Борьба с «иным» и ее результаты

Борьба на уничтожение была едва ли не главной «фишкой» нашей власти весь период ее существования. Иногда создается впечатление, что она борется буквально со всеми и со всем, как внутри страны так и за ее пределами. А уж то, что не напоминает «агрогородок», во всех смыслах этого слова, выкорчевывается безжалостно. И в деле уничтожения наша власть почти что достигла совершенства – с учетом исторического и регионального контекстов. Но, похоже, это ее свойство достигло таких размахов, что начинает разрушать саму белорусскую «уникальную модель». Ведь непримиримая борьба с инакомыслием и «инакодеянием» не так безобидна, как иногда кажется.

Всякое действие требует ресурсов, борьба – тоже. Причем в большинстве случаев борьба и война поглощает гораздо больше ресурсов, чем созидательная деятельность. Вот только в отличие от созидания, война ресурсы не воспроизводит, только расходует. Вспомним, как резко выросло благосостояние людей в период НЭПа, когда борьба с «врагами народа» временно прекратилась, и как оно упало, вплоть до голодомора, когда борьба власти с народом снова возобновилась. У нас – приблизительно то же самое.

Вот, скажем, власть полностью искоренила всякое инакомыслие внутри себя самой. До такой степени искоренила, что создается впечатление, вместе с «инако» было искоренено и всякое «мыслие» вообще. В любом случае инициатива и предприимчивость у «вертикали» отсутствует полностью. Угроза устойчивости системы с этой стороны ныне практически отсутствует, но теперь даже «сам» не знает, что делать с этим абсолютно послушным, но и абсолютно бесплодным «болотом», у представителей которого один-единственный рефлекс и остался – хватательный. Но коррупционеров, как показывает опыт, даже показательные расстрелы не останавливают. Ну ладно бы еще работали очень продуктивно, как китайские чиновники, так нет же, наши только «берут», но не работают по настоящему. Не ищут решения накопившихся проблем. Убили в них такое желание и это уже непосредственно угрожает существованию самой «вертикали» власти. Даже глава государства заметил опасность, которую сам же во многом и создал: «Раньше специалиста, попавшего в руководители, интересовал, прежде всего, не размер зарплаты, а новый статус, возможность проявить себя. Сегодня же высокопоставленная должность, как мне докладывают, некоторыми воспринимается как дополнительная нагрузка и источник повышенной опасности». «Все чаще на госслужбу попадают люди не те, которые должны там быть, которые боятся или не хотят проявлять инициативу, самостоятельно принимать решения и нести ответственность за результат. Нужно принципиально разобраться, в чем корень проблемы. Не придем ли мы к закостеневшему, забюрократизированному госаппарату, который будет мешать нашему развитию?», – отметил президент (цит. по БЕЛТА).

Сказанное не только «вертикали» касается. С какого-то момента стали считать, что инициативность, креативность, предприимчивость в нашей стране никому и не нужны. Достаточно одного начальника «чуть повыше бога», который все знает, во всем разбирается, за все отвечает. А остальным достаточно просто бездумно выполнять его указания. Но жизнь показала, что этого вовсе недостаточно.

Уничтожили предпринимательский дух – и теперь не можем распродать собственную продукцию; правительство при этом критикует предпринимателей за безынициативность. Премьер-министр М. Мясникович недавно отметил, что сегодня во многих ведущих странах, таких как Германия и США, предпринимательство является основой экономики. В этих и многих других государствах малый и средний бизнес формирует свыше 60% валового внутреннего продукта. «У нас пока таких результатов нет», – резюмировал Михаил Мясникович (БЕЛТА). Получается, что «вшивые блохи» все же нужны государству, а то ведь теперь даже хлоркалием торговать по-хорошему некому. Боролись, боролись и вдруг опомнились, увидели, что в передовых, развитых государствах предпринимательство – это основа экономики.

Кто-то может возразить: «вшивых блох» в стране немало осталось – сотни тысяч, просто не умеют белорусские предприниматели расти и развиваться. Отметим, впрочем, что мелкий бизнес, по всей видимости, невозможно уничтожить в принципе, – его и Сталин не уничтожил и даже в Северной Корее полностью уничтожить не смогли. И тот факт, что в Беларуси он имеется, – это вовсе не заслуга властей. А вот не дать мелкому бизнесу развиваться, трансформироваться в средний и крупный – это вполне возможно, что власть успешно и проделала. И наличные примеры крупных «придворных олигархов» особого значения не имеют. Таковые, как сообщают эксперты, были и у Ким Чен Ира, есть сегодня и у Ким Чен Ына тоже. Это не показатель. Речь идет именно о развитии мелкого бизнеса в средний и крупный на рыночных условиях. Это развитие наша власть успешно пресекла, но как теперь выясняется, пресекла себе же во вред. Теперь приходится или опираться на российский бизнес или погибать под складскими завалами.

Другой пример: успешно завершили кампанию против идеологически неправильных музыкантов. Результат? Музыканты не пропали, сцену не покинули, а государство потеряло и в имидже, и в деньгах. Как, к примеру, подсчитали эксперты на каждом концерте Михалка в Вильнюсе наша экономика теряет до двух миллионов долларов, а литовская соответственно приобретает.

Даже политическая оппозиция необходима для нормального функционирования системы власти и государственного аппарата, для осуществления полноценной политической коммуникации. Да, оппозиция оказывает сопротивление, вроде бы даже замедляет общее движение, но в отсутствии трения невозможно затормозить на опасном повороте – можно сорваться в пропасть. Так и у нас: система несется к краю пропасти, затормозить невозможно, любое указание сверху исполняется бездумно, без обсуждения и анализа. Можно также сказать, что без конструктивной оппозиции власть деградирует, а деградация ведет к гибели. Впрочем, без конструктивной власти оппозиция деградирует тоже, но это уже другая тема.

Так что не следовало бороться с новым и непохожим на привычный «агрогородок», нежизнеспособное само бы умерло. В свободных странах девять из десяти новых бизнесов прекращают свое существование в течение года. Зато жизнеспособные способны превратиться в Apple и Google, причем без всяких финансовых вливаний со стороны государства. А в Беларуси искусственно поддерживается жизнь неконкурентоспособных, фактически мертвых производств, при этом активно борются со всякой живой «порослью». Хотя нашу власть уже не переделаешь, но вот ее оппонентам стоит взять на вооружение другие методы.