Что должно произойти, чтобы массы вышли на улицу?

Что должно произойти, чтобы массы вышли на улицу?Ранее, до весны 2011 года считалось, что политическая стабильность в Беларуси – несмотря на ежегодные нарушения прав человека, давление на демсилы, преследования инакомыслящих и т.д, – сохраняется благодаря экономической стабильности и постоянному росту благосостояния. Так сказать, некий социальный контракт: граждане, отказываются от определенных прав и претензий и получают гарантии политической и экономической стабильности и безопасности для повседневной жизни[1]. Но как можно объяснить политическую стабильность в стране (отсутствие массовых протестов), когда со стороны государства не соблюдаются условия «контракта»?

Весной 2011 года в Беларуси наступил экономической кризис, затронувший практически все слои населения. Уровень доходов белорусов резко упал примерно до уровня 2005 года[2], и, люди начали выходить на улицы,  впервые за долгие годы начались забастовки рабочих и переход рабочих из государственных профсоюзов в независимые.

Аналитики стали наперебой писать о приближающемся крахе «диктаторского режима», проводить параллели с «арабской весной». Между тем масштаб этих акций был слишком мал по сравнению с масштабами кризиса в стране.Максимальное количество участников было 22 июня (в Минске 1500 человек[3], в Бресте, Гродно, Витебске, Могилёве – 300-600 человек [4], Гомеле – до тысячи, Бобруйске – 500-600, Барановичах – 250 [5]), и их удалось легко подавить посредством арестов и штрафов.

Вот уже прошел год с момента летних акций протеста, и ныне в стране, как и до кризиса, все «стабильно». В то же время, несмотря на отсутствие протестов, степень доверия правительству и президенту значительно снизилась. Согласно исследованию НИСЭПИ, проведенному в октябре 2011 года, сразу после летних протестов, рейтинг Лукашенко упал в 2.5 раза, достигнув 20.5% – минимального уровня за всю 17-летнюю историю мониторинга НИСЭПИ. Из этого можно сделать вывод, что концепция «социального контракта» объясняла скорее политическую лояльность к нынешней правящей элите, нежели политическую стабильность. Согласно этой теории, несоблюдение контракта одной из сторон привело бы к «пересмотру» контракта, то есть снижение уровня экономического благосостояния граждан должно было привести к массовым протестам. Но этого не произошло. Даже вначале лета, когда акции проводились свободно, без задержаний, на улицы вышло ничтожно малое количество людей, а после нескольких «рейдов» людей в штатском «протестный потенциал» общества и вовсе снизился до нуля.

И, видимо, более массовых протестов не предвидится, так как до экономического кризиса протестный потенциал беларуского общества был незначительным (в 2009 году лично участвовать в каких-либо акциях протеста готово не более 4%[6] населения, причем это касается любой социальной группы). Не столь значительным он оставался в самый пик кризиса – участвовали в публичных действиях для выражения своего мнения (таких, как митинги, демонстрации, забастовки и др.) менее 10%, выразили готовность к публичным протестным действиям 20% респондентов[7].После кризиса мы вновь видим «стабилизацию» протестного потенциала – готовы лично более активно участвовать в политике  5.3% респондентов[8]. Интересным фактом также является то, что после летних акций протеста в октябре 2011 считали себя в оппозиции к нынешней власти 28.3% (с декабря прошлого года рост почти на 10%), но «совокупный» рейтинг лидеров оппозиции по-прежнему составлял около 20%. Зато количество затруднившихся, давших иной ответ и не ответивших,  возросло с 29% до почти 55% [9].

Таким образом, объединив воедино все факты:

  • резкое падение рейтинга президента с приходом кризиса;
  • сохранение рейтинга оппозиции на прежнем уровне;
  • отсутствие уличных протестов, притом, что недовольство в обществе все нарастает,

можно сделать следующие выводы:

  • экономический кризис не может стать тем фактором, который спровоцирует массовые акции протеста;
  • оппозиция не способна мобилизовать людей даже в периоды кризиса. Видимо, потому, что она не может предложить идей, стратегий и действий, которые будут приняты большинством граждан Беларуси.

В таком случае, возникает вопрос, что может послужить катализатором массовых протестов в Беларуси? Согласно теории коллективного действия Мансура Олсона – американского экономиста и политолога – люди не будут выражать протест, если они четко не осознают выгоды протеста и не обладают уверенностью в том, что наберется «критическая масса» протестующих сограждан, согласных на изменение текущей ситуации.

