Дилемма четвертого срока

С начала 2011 года в Беларуси отчетливо вырисовывается классическая дилемма, которую рано или поздно приходится решать любому государственному деятелю. Во время своего четвертого срока президенту Лукашенко все сложнее уклоняться от выбора между интересами элит и массовой народной поддержкой. Дилемма осложняется тем, что в последние 18 лет белорусский президент не без основания считал главным источником собственной легитимности именно поддержку избирателей и демонстративно пренебрегал открытыми и долгосрочными связями со всякого рода элитами.

Свежие результаты социологического опроса НИСЭПИ указывают на то, что сегодня основные показатели народной поддержки А. Лукашенко – электоральный рейтинг и доверие граждан – входят в состояние высокой турбулентности. Как следствие, на слабеющую власть возрастает давление со стороны многочисленных «парламентеров», каждый из которых не готов мириться со своим положением и требует его улучшения – будь то номенклатурные элиты из «Белой Руси» или бастующие рабочие с «Гранита».

Судя по тому, как развиваются события в последний год, белорусский президент все же склоняются к выбору в пользу привычной и «родной» для себя массовой народной поддержки. Однако взращенные им элиты не готовы просто так сдавать позиции и продолжат пассивную и активную борьбу.

Период турбулентности

Нижеследующий график построен по данным долгосрочных исследований НИСЭПИ электорального рейтинга А. Лукашенко и доверия институту президента и представляет долю утвердительных ответов на закрытые вопросы «Если бы завтра состоялись выборы, то за кого бы Вы проголосовали?» (электоральный рейтинг) и «Доверяете ли Вы следующим государственным и общественным институтам?» (доверие институту президента):

Дилемма четвертого срока


Упреждая типичные реакции на независимую белорусскую электоральную статистику – дескать, «независимой социологии не бывает» или «белорусы запуганы и никогда честно не признаются в своих электоральных симпатиях» – следует напомнить одну важную деталь белорусской политической системы: источником политической легитимности президента Лукашенко номинально всегда была именно «народная поддержка».

Более того, эта массовая поддержка президентской власти, несмотря на известные хитрости подразделений Центризбиркома, долгое время оставалась стабильной, и данные НИСЭПИ достаточно ясно это отражают: обратите внимание на период 2007-2010 гг. Наконец, своей заслуженной победой белорусский президент может считать апрель 2006 года, когда впервые за весь отраженный на графике период электоральный рейтинг превысил показатель доверия.

Тогда, через месяц после третьих выборов президента Лукашенко количество все еще готовых за него голосовать превысило количество доверяющих ему граждан. Другими словами: в начале 2006 г. за Лукашенко готовы были голосовать даже те, кто ему не доверяд. Проблема в том, что с тех пор подобной стабильности не наблюдается. Наоборот, после декабря 2010 г. показатели электорального рейтинга и доверия президенту вошли в период опасно резких колебаний.

Кто компенсирует недостаток легитимности?

С политической точки зрения такая «разболтанность» ключевых индексов общественной поддержки означает ослабление государственной власти. При этом, уже совершенно не важно, насколько точно статистика НИСЭПИ отражает реальность. То есть, дело не в том, какой «на самом деле» рейтинг Лукашенко: 30% или 60%, – а в том, что недостаток легитимности действующей власти становится очевиден всем и проявляется иногда самым неожиданным образом.

Поэтому вполне логичными оказываются несовместимые стратегии поведения разных групп в белорусском обществе, каждая из которых пытается воспользоваться слабостью центральной власти и стремится либо выступить в ее защиту, либо потребовать свою справедливую долю.

Во-первых, сама власть принимает страховочные меры. В июне Администрация президента оперативно готовит в Кодекс об административных правонарушениях поправки, предусматривающие штрафы за несанкционированные соцопросы по общественно-значимым темам. В свою очередь, депутаты также оперативно эти поправки утверждают.

Во-вторых, президент Лукашенко снова обещает к концу 2012 года «святую цифру» средней зарплаты USD 500 в эквиваленте и всеми силами тормозит запущенную им самим программу приватизации. Этот выбор