ЛГБТ-движение за равные права

ЛГБТ-движение за равные права6 октября 2012 года в Минске прошла Международная конференция «Квир-сексуальность: власть, политики и практики». Организаторами конференции выступили Правозащитный проект «ГейБеларусь» и Феминистский проект «Гендерный маршрут». Конференция проводилась в рамках Минского ГейПрайда 2012 [1] при поддержке Института Будущего [2].

ЛГБТ-движение за равные права

Цель конференции – создание дискуссионной платформы для анализа и осмысления конкретных властных политик и практик конструирования сексуальности, разнообразных механизмов, посредством которых поддерживаются интересы одних и игнорируются и табуируются интересы других групп по признакам сексуальных предпочтений или гендерных идентичностей. В связи с этим предполагалось озвучить и вопросы, касающиеся положения ЛГБТ-сообщества в стране, особенностей деятельности ЛГБТ-организаций. Это было связано с тем, что общество посредством транслирования различных стереотипных представлений, предубеждений, негативных образов в отношении конкретной группы индивидов поддерживает дистанцию и иерархию между социальными группами, конструирует и воспроизводит представление о «нормальности» и «ненормальности».

ЛГБТ-движение за равные права

 ЛГБТ-движение можно обозначить как общественно-политическое движение лесбиянок, геев, бисексуалов/ бисексуалок, трансгендеров за гражданское равноправие. Соответственно оно является частью правозащитного движения, в центре внимания которого лежат вопросы прав человека. Соответственно ограничение и нарушение прав ЛГБТ часто сопряжено с общими процессами нарушения прав человека в том или ином локальном контексте.

Появление ЛГБТ-тематики в публичном пространстве и правозащитном поле преследует собой цель репрезентировать ЛГБТ не как «болезнь», «аномалию», а как нормальный вариант самоопределения человека, тем самым обозначая две основные взаимосвязанные проблемы: патологизация определенного образа жизни и, как следствие, социальное отторжение и стигматизация людей по признаку сексуальной/ гендерной идентичности. Американский социолог И. Гоффман пишет о том, что общество устанавливает способы категоризации людей и определяет набор качеств, которые считаются нормальными и естественными для каждой из категорий. Таким образом, устанавливается своеобразная точка отсчета – норма, и относительно нее все остальное репрезентируется как патология. Появление феномена, интерпретируемого в качестве отклоняющегося от нормы, репрезентируется как патология, требующая вмешательства со стороны общественного механизма. В то же время подобное означивание способно привести к стигматизации людей, которые, как считается, обладают данной патологией [3].

Результатом таких процессов становится широко распространенная гомофобия и трансфобия в обществе. В Резолюции Европарламента от 18 января 2006 года гомофобия определяется как «иррациональный страх и отвращение к гомосексуальности и к лесбиянкам, геям, бисексуалам и трансгендерным людям, основанные на предубеждении, подобном расизму, ксенофобии, антисемитизму и сексизму». В свою очередь трансфобию можно обозначить как различные виды отвращения, ненависти или неприятия по отношению к транссексуальности [4].

Следует отметить, что ЛГБТ-движение зародилось во второй половине XIX века, когда стали появляться первые общественные активисты и группы. По мнению российского исследователя Игоря Кона, ЛГБТ-движение особенно интенсифицировалось после Второй Мировой войны, что было связано с рядом причин:

- демократизация общественной жизни;

- рост освободительных движений: антиколониализм, борьба за равноправие социальных меньшинств, освободительное движение черного населения США и т.д.;

- гендерная революция, борьба за равноправие женщин;

- внедрение в массовое сознание идеи прав человека, стоящих выше интересов государства;

- молодежная студенческая революция конца 1960-х годов;

- сексуальная революция, общее изменение отношения к сексуальности [5].

В поле зрения ЛГБТ-организаций и активистов попадали и попадают различные проявления дискриминации и гомофобии в обществе: дискриминационное законодательство (например, уголовное преследование, признание гомосексуальности как медицинской патологии, запреты на некоторые виды профессий), распространенность стереотипов и гомофобии в обществе как на государственном уровне (в высказываниях лидеров государства, политических партий), так и на уровне повседневности (в случаях физического насилия, оскорблений и т.п.).