Согласно исследованию «Социальные контракты в современной Беларуси», проведенному BISS  в 2008-2009 гг.[10], получается, что для белорусов «издержки протеста хорошо осознаются (являясь санкциями за «несоблюдение» контракта), выгоды протеста против условий контракта далеко не всегда четко определены, а возможности неучастия более привлекательны и санкционированы властями».

Стоит рассмотреть более подробно, какие социальные группы как будут реагировать на ухудшающуюся политическую и экономическую ситуацию в стране, и какую стратегию будут выбирать – «голос»[11], «выход» или «ничего не делать»[12].

Наемные рабочие

Практически половина из их числа предпочли бы приспособиться к ухудшающейся, с их точки зрения, ситуации, а не вступать в конфликт с государством. Более трети предпочли бы использовать «выход», хотя к использованию разных возможностей «сигнализирования» о своих проблемах (обращение в госорганы, профсоюзы, суд, налоговую инспекцию – все, что олицетворяет собой государство) склонны прибегнуть более половины опрошенных.

 

Пенсионеры

В случае неудовлетворенности 30.3% пенсионеров ничего не станут менять. Возможность голоса, открытого протеста допускает незначительная доля пенсионеров: 1.3% готовы участвовать в массовых акциях, 5.1% могут обратиться в общественную организацию, 7.3% обратятся в суд. Участие в демонстрациях оценивается как действие, угрожающее стабильности, существующему положению, что противоречит ценностям пенсионеров как социальной группы.

 

Неработающие /молодежь

Протестный потенциал среди представителей группы неработающих низок. Несмотря на неудовлетворенность социальной поддержкой, незанятые граждане не желают идти на конфликт с государством. Самым адекватным способом отстаивания своих интересов они считают приспособление к существующим условиям, а проблемы постараются решить через личные контакты; подобным образом предпочитают поступать 25.3% респондентов. Вторым по популярности является вариант «ничего не делать» (22.7% респондентов).

 

Предприниматели

При неудовлетворенности действиями государства они готовы обращаться в суд (20,3% опрошенных представителей бизнеса) и СМИ (14,5%), в то же время они менее склонны обращаться напрямую к представителям государства или общественных организаций. Массовые акции протеста оказались наименее востребованным средством отстаивания своей позиции во взаимоотношениях с государством, хотя отношение к ним у представителей бизнеса более лояльное по сравнению с населением в целом.

 

Государственные чиновники

«Голос» и «протест» практически не используются чиновниками. Компенсаторными механизмами (вместо «протеста») выступают попытки материализовать и максимизировать всевозможные выгоды от профессии и своего особого положения как госслужащего.

Как видно, протестный потенциал беларуского общества не высок. Это объясняется тесной связью гражданина с государством, ведь большинство белорусов работают на госпредприятиях, либо учатся в госВУЗах, либо живут на пенсию, предоставляемую государством. Люди боятся протестовать, чтобы не потерять то, что имеют. Репрессии могут ослаблять «голос», повышая издержки его использования и делая привлекательной стратегию «выхода». Надо сказать, что стратегия «выхода», а не «голоса», пользуется гораздо большей популярностью у белорусов. С началом кризиса люди стали массово уезжать на заработки в Россию и Украину. Только в Московской области с начала года зарегистрировано на работу 260 тысяч человек. Ну и конечно, протестный потенциал снижает отсутствие каких-либо серьезных альтернатив действующей власти (рейтинг оппозиции, несмотря на кризис, не увеличивается).

Таким образом, ответ на вопрос, что должно произойти, чтобы массы вышли на улицы,прост: должна ослабнуть связь граждан с государством. А что нужно сделать, чтобы эта связь ослабла? Ответ один – должно произойти уменьшение доли государственного сектора в экономике. Это создание частного бизнеса, образования, медицины, пенсионных фондов, т.е. разгосударствление экономики. Связь между государством и гражданами ослабнет тогда, когда государство будет не в состоянии реализовывать свои обязательства, когда будет трудно осуществлять госконтроль над публичной сферой, когда начнется приватизация предприятий и увольнения.

