Беларусь и Венесуэла: отношения на длинных расстояниях

Белорусско-Венесуэльское братство с первого взгляда можно считать парадоксальным явлением во внешней политике со стороны обоих государств, хотя бы если посмотреть на расположение стран на карте мира. Тем не менее, не вдаваясь глубоко в двусторонние связи государств в исторической перспективе, можно вполне легко заметить, что отношения на самом деле походят на братские, как минимум именно так официальные лидеры двух стран заявляют в своих речах. Если еще в 2009 году Уго Чавес говорил о необходимости создания нового союза республик, где будут находиться свободные республики со своими собственными системами, но объединенные в союз, то несколько дней назад белорусский лидер во время визита в Венесуэлу объявляет не только об успешном выстраивании стратегического союза, но и о создании настоящего братства.

Боливарианская Республика Венесуэла не раз протягивала руку помощи Беларуси, особенно это было заметно в кризисные 2010-2011 годы, когда белорусская правящая элита решила сделать шаг на диверсификацию поставщиков нефти в результате введения пошлин на нефтепродукты со стороны главного поставщика – России. В 2010 году были подписаны контракты на поставки сырья в течении трех лет общим объемом в 30 млн тонн. На момент подписания договоренности о поставках ресурсов весной 2010 года шел разговор об экспорте в объеме лишь 80 тыс тонн в конце того же года, тем не менее, предлагаемая цена на нефть была на 30% ниже рыночной стоимости. Стоит отметить, что вскоре после подписания соглашения посол Венесуэлы в Беларуси Америко Диас Нуньес заявил, что его страна не собирается конкурировать с Россией в поставках сырья. По его словам, все три страны получат выгоду от подобной диверсификации. Подобную позицию посол пояснил тем фактом, что в белорусской технике находятся российские компоненты, следовательно три страны получают выгоду. Логика довольно странная когда речь идет о поставках стратегического сырья. Тем не менее, задача Венесуэлы заключалась не только в продвижении своего продукта на другом континенте или помощи братскому государству.

На этом этапе появляется четвертый участник в лице Президента Украины Виктора Януковича, который также оказался заинтересованной фигурой в поставках венесуэльской нефти в Беларусь для дальнейшего транзита через территорию Украины. При этом украинский лидер, подобно венесуэльскому послу в РБ заявляет, что такое сотрудничество не противоречит интересам России. С этого момента Украина и Беларусь при помощи Венесуэлы впервые оказались способны оказывать давление на Россию. С первого взгляда, можно сделать вывод, что выгоду получают лишь Украина и Беларусь, однако в результате оказывается иначе.

Рациональная составляющая есть в решении каждого лидера четырех стран. Для Венесуэлы решающим является экономический интерес, поскольку страна получает новые рынки сбытов своего товара. Для Беларуси, решение о диверсификации поставщиков нефти могло стать рискованным поступком, однако оно могло способствовать формированию эффективного механизма влияния на ценоформирование российских энергоресурсов (по крайней мере так считают белорусские decision-makers), и, следовательно, здесь задействованы интересы не только экономического, но стратегического порядков. Российская элита, осознавая факт практически полного контроля над энергетической сферой Беларуси, как оказалось в итоге, дало понять белорусскому правительству, что рано или поздно Беларусь вновь обратится за поддержкой, поддержав привилегию ценоформирования за Россией, и обе страны в очередной раз заключат контракт на поставки сырья. Позиция Украины в сложившейся ситуации представляется самой выгодной: вопрос о том, чью именно транспортировать нефть, на повестке дня не стоит, но повестку дня делает проблема цены. Россия, в свою очередь, сделала предложение Украине о поставках тех же 30 млн тонн, но на других условиях, с повышением ставок транзита. Логически выходит так, что заложником инициированной Беларусью ситуации, к сожалению, она же и оказывается.

В течении последнего года по поводу поставок нефти в Беларусь с другой части света шло много дебатов, и вскоре вскрылась суть проблемы. Россия предлагает Беларуси нефть, пусть и хуже качеством, но значительно дешевле, чем Венесуэла. Вскоре белорусские власти всерьез подняли вопрос об отказе от венесуэльских ресурсов. Однако, уже через несколько дней после решения об отказе венесуэльский посол в Беларуси сделал очередной «братский» жест, объявив о готовности Венесуэлы поставлять в Беларусь нефть на таких условиях, которые будут продиктованы Минском. Вполне вероятно, что поездка А. Лукашенко по странам Южной Америки в конце июня принесла определенные плоды, а радушный прием Уго Чавесом в Венесуэле способствовал развитию новых проектов. Теперь Беларусь участвует в строительстве космодрома в Венесуэле, а с Минским тракторным заводом подписан контракт на общую сумму в USD55 млн. Имеются некоторые сложности в нефтяном вопросе, но страны делают приоритет на сотрудничество в сферах строительства, сельского хозяйства и научных разработок.

В итоге получается так, что «братство» государств сводится преимущественно к популистской риторике и личных дружеских отношениях Чавеса и Лукашенко. Оба лидера в качестве высокой цели провозглашают формирование социально ориентированных независимых государств. Одинаково президенты относятся и к перспективам западной модели экономики, заявляя об отсутствии в ней гуманного начала и чрезмерном влиянии капиталистов на политический курс западных стран. При этом белорусский лидер откровенно позиционирует себя в качестве ведущего начала в подобном союзе, в первую очередь в идеологическом плане. Лукашенко рассматривает Венесуэлу как развивающуюся страну, отмечая, что Беларусь пришла туда для оказания помощи в развитии. Беларусь действительно достаточно широко представлена в южноамериканской республике, особенно в секторах строительства и образования. Тем не менее, как показал случай с сотрудничеством в нефтяной отрасли, взаимопонимание найти сложно, и условия, в общем, диктует рынок.