Во многих странах Европы уголовное преследование за гомосексуальные отношения и дискриминационные законы были прекращены только во второй половине 20 века:

  • до 50-х гг. – Польша (1932), Дания (1933), Исландия (1940), Швейцария (1942), Швеция (1944);
  • 50- 90-е гг. – Греция (1951), Венгрия, Словакия и Чехия (1962), Болгария (1968), Германия (1968/69), Австрия и Финляндия (1971), Норвегия (1972), Мальта (1973), Словения и Хорватия (1977), Испания (1979), Португалия (1983);
  • 1990-е – Андорра (1990), Украина (1991), Латвия и Эстония (1992), Литва, Ирландия и Россия (1993), Беларусь и Сербия (1994), Албания и Молдова (1995), Македония и Румыния (1996), Кипр (1998), Босния и Герцеговина (1998-2001);
  • после 2000-х – Азербайджан и Грузия (2000), Армения (2003) [6].

Во Франции, Бельгии и Италии декриминализация однополых отношений была осуществлена еще в 1791, 1795 и 1890 года соответственно. По данным Международной Ассоциации лесбиянок, геев, бисексуалов, транссексуалов и интерсексуалов (основанной в 1978 году), в 30 государства (и 31 территориальных единицах) признаны однополые союзы, а в 57 государства (и 82 территориальных единицах) приняты Законы против дискриминации (май 2012 года) [7]. Однако в 5 государствах и некоторых регионах Нигерии и Сомали все еще предусматривается смертная казнь за однополые отношения, а в 78 государствах и на 6 территориальных единицах – тюремное заключение [8].

Более того, в Европе в ряде стран таких, как Украина [9] и Россия [10], не смотря на отмену уголовного преследования, принимаются новые законопроекты (например, Законы о запрете пропаганды гомосексуализма), которые существенно нарушают права людей по признаку их сексуальной или гендерной идентичности. Это свидетельствует о том, что формальный отказ от дискриминационного законодательства не решает проблему уровня гомофобии в обществе.

Так, активистка Феминистической Офензывы из Украины Леся Пагулич отмечает, что данная законодательная инициатива нарушает принципы равенства и не-дискриминации, лежащие в основе Конституции Украины и Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (которую Украина ратифицировала). Эти документы гарантируют всем без исключения равные права и возможности, запрещают дискриминацию по какому-либо признаку. Соответственно такую инициативу со стороны государства можно рассматривать не что иное, как попытку опять криминализировать гомосексуальность, а также ограничить права ЛГБТ-людей на самоопределение, на свободу слова и мирные собрания. При этом следует отметить, что этот законопроект коснется не только ЛГБТ, так как он способствует усилению цензуры в целом. В основе этих процессов лежат ошибочные представления об ЛГБТ-людях. Эти представления, закрепленные в законопроекте, но относящиеся к мифам и легендам, нежели к реальности, лишь продуцируют моральную панику и рост уровня гомофобии в стране. Более того, наступление на права ЛГБТ, является важным компонентом наступления в общем на права человека, а подобные инициативы хорошо отражают и отношение государства к правозащитному движению [11].

ЛГБТ-движение также оказало влияние и на то, что с 1993 года Всемирная организация здравоохранения депатологизировала гомосексуальность, признав ее одним из вариантов психологической нормы. Однако на сегодняшний день, несмотря на принятые меры, представители ЛГБТ-сообщества все еще подвергаются различным формам дискриминации, которые не всегда носят явные формы.