Пока беларуским властям удается контролировать ситуацию и поддерживать стабильность, правда за счет внешних финансовых вливаний, преимущественно российских. В результате мы можем наблюдать медленное (пока) поглощение Беларуси Россией. Это вступление в Таможенный союз, ЕврАзЭс; это кредиты и скидки со стороны России – попытка финансово привязать Беларусь; это скупка крупных беларуских предприятий. В среднесрочной перспективе (лет 10-20) я вижу только два варианта развития событий – либо Беларусь будет полностью поглощена Россией, либо действующая элита будет всеми силами держаться за власть и продолжать сохранять статус-кво, имитируя прогресс и развитие. В любом случае оба варианта не предполагают появление протестных движений в стране.

Комментарии

Приведу ответ автора на свой вопрос: 'Таким образом, ответ на вопрос, что должно произойти, чтобы массы вышли на улицы,прост: должна ослабнуть связь граждан с государством. А что нужно сделать, чтобы эта связь ослабла? Ответ один – должно произойти уменьшение доли государственного сектора в экономике. Это создание частного бизнеса, образования, медицины, пенсионных фондов, т.е. разгосударствление экономики. Связь между государством и гражданами ослабнет тогда, когда государство будет не в состоянии реализовывать свои обязательства, когда будет трудно осуществлять госконтроль над публичной сферой, когда начнется приватизация предприятий и увольнения'.

Если мне память не изменяет,доля государственного сектора в экономике в Перестройку была максимальной, что не помешало массам выйти на улицу.

Главным условием выхода НАШИХ масс на улицу (мне приходилось писать об этом неоднократно) является ослабление государства. У нас не массы выходят на улицу и тем ослабляют государство, а вначале ослабляется государство и в ответ на это массы выходят на улицу.

Николюк

> В таком случае, возникает вопрос, что может послужить катализатором массовых протестов в Беларуси?

А почему у автора с самого начала установка на подрыв стабильности в Беларуси? Почему бы не задаться вопросом о том, как ни в коем случае не допустить массовых протестов, или автор спец по управлению социальным хаосом?

Гость

В добавление в предыдущему комменту - автор статьи раскачивает лодку, ололо!!))))

А если серьезно, то статья понравилась. И хотя прогнозы на 10-20 лет выглядят не очень обоснованно (впрочем, как и любые вообще пронозы на такие большие сроки), в анализе текущей ситуации и настроений общества автор излагает свою позицию веьсма убедительно и аргументированно.

Вадим

to Гость: у меня не стоит установка на подрыв стабильности в Беларуси, я против массовых беспорядков и революций в стране -- не считаю, что именно это может привести к демократической трансформации в стране. Я написала статью на данную тему, так как для многих беларусов до сих пор остается загадкой, почему когда у нас случился очень сильный кризис, большинство людей даже в этой ситуации не стали выказывать публичный протест. Вот поэтому я и решила написать на тему что должно произойти, чтобы массы вышли на улицу? Чисто из научного интереса, а не для того чтобы 'раскачивать лодку'.

Татьяна Гуринович

to Николюк: не совсем соглашусь с тем, что 'Главным условием выхода НАШИХ масс на улицу является ослабление государства'. Я все-таки считаю, что должна ослабнуть именно СВЯЗЬ граждан с государством. При ослаблении государства (в экономическом и политическом плане) если при этом сохраняется возможность подавлять любое инакомыслие (репрессивный аппарат) и если государство все еще остается основным 'поставщиком' всех необходимых гражданину услуг (образование, медицина, работа и т.д.), массы не выйдут на улицу. Пример: очень сильное 'ослабление' государства (Беларусь) прошлой весной -- протестов практически не было; Северная Корея -- государство 'ослаблено' дальше некуда, но протестов нет совсем. В тоталитарных/авторитарных государствах все это прекрасно понимают и поэтому там нет (или очень мало) частной собственности и много денег тратится на репрессивный аппарат (силовики, армия и т.д.). Ведь если не получается обеспечить себе поддержку экономическим процветанием страны (что кране сложно, так как такая 'государственная модель' экономически не продуктивна), всегда можно обеспечить если не поддержку, то хотя бы стабильность силовыми методами. И в таких моделях трансформация может быть только сверху, только когда там решат ее запустить, и ослабить связь граждан с гос-вом тогда будут изменения в стране. Пример: перестройка в СССР.

