Материальная основа жизни белорусской семьи

/Богатые и бедные/

Материальная основа жизни белорусской семьи

Накануне 1 июня – Международного дня защиты детей – чиновники, политики, педагоги, активисты общественных организаций продемонстрировали свою активную озабоченность проблемами соблюдения прав белорусского ребенка. В частности, в недрах бюрократической машины зародилась идея внести в Кодекс о браке и семье поправку, обязывающую выплачивать алименты на содержание совершеннолетнего ребенка до завершения им высшего образования.

На каких, собственно, основаниях?

Не дремлют и пропагандисты. Твердят, что у нас в детском вопросе нарастают успехи, у соседей продолжается деградация семьи, брака, растет социальное сиротство и детская бедность. БелТА, например, сообщила со злым сарказмом, что в Эстонии каждый пятый ребенок живет ниже черты бедности. Все это напоминает самодовольное утверждение преуспевающего питерского адвоката из «Хождения по мукам» Алексея Толстого: поедая за завтраком яичко «в мешочек», он дополнительно наслаждается мыслью о том, что в Германии из-за недостатка питания дети уже рождаются без ногтей.

Все лучшее детям?

Так вот, по данным выборочного обследования домашних хозяйств за первый квартал текущего года, 16,2% всего населения Беларуси располагают ресурсами ниже бюджета прожиточного минимума. Подчеркнем: не ниже минимального потребительского бюджета, который на самом деле мал, а ниже того бюджета, который позволяет выживать, сохраняя физическое здоровье.* А среди возрастных групп самой бедной является детская (от 0 до 17 лет), в которой 24,9% (около 84 тысяч человек) располагают ресурсами ниже бюджета прожиточного минимума. Среди населения в трудоспособном возрасте таковых 15,3%, среди пенсионеров в возрасте 60-69 лет – 4,2%, среди тех, кому больше 70-ти, – 6,2%. И выходит, что дети у нас являются самой обделенной социальной группой, причем масштабы детской бедности намного шире, чем в упомянутой Эстонии.

Дети – цветы жизни, но пусть они растут на чужом подоконнике. К сожалению, эта пошловатая сентенция полностью отражает белорусские реалии. В семьях с одним ребенком денежные расходы на 3,4% ниже среднего по стране, в семьях с двумя детьми – на 26%, в семьях, имеющих троих и более детей, – на 50,8%. Сами чиновники признают, что все эти минимальные бюджеты – это всего-навсего нормативы для анализа ситуации. То есть жить по этим нормативам нельзя, но для оценки успехов в борьбе с бедностью они вполне подходят. Хотя репрезентативные выборочные обследования домашних хозяйств, практикуемые Минстатом, показывают, что именно на эту «медную деньгу» живут вполне реальные люди, и их число довольно велико. Менее 90 тысяч рублей в месяц может потратить на себя 3,3% населения Беларуси (330 тысяч человек!), число детей, на которых не более этой суммы могут потратить родители, составляет 5,6%. Менее бюджета прожиточного минимума получают ресурсов (менее 130 тысяч рублей) 20,7% детей, а денежное довольствие более половины детей (57,4%) составляет менее 210 тысяч рублей в месяц. Такова шкала детской бедности, как ее изображает Минстат.

Официально декларируемая социальная направленность экономики, если применить известный штамп, означает: дойти до каждого и никого не оставить в беде. То есть если не обеспечить равенство, то хотя бы справедливость в библейском духе, чтобы человек жил в достойных условиях, потому что создан по образу и подобию божьему. Равенство в доходах, известно, подрывает эффективность экономики, а обеспечение достойных условий каждому наталкивается на общий невысокий их уровень. Автор не располагает данными о конкретном уровне социальных гарантий в Эстонии, но еще 15 лет назад тамошние стандарты (пособия, пенсии, стипендии) были гораздо выше белорусских и, похоже, повышались вместе с развитием экономики, так что тамошняя черта бедности вероятно гораздо выше нашей. С учетом вступления в ЕС его социальные стандарты будут распространены и на его новых членов.

Принимая решение о вступлении в Евросоюз, они определенно знали, что отнюдь не в самой богатой Германии чистый заработок работника средней квалификации равняется 1500 евро (без малого 2000 долларов). Фантастика!

Скептики скажут: «Куда там полякам до немцев! Синица в руке лучше журавля в небе...». Но существуют моменты, заставляющие верить в то, что у них все будет так, как задумано. Хотя бы потому, что Евросоюз расширился не для эксплуатации старыми странами новых земель, а для того, чтобы континент стал единым и монолитным. Этому и должна служить европейская политика занятости и социальной защиты. Ее основные принципы: равная зарплата – за равный труд (для всех), евромобильность для всех (к реализации этого принципа приступят после адаптации к европейским условиям новых членов), единый рынок труда для всех (ЕС, Исландия, Лихтенштейн, Норвегия и Швейцария). Средства Европейского социального фонда, в котором в 2000-2006 гг. будут аккумулированы 60 миллиардов евро, пойдут в первую очередь в страны с высокой безработицей и относительно низкими доходами населения. То есть преимущественно к нашим ближайшим соседям.

В новых странах ЕС до 2010 года должно быть создано 20 миллионов новых рабочих мест в самых различных отраслях, в том числе и в малом и среднем бизнесе. Для оценки качества этой работы определены 100 индикаторов, включающие обучение и переобучение кадров, страхование по безработице и профессиональным заболеванием, предоставлением возможности женщинам оставлять производство для полноценного воспитания детей. А ведь последнего без достаточной оплаты не бывает.

Помимо добрых намерений правительств и народов, залогом успеха можно считать гарантированную мобильность трудовых ресурсов. Ведь если работодатель откажется платить достаточно в Литве или Польше, хороший работник всегда сможет уехать в любую другую страну. Как это теперь делают спортсмены и просто хорошие специалисты самых разнообразных отраслей.

Понятно, что работники смогут искать более оплачиваемую, творческую работу, но работодатели включаться в конкурентную борьбу между собой за рабочую силу высокой квалификации.

Зона бедствий

Нам же приходится рассчитывать почти исключительно на собственные силы. В условиях отказа от реформ (сейчас говорят не столько о переходном периоде, сколько о «стабилизации», т.е. по сути дела стагнации) неравенство в доходах сохраняется, а их низкий уровень консервируется. Если сравнивать доходы по квинтильным группам (все население разбивается на 20-процентные группы в зависимости от доходов), то получается следующее: в первом квартале текущего года на семью низшей группы в среднем приходилось 173 тысячи денежного дохода в месяц, на семью высшей (пятой) группы – 1,1 миллиона рублей. На долю низшей 20-процентной группы приходилось 6,4% доходов населения, на долю высшей – 40,2%. Средние значения доходов в высшей группе в 6,3 раза превосходило аналогичные показатели в низшей группе. Таким образом, самые богатые еще не капиталисты (доход на семью 500 долларов в месяц – это на самом деле небольшая сумма), но бедные опустились на самое дно (80 долларов на семью – это очень мало).

Квинтильная группа – это для Беларуси 2.000.000 человек. Низшая – зона социального бедствия. Но нет гарантий, что высшая группа, концентрирующая самых активных и предприимчивых, сможет обеспечить импульс социально-экономическому развитию страны. Более вероятно, что их активность постараются нейтрализовать.

В натуральном выражении неравенство выглядит следующим образом: в группе 10% наименее обеспеченных среднедушевое потребление молока и молочных продуктов составляет 13,7 кг в месяц, мяса и мясопродуктов – 2,5 килограмма, в группе наиболее обеспеченных – 29,7 и 7,5 килограмма соответственно. То есть на бедняка приходится 30 килограммов мяса в год, «богач» съедает 90 кг.

Таким образом, традиционный советский вопрос питания населения успешно трансформировался в вопрос белорусский. Но если раньше высшая группа отоваривалась «спецкотлетами» или использовала такой традиционный канал, как блат и личные связи, то теперь роль распределителя перешла к деньгам. А шкала распределения выглядит следующим образом: 3,2% самых богатых семей используют на питание не более 20% потребительских расходов (это показатель средней европейской семьи), относительно благополучно живут 30% семей, которые используют на питание от 20 до 40% потребительских расходов, остальным приходится на эти цели тратить более 40% потребительского бюджета семьи. Это жизнь, связанная с трудностями, поскольку она не обеспечивает ни полноценного здорового питания, ни достаточного потребления других товаров и услуг. 1/5 часть семей (19,5%) расходует «на унитаз» от 60% до 90% потребительского бюджета, а 0,1% – до 100%. То есть, проедают все.

К слову: и блат, и личные связи сохраняют свою актуальность там, где власть стеной стоит на защите т.н. «социальной справедливости».

На «культурку» не хватает

Средняя белорусская семья – бедная семья. Структура ее потребительских расходов выглядит следующим образом: продукты питания, питание вне дома, алкоголь, табак – 47,5%, одежда-обувь – 7,5%, предметы личной гигиены, здравоохранение – 5,6%; услуги ЖКХ, мебель, товары культурно-бытового назначения, общественного транспорта, связи, топлива для обогрева жилья – 24,7%. Итого на первичные потребности (пища, одежда, жилище и передвижение по социуму) приходится 85,3% семейного бюджета. Таким образом, на «гармоническое развитие личности приходится менее 15%. Поэтому расходы на культуру, отдых и спорт составили 12 796 рублей, на оплату услуг образования ушло 12 019 рублей, что меньше трат на алкоголь, за который средняя семья ежемесячно выкладывала по 13 761 рублю.

Ситуация тупиковая. Даже совсем отказавшись от алкоголя, на «культурку» не наскребешь.

Понятно, что статистика при самом глубоком проникновении в предмет остается чем-то усреднено-поверхностным. Ибо не учитывает те индивидуальные отклонения, которые имеют место. Для кого-то культурная программа исчерпывается ежедневной бутылкой «чарнила», а кто-то – напротив – читает запоем и алкоголя в рот не берет. Однако статистика семейных бюджетов дает четкое представление о том, что принято называть образом жизни.

Принято, например, считать, что малоимущие, многодетные и прочие у нас получают государственную поддержку в виде льгот, которые статистика оценивает в денежной форме. В среднем на семью сумма льгот составляет 2,4% денежного дохода. В низшей по доходам квинтильной группе сумма льгот составляет 5,3% общего дохода, в высшей – 4,2%. Вроде бы справедливость соблюдена. Но в денежном выражении сумма льгот высшей группы составила

34 743 рубля в месяц, в низшей – 25 916 рублей. То есть «богатые» получают от государства безвозмездной помощи в 1,34 раза больше бедняков.

Почему так?

_______________________________________________________

* В первом квартале минимальный потребительский бюджет составлял 219,5 тысяч рублей, бюджет прожиточного минимума – 137,6 тысяч.

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.