирует еще одну более широкую проблему.  Как ни банально это звучит, но белорусское государство не желает заранее уведомлять субъекты хозяйствования об изменениях правил игры.

Обратим внимание на то, что  поправки в Налоговый кодекс и другие нормативные акты по вопросам налогообложения, а также закон о республиканском бюджете на 2014 год были официально опубликованы только 2 января, а вступили в силу днем ранее. Важнейшие налоговые законы введены в силу задним числом. Президент подписал указанные законы 31 декабря и тем самым фактически нарушил собственную директиву № 4, требующую заблаговременно извещать субъекты хозяйствования об изменении законодательства и публиковать такие изменения не позднее, чем за три месяца до вступления их в силу.

А ведь эти нормативные акты вносят достаточно серьезные изменения в условия деятельности субъектов хозяйствования. Речь идет об изменении порядка уплаты налога на прибыль, изменении ставок патентных пошлин, изменении порядка декларирования НДС, и конечно же введении пресловутого «транспортного побора» – пошлины за допуск к участию в движении транспортных средств.

Эти и другие изменения требуют серьезного изучения со стороны руководителей и главных бухгалтеров субъектов хозяйствования.Однако государство в очередной раз не предоставило им такой возможности и по грустной традиции изменило налоговое законодательство задним числом.Не будем пенять чиновникам на то, что они в очередной раз не стали согласовывать налоговые изменения с широкими слоями делового сообщества. Но элементарная вежливость предписывает дать возможность бизнесу заранее ознакомиться с правилами игры и выработать свою стратегию.Без такого элементарного условия говорить о сколь либо цивилизованных условиях для бизнеса в стране не приходится.

Перечень подобных примеров можно продолжить. Но вышеперечисленные и другие возможные примеры показывают как эклектичные экономические представления наших вождей выливаются в противоречивые и неоднозначные правовые решения.

Однако не будем искать какого-то злого умысла во всех эти противоречивых решениях – его там, скорей всего, нет. Все эти метания из стороны в сторону, внутренние противоречия и стремление тянуть с принятием решений до последнего показывают, по большому счету только одно: белорусское руководство не знает, куда идти, поэтому толком не понимает, что делает.