Я недавно написала на эту тему книгу 'Governmental Regulation and Its Consequences', если интересно она есть на amazon.

Гость

Предыдущий комментарий мой, забыла поставить имя.

Татьяна Гуринович

Начну с Северной Кореи. Что значит государство ослабло 'дальше некуда'. Да, оно практически ушло из экономики и социальной сферы. Но его силовая составляющая осталась.

Перестройка - это не трансформация сверху. Это неуправляемый распад. Вспомним Горбапчова: 'Процесс пошел', т.е. пошел сам по себе независимо от власти.

Неспособность к совместным действиям (в том числе и протестным) вызвана не наличием сильной связи между государством и обществом (на Западе она максимальная и это не мешает протестам), а с отсутствием связей внутри общества (низким социальным капиталом).

Николюк

Перестройка- это именно попытка тарснформации сверху.

Гость

to Николюк: да, я согласна, что в Сев. Корее силовая составляющая осталась. То есть, вы хотите сказать, что гос-во должно ослабнуть до такой степени, чтоб и на силовиков денег не было? Я постаралась сказать, что этого никогда не произойдет (по крайней мере в истории еще не было таких примеров (в коммунистических странах)), то есть, как бы не было ослаблено гос-во, какой-то бюджет у него есть, и большая часть из этого бюджета идет на силовиков и элиту, чтоб у тех кто сверху не было желания 'раскачивать лодку' и были те, кто будут подавлять протесты снизу.

На счет перестройки. Я все-таки считаю, что это была именно трансформация сверху, именно с подачи Горбачева начался этот процесс. А цитата 'процесс пошел' можно также трактовать как констатацию факта, что отнюдь не означает, что процесс это начался сам.

На счет связи гос-ва с обществом на Западе, там это скорей сотрудничество, а у нас управление/давление. Приведу цитату из своей книги:

Капиталистическая модель

Государство – гражданин: сотрудничество – это уплата налогов гражданами и контроль над госбюджетом; реальное участие в политике в качестве члена партии, неправительственной организации, выборщика законодательных органов и т.д.; государство реагирует на запросы общества, на протестные акции и т.д. и старается удовлетворить требования большинства.

Государственная модель

Государство – гражданин: управление, давление – граждане не могут осуществлять контроль над госбюджетом и принятием политических решений. Роль граждан в политике сводится лишь к легитимации действующего курса посредством выборов и референдумов. Государство не реагирует на запросы общества, просто потому что нет никаких каналов передачи информации о запросах общества государству (не прогосударственных парий, НПО, независимых СМИ и т.д.), любые формы протеста жестко подавляются.

Татьяна Гуринович

По поводу силовиков. Не надо так упрощать. Распад государства (уход жизни из системы) может происходить стремительно, но подготовка к нему занимает десятилетия. И дело тут не в деньгах для оплаты силовиков. Главное - раскол внутри политической элиты (об этом много писал Пшеворский). Тут можно вспомнить и Ленина с его знаменитьй формулировкой революционной ситуации, когда низы не хотят жить по-старому, а верхи НЕ МОГУТ по старому управлять.

Перестройка, безусловна, началась сверху и началась потому, что по старому верхи управлять уже НЕ МОГЛИ.Но процесс быстро вышел из под контроля. Все дело в том, что система могла функционировать лишь в услових жесткого контроля. Либерализация ей противопаказана, т.к. рынок и демократия требуют иной институциональной среды и иного общества. Лишение партии статуса 'руководящей и направляющей' обрушили всю конструкцию.

Николюк

to Николюк: да, я согласна, что раскол внутри политической элиты может спровоцировать процесс трансформации. На счет того могла ли элита в СССР и дальше управлять по-старому, я думаю, могла бы. Да, в обществе были проблемы, но они и раньше были, но раньше никому в голову не приходило начать управлять по новому. То есть, я хочу сказать, что в такой модели то, каким путем будет развиваться страна дальше зависит только от тех кто у власти.

Татьяна Гуринович

Еще до падения цен на нефть (1985 г.) при высоких ценах официальный рост ВВП не превышал 1% по факту же был минус. Страна, претендующая на статус Великой державы не вписывалась в постиндустриальное время. Отсюда проблемы. Выход традиционно пытались найти в либерализации, и она традиционно развалила страну.

Николюк
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.