Еще один год «стабильности»

Итак, прошел еще один год «стабильности и процветания» и, соответственно, два года после событий19 декабря 2010 года. С чем же пришла наша власть к очередной годовщине «великой победы» или, как вариант, поражения? Ведь чем дальше отдаляется это событие, тем отчетливее становится видно, что власть тогда не победила, а потерпела поражение. Впрочем, оппозиции это тоже касается. Такой вот нестандартный результат получился. Но это тогда, а что же мы имеем сейчас, спустя два года после «19-го»?

Усиливается изоляция страны на международной арене. Цивилизованным политикам постыдно после «19-го» иметь дело с «последним диктатором», во всяком случае, публично, в то время «братья по крови» один за утрачивают теряют власть. Такое впечатление, что наш лидер скоро действительно останется «последним диктатором», как он сам полюбил себя в последнее время называть.

Соответственно, легитимность нашей власти в глазах мирового сообщества продолжает снижаться. Она уже достигла показателей Ким Чен Ына, и если превышает уровень легитимности Башара Асада, то не на много. А это уровень легитимности, ниже которого опускаться не полезно: можно и власти лишиться. К тому же последние действия по возрождению в стране «крепостного права» легитимности власти в глазах цивилизованного мира отнюдь не прибавят.

Власть утрачивает легитимность не только в глазах цивилизованного мира, но и в глазах собственного народа. Народ ее уже «не хоча». Приходится ради сохранения власти усиливать силовое давление на граждан. Но такие методы еще больше снижают доверие к правящей группировке. Даже Ким Чен Ын таких методов не практикует де-юре, хотя и применяет, видимо, де-факто. Белорусская же власть возрождает феодализм и законодательно. А ведь в 2010 году власть ставила цель добиться легитимности, стать вровень с лидерами Европы и других цивилизованных стран. «19-е» перечеркнуло эти планы.

Да, за прошедший период мы одержали ряд экономических «побед» над Россией, полностью вернули дотации и преференции с ее стороны. Но все наши последние экономические «победы» над Россией показывают, что в экономическом плане Беларусь все больше превращается в дотационный российский регион. Именно после 19декабря возможности избавится от такого положения резко сократились.

Таким образом, белорусская экономика продолжила деградацию, несмотря на «братскую помощь», а может, и благодаря ей. Страна не успела оправиться от обвала 2011 года с его трехкратной девальвацией, как на пороге уже маячит новый обвал. Словом, «чудесная» экономика за минувшие два года доказала свою полную неэффективность. Если в период до «19-го» про это говорили в основном только «вражеские» эксперты, то теперь это стало очевидно всем, кроме, может быть, нескольких человек на верхушке. Но то, что политический кризис «объединился» с экономическим и стал перманентным, должны видеть даже они. Последние чрезвычайные меры косвенно свидетельствуют о том, что критическое состояние нашей экономики перестало быть секретом и для властей.

С другой стороны, эти меры власти показывают, что реформировать эту белорусскую социально-экономическую систему в цивилизованном русле уже невозможно, и к этому ее привела закономерная эволюция после «19-го». Власть потерпела поражение и начала «закручивать гайки». Ведь реальные победители ведут себя после победы иначе. Реальные победители практически всегда стараются консолидировать общество после своей победы. Даже большевики объявили НЭП в свое время, а также амнистировали своих противников. Даже некоторые белые генералы, вернулись в страну и нашли работу «по специальности»; так, к примеру, легендарный генерал Слащев, прообраз булгаковского Хлудова из «Бега», после возвращения преподавал в Военной Академии Красной Армии. Пусть подобные действия были временными и эпизодическими, но они были. Франко объявил амнистию и начал проводить политику на примирение и объединение общества после своей победы. И так далее. А раз наша власть продолжает массированный отбор граждан на роль врагов, причем в растущих масштабах, и это означает,что она не верит в свои победы.

Спасти эту систему уже нельзя, можно только затянуть агонию. Теоретически агония может продолжаться долго– пока, например, не иссякнут источники внешнего финансирования. Это как с неизлечимыми больными. Сегодня уровень развития техники таков, что с помощью специальных приборов жизнедеятельность в организме можно поддерживать очень долго, даже если мозг уже мертв.

Таким образом, за прошедшее после «19-го» годы власть смогла создать себе много проблем и не решила практически ни одной, за исключением возобновления российских дотаций. Но сокращение дотаций и последующее их восстановление мало связаны с событиями «19 декабря», скорее с российской политикой реинтеграции постсоветского пространства. Но, если «реинтеграция» все же перейдет в практическую плоскость, то нашу власть это не спасет, скорее наоборот. Впрочем, это уже другая тема.