Еще раз о некомпенсированной уязвимости

Ранее мы уже писали о том, что наша власть только кажется, особенно на БТ, всесторонне сильной и «ненагибаемой», а на самом деле у нее довольно много слабостей и уязвимостей. В том числе и уязвимостей некомпенсированных (См. «Некомпенсированная уязвимость», «Некомпенсированная уязвимость-2»).

Уязвимость белорусской политической системы теперь очевидна практически всем. Здесь же мы более подробно поговорим о уязвимости нашей власти в информационной сфере. Последние события высветили эту уязвимость особенно ярко и даже гротескно. Так, к примеру, «плюшевая бомбардировка» и особенно реакция на нее нашей власти, показала насколько слаба и неадекватна белорусская власть в области информационной борьбы и PR. В общем то небольшой информационный повод заставил систему сначала впасть в ступор, уйти в «отрицаловку», а затем «забиться в истерике» вплоть до информационной войны с «Карлсоном, который живет на крыше» на БТ. Причем и сама наша власть, похоже, видит что проигрывает. Отсюда явные попытки перевести события из сферы информации и PR, где наши власти крайне слабы, в область силового противостояния, где наши власти «собаку съели».

«Наказание невиновных, награждение непричастных», как в том анекдоте, далее разрыв дипотношений со Швециейи так далее. Действия кажутся нелогичными и даже совершенно неадекватными, но имеют целью заставить противников ввязаться в прямую и грубую конфронтацию, где наша власть практикует определенные методы уже почти 20 лет и потому весьма опытна. Хотя на этот раз не очень получается. Перевести «войну» в силовое поле не получается, а в информационном поле эти действия только усугубляют проигрыш нашей власти, выставляют ее совсем уж комичной и неадекватной. На уровне северокорейской. Ведь, как и северокорейская, белорусская власть сильна только на силовом поле, только в репрессиях, да и то только против своих. Какое-то время это позволяло создавать иллюзию общей силы, но теперь эта иллюзия рассеялась. В Северной Корее власть тоже очень сильна в репрессиях против собственного народа, но в остальном крайне слаба. Настолько слаба, что без внешней помощи не может даже избавить свой народ от массовой смертности в результате голода.

И реакция же на информационные поводы у нашей власти очень похожа на северокорейскую. То есть информационное противостояние северокорейцы сразу же стараются перевести в силовое. К примеру, южнокорейские СМИ освещали «коронацию» «младшенького» – Ким ЧенЫна. Северокорейцам что-то в этих материалах не понравилось, и они тут же пригрозили нанести ракетные удары по редакциям южнокорейских СМИ. На первый взгляд, круто, но в реальности это говорит о крайней неумелости и неадекватности северокорейского руководства в сфере информационной борьбы.

Реакция белорусских властей на «плющевую бомбардировку» говорит о том, что у нас ситуация с информационной компетентностью аналогичная. То есть в информационном поле наша власть проигрывает цивилизованному миру с разгромным счетом, причем большинство «мячей» забивает сама себе. А это не только смешно, но и грустно. Потому что последствия будут негативными, и не только для самой власти. Как я уже отмечал, «следствием информационного поражения является и то, что власть потеряла легитимность не только в глазах «запада» или «востока», но и стремительно теряет ее и в глазах собственного народа. Казалось бы, чисто нематериальный фактор, но это может оказаться в перспективе посерьезнее поражений в других составляющих власти» («Некомпенсированная уязвимость-2»).

Особенно неблагоприятно для властей то, что знания сегодня – это даже не деньги. Деньги еще можно «выклянчить» под очередной фиктивный интеграционный проект, хотя с каждым годом это все труднее делать, но разум ведь не выклянчишь. И дубинкой «бтшника» или «мидовца» не заставишь быть креативным. Чтобы быть креативным, нужно заниматься PR в свободной стране – в Швеции, например, а не в Северной Корее. Так что уязвимость, скорее всего так и останется некомпенсированной, с отмеченными выше последствиями.