Так в отчете Совета Европы за 2011 год «Дискриминация по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности в Европе», основанном на общеевропеских и национальных исследованиях, указывается, что отношение к геям, лесбиянкам и бисексуалам по-прежнему характеризуется устаревшей и ошибочной информацией о сущности сексуальной ориентации человека. Трансгендеры всё ещё сталкиваются с преимущественно медикализированным отношением и предубеждённостью окружающих. Во всех государствах существуют гомофобные и трансфобные настроения. Многие ЛГБТ скрывают свою сексуальную ориентацию или гендерную идентичность из страха перед возможной негативной реакцией в школе, на работе, в месте проживания или в семье. Дискриминирующие и оскорбительные высказывания в адрес ЛГБТ – в том числе со стороны политических и религиозных деятелей – широко распространены и еще больше усугубляют проблему. Более того такие выссказывания и агрессия в отношении ЛГБТ не встречают явного общественного осуждения, и даже, скорее, поощряются. При этом существование ЛГБТ-организаций и инициатив сопровождается часто дискриминирующими реакциями и насилием на их попытки проводить демонстрации, отстаивать свои гражданские права [12].

ЛГБТ-движение за равные права

В 2002 году в Беларуси официально была принята Международная классификация болезней 10-го пересмотра (МКБ-10). Ее особенностью стало исключение гомосексуальности из списка болезней. Это формально депатологизировало гомосексуальность. После распада Советского союза гомосексуальность также была официально декриминализована.

Однако отсутствие уголовного преследования и медицинской патологизации не  отразилось на политике и установках государства в отношении ЛГБТ-сообщества.

На пресс-конференции для российских СМИ (7 октября 2011г.) из уст Президента страны А.Г. Лукашенко прозвучало абсолютно гомофобное высказывание:

«Обиделся Вестервелле, что я там высказался, что я не приемлю … как это называется … этот гомо … не, мужик с мужиком – это что? Гомосексуализм [] Сикорский мне задает вопрос: «А вы, Александр Григорьевич, как относитесь к нетрадиционной ориентации?». Ну, я и начал рассуждать, что если лесбиянство, то мы, мужики, виноваты. Простительно, женщина с женщиной терпеть можно. Но, говорю, когда уже этот гомосексуализм, то это ужас. А Сикорский, Министр Польши, понял, ну вот: «А если вот как в России запретили этим ходить по улицам?». Говорю, я б не запрещал. Ну, на диво людям, где-то на окраине Минска, показали народу, что есть. Ну, с такой издевкой» [14].

Подобное высказывание первого лица государство на самом деле отражает существующую гомофобию в стране, как на государственном уровне, так и на уровне повседневной практики.

Вячеслав Бортник (магистр политологии и государственного управления, независимый консультант-эксперт) в своем выступлении на конференции «Квир-сексуальность» в Минске отмечал, что хотя гомосексуальность с 1994 года не подвергается уголовному преследованию, в стране широко распространена гомофобия, и случаи насилия отмечаются во всех сферах социальной жизни. Согласно исследованию белорусской лиги сексуального равноправия «Лямбда Беларусь» в 2002 году 47% респондентов посчитали, что гомосексуалов следует сажать в тюрьму. По мнению Бортника гомофобные установки практически не изменились с того времени. Результаты исследования Белорусского института стратегических исследований и группы Новак в 2010 году показали, что 62% белорусов считают, что гомосексуальность должна уголовно преследоваться.

В свою очередь Владислав Иванов (политолог и преподаватель политических наук), анализируя программмы, официальные и приватные дискурсы политических и партийных агентов Беларуси, отмечает, что они демонстрируют явную гомофобную реакцию. В стране слабо наблюдается принципиальное разделение в вопросе признания и интеграции гомосексуальности на левые партии, традиционно активистские в поддержке прав ЛГБТ, и на выраженно гомофобные правые партии. В беларуском контексте и левые и правые партии достаточно гомофобны, и отличие наблюдается лишь в степени этой гомофобности (открытая и часто агрессивная гомофобия правых, и мягкая, «скрытая» гомофобия левых).

Также в стране затруднена деятельность ЛГБТ-организаций. На сегодняшний день их существуют только 3. Эти организации испытывают трудности в легализации своей деятельностив (регистрации, проведении публичных мероприятий).

ЛГБТ-движение за равные права

Также в отчете Международной Ассоциации лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров в Европе (ILGA-Europe) в 2011 году отмечаются разнообразные данные, свидетельствующие о фактах дискриминации и гомофобии в Беларуси (случаи физического насилия, дискриминации на работе, нарушения права на свободу ассоциаций, митингов и т.п.) [16].

