Все на реформу ОБСЕ!

На минувшей неделе выяснилось, кого так сильно недоставало на московском ипподроме 3 июля. Некоторых представителей белорусской оппозиции. Возможно, они с удовольствием бы поставили свои подписи под петицией, в которой в адрес ОБСЕ говорится много нехороших слов.

Как известно, международные организации типа ОБСЕ куда медленнее «адаптируются к требованиям меняющегося мира», нежели фантомные блоки типа СНГ и, конечно же, почти реальные участники этих блоков. Потому-то на базе эсенгешного конного завода критиковать очень удобно – любые институты, структуры и организации. Едва ли следует идеализировать деятельность ОБСЕ, можно соглашаться с тем, что организация теряет вес и постепенно приходит в упадок (особливо на фоне угрюмо разминающего мышцы НАТО), но как справедливо замечает «Время Новостей», «стоит только помнить об одном: на постсоветском пространстве не станет больше демократии и справедливости, после того как прекратятся надоевшие всем поучения со стороны ОБСЕ».

Инициатором этой спонтанной репризы выступила Россия (подчеркивают российские СМИ). Подобно своим партнерам по СНГ, она недовольна, что деятельность ОБСЕ свелась к «третьей», гуманитарной корзине (права человека, свобода СМИ и все такое). К тому же теперь, это она, Россия должна осуществлять экспорт демократии и капитализма в близлежащее вовне. Всевозможные институты тут не при чем. Если же оставить в стороне догадки относительно загадочных планов Кремля, то что бросается в глаза? Умение подписантов поразить публику импровизацией.

Скажем, Кучме удалось-таки по настоящему удивить украинский народ и даже – собственный Аппарат, представители которого, как подчеркивает «Обком», «никак не могут объяснить, почему президент так взъелся на ОБСЕ». То есть как бы подписал не глядя, чисто из солидарности с ребятами, с которыми делал ставки у одного букмекера. «Газета СНГ» обращает внимание на то, что данный документ пописан не всеми ребятами, а только их частью: «заявление не поддержал ни Туркменбаши, перманентно игнорирующий межснговские тусовки, ни Лукашенко, перманентно ссорящийся с Путиным, ни Саакашвили, который хотя на скачки приехал, но с ОБСЕ ссориться не захотел». Следовало бы добавить: заявление не подписано главой Азербайджана. И уточнить: подпись белорусского головы под ним все же оказалась (так сообщают практически все, кто об этом сообщает).

В этом, пожалуй, состоит самая страшная загадка петиции: кто ее подписал от имени Беларуси, если учесть, что Александра Лукашенко на ипподроме 3 июля не было – он не любит лошадей, да и вообще он принимал парад, облачившись в форму неуставного вида (кажется, маршальского достоинства). Возможны несколько вариантов.

а) Белорусский президент, тайный двойник ныне действующего президента, уже существует, уже действует от имени своего альтер-эго, уже кроит документы, и в ближайшей перспективе будет экспортирован в Беларусь вместе с российской демократией. Никто ничего не заметит – как фокуса с появлением белорусской подписи.

b) Агент Путин собирал подписи постепенно и тайно. Со временем он собрал подписи всех президентов – за исключением Алиева, Туркменбаши (не умеют писать) и Саакашвили (еще молод и не успел стать настоящим писателем). Белорусскую подпись удалось заполучить ночью в Хатыни. В пользу этого варианта говорит то обстоятельство, что Кучма точно не помнит, подписывал он что-либо на ипподроме, или только делал ставки (на деньги Путина, сообщает «Комсомолка»).

c) За Александра Лукашенко на самом деле подписался Саакашвили, а за себя – не стал. Таким образом, он убил двух зайцев: запутал Путина, при этом не испортив ему настроения. За Кучму расписался, конечно же, сам российский президент: на ипподроме они сидели рядом (см. фото), и ВВП, по всей видимости, тренировался в подделке самостийной загогулины. Потом улучил момент и – подписал. Никто ничего не заметил, и получилось так, словно подписал Кучма.

d) Я обдумывал и другие варианты, но про это уже забыть.

Словом, каким-то образом импровизация удалась. Впрочем, ответное молчание ОБСЕ вроде как свидетельствует: не вполне. Возможно, в Вене в настоящий момент изучают подписи. Бедные венские дипломаты, у них и так проблемы с кириллическим письмом.

Как уже отмечено, ОБСЕ активно критикуют не только за вмешательство «во внутренние дела», но также – за недостаточное туда вмешательство. Впрочем, не всегда понятно, за что именно, поскольку главное обвинение белорусской оппозиции в адрес этой организации касается ее «бессилия» и, следовательно, сопрягается с обвинениями тотальной оппозиции (на сегодня – «10+»). Оппозиция – она и в Африке оппозиция.

В обоих случаях обвинения носят парадоксальный характер: с одной стороны, ОБСЕ деградирует и ослабляется, а с другой – продолжает нести угрозу государственным «суверенитетам». Так, например, координатор Хартии'97 Дмитрий Бондаренко: настаивает на том, что Ута Цапф (инициатор принятия официальной делегации «палатки» в ПА ОБСЕ), «разделяет ответственность вместе с режимом Лукашенко за многочисленные избиения молодых оппозиционеров милицией, погромы в квартирах политических активистов и издевательства над их семьями…». В общем, ОБСЕ не только крушит абстрактные суверенитеты, но и обожает организовывать конкретные погромы. Большая оппозиция видит вообще, малая – в деталях.

В сущности, чего ждут от ОБСЕ белорусские оппозиционные политики? Чтобы организация отказалась от своей миссии посредничества и ввела в Минск танки? Так это она вряд ли станет делать – как ее не реформируй. Или, выставив перечень требований официальному Минску, не дожидалась, пока он их не выполнит, а сразу строго и четко сказала: ай, вы все равно их не будете выполнять. Мы грохнем по вам резолюцией. Оппозиция возьмет эту резолюцию, покажет вам – тут-то вы и сбежите в Северную Корею.

В интервью Радыё Свабода Клавдия Нольте попыталась разъяснить смысл «поведения» ПА ОБСЕ. С ее точки зрения, отношения между ОБСЕ и Минском последние годы находятся в патовом состоянии. Продолжать давить на белорусские власти бесперспективно. Более того, резолюция накануне парламентских выборов будет использована режимом как аргумент для дальнейшей изоляции и усиления давления на оппозицию. В этой ситуации ОБСЕ пытается наладить диалог (или его подобие) с Минском и потребовать с его стороны определенных обещаний.

Возможно, это не самый лучший подход. Но что хочет предложить, например, вышеупомянутый г-н Бондаренко. Что он будет делать с резолюцией? Соберет под ней подписи Путина и Кучмы? Впрочем, они хоть завтра…

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.