Следует отметить, что дискриминация людей по признакам сексуальное и гендерной идентичности может проявляться в разнообразных практиках и политиках:

- прямая дискриминация – насилие, оскорбления, шутки и т.п.;

- «ограничение» в гражданских правах – сложности в регистрации ЛГБТ-организаций, отсутствие возможности зарегистрировать однополые отношения, усыновить/ удочерить ребенка и т.п.;

- «скрытая» дискриминация – ограничение доступа к правам и ресурсам на прямую не связанное с сексуальной или гендерной идентичность (например, увольнение с работы открытых геев и лесбиянок, принуждение к увольнению путем создания невыносимых условий труда);

- транслирование гетеросексуальной нормы, умалчивание информации о разных вариантах гендерных и сексуальных идентичностей и соответственно игнорирование и «патологизация» не-гетеросексуальных гендеров.

Белорусские социологи Т.В. Бурак, Е.В. Шкурова и Ю.Г. Черняк в рамках проекта «Факторы, способствующие рискованному поведению мужчин, имеющих секс с мужчинами (МСМ)» в 2010 году провели исследование, которое показало, что большинство респондентов испытывают необходимость скрывать свой сексуальный статус от своего ближайшего окружения, опасаясь различного рода социальных санкций. В частности, 63,7% опрошенных скрывают свою сексуальную ориентацию от членов семьи и родственников, 28,6% – от друзей и знакомых, 72,4% – от коллег, сокурсников. В качестве форм применявшегося к ним по причине сексуальной ориентации насилия нназывались: неприязненное отношение (31,2%), брань и ругань (26,0%), запугивание и угрозы (12,8%), избиение (7,5%), вымогательство денег (4,3%). В качестве наиболее значимых последствий насилия респонденты отмечали ухудшение физического здоровья, возникновение психологической травмы, желание покинуть страну. 11,8% респондентов указали на то, что им приходилось сталкиваться с негативным отношением медиков, вызванным нетрадиционной сексуальной ориентацией [17].

Хотя преодоление гетеросексистских установок, как на индивидуальном, так и на социальном уровне происходит трудно и медленно, уровень социальной терпимости к гомосексуальности все-таки растет.

Марина Кузнецова (магистр социологии, старшая преподавательница кафедры экономической теории и истории Витебской государственной академии ветеринарной медицины) провела пилотажное исследование с педагогами и студентами одного высшего учебного заведения в Витебске. По данным исследования, только 10% студентов указали, что не знают о существовании ЛГБТ-движения. Среди тех студентов, что знают о ЛГБТ-движении, количество студентов, которые позитивно относятся к этому правозащитному движению больше (56%), нежели тех, кто относится негативно (22%). При этом 93% студентов считают, что в стране существует дискриминация людей с другими сексуальными ориентациями, а 53% – обозначили, что люди с нестандартной сексуальной ориентацией должны иметь те же права, что и все граждане. При этом все-таки 47% считают, что должны быть некоторые ограничения в правах. Также 53% студентов посчитали, что  если бы узнали, что в их окружении, есть люди с нестандартной ориентацией, это негативно бы сказалось на коммуникации и возможно они прекратили бы общение. Однако 40% обозначили, что в такой ситуации их отношение не изменилось бы, и они продолжили бы общение.

В свою очередь педагоги обладают достаточно высокой толерантностью по отношению к людям с другой сексуальной ориентацией, что и выражено в их ответах: «уважаю их выбор», «без агрессии», «спокойное нейтральное отношение», «раз такое существует, ничего страшного, лишь бы люди были хорошие», «так же, как и к людям с традиционной сексуальной ориентацией». Они также считают, что люди с другой сексуальной ориентацией однозначно подвергаются дискриминации в стране почти во всех сферах (политика, управленческая деятельность, на работе, не могут жениться и усыновить ребенка, негативное отношение окружающих на улице и др.). При этом педагоги отметили, что не знают о ЛГБТ- движении и относятся скорее безразлично.

Соответственно можно сделать вывод, что представления педагогов и студентов представляют достаточно эклектичную картину. С одной стороны, они выражают толерантное отношение к ЛГБТ-сообществу и движениям. С другой стороны, на фоне отмеченных выше позитивных моментов, есть респонденты, которые выражали и противоположную позицию.

Данные исследований хорошо отражают пока достаточно противоречивую картину, которая существует в стране в отношении ЛГБТ-сообщества. С одной стороны, в стране отсутствуют законы, криминализирующие ЛГБТ, с другой стороны, в своем развитии ЛГБТ-организации и инициативы испытывают откровенное государственное сдерживание, широко распространены факты дискриминации на почве сексуальной и гендерной идентичности, беларуское научно-исследовательское пространство испытывает недостаток в исследованиях связанных с положением ЛГБТ-сообщества в стране.

------------------

[1] http://gaybelarus.by/naviny/minsk-gay-pride/6-oktyabrya-v-minske-proshla-konferenciya-kvir-seksualnost-vlast-politiki-i-praktiki.html

[2] http://gender-route.org/

[3] Гофман, И. Стигма: Заметки об управлении  испорченной идентичностью // Русский социологический форум. 2000. №1-4. http://www.sociology.ru/forum/ogl3-4-2000.html

[4] http://www.sexology.narod.ru/info167.html

[5] Кон И. Лунный свет на заре. М., 2003. http://www.pseudology.org/Kon/LunnySvetNaZare2/index.htm

[6] ILGA State-Sponsored Homophobia Report. http://old.ilga.org/Statehomophobia/ILGA_State_Sponsored_Homophobia_2012.pdf

[7] Права лесбиянок и геев в мире. http://old.ilga.org/Statehomophobia/ILGA_%D0%BA%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B0_2012_A4.pdf

[8] Права лесбиянок и геев в мире. http://old.ilga.org/Statehomophobia/ILGA_%D0%BA%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B0_2012_A4.pdf

[9] Пагуліч  Л. Гомофобна справа №8711: спекуляція мораллю як зручний політичний інструмент // Політична критика. #3, 2012. http://vcrc.org.ua/pk/

[10] Законопроекты по запрету пропаганды гомосексуализма в России. http://ru.wikipedia.org/wiki/Законопроекты_по_запрету_пропаганды_гомосексуализма_в_России

Протестная кампания "Вместе остановим гомофобный закон!" в Санкт-Петербурге.

http://www.feminismru.org/blog/v_sankt_peterburge_prodolzhajutsja_akcii_protesta_lgbt_soobshhestva_protiv_gomofobnogo_zakona/2011-11-20-158

[11] Пагуліч  Л. Гомофобна справа №8711: спекуляція мораллю як зручний політичний інструмент // Політична критика. #3, 2012. http://vcrc.org.ua/pk/

[12] http://www.coe.int/t/commissioner/Source/LGBT/LGBTStudy2011_Russian.pdf

[13] http://os.colta.ru/art/events/details/35840/?expand=yes&attempt=1

[14] http://naviny.by/rubrics/politic/2011/10/07/ic_media_audio_112_4123/

[15] http://baj.by/ru/node/17901

[16] Annual Review of the Human Rights Situation of LGBTI People in Europe 2011. http://www.ilga-europe.org/home/publications/annual_review/2011

[17] Бурак Т.В., Еремин О.В., Шкурова Е.В., Черняк Ю.Г. Факторы, способствующие рискованному поведению мужчин, имеющих секс с мужчинами (МСМ). Сборник результатов социологического исследования. Мн., 2010. http://www.ffsn.bsu.by/ffsn.files/caf/k-soc/personal-soc/burak/burak-doc/Risk%20behavior%20MSM%20Belarus%202010.pdf

Бурак Т.В., Шкурова Е.В., Черняк Ю.Г. О влиянии стигматизирующей установки на поведение мужчин с гомосексуальной иддентичностью // Социология. №1, 2011. С.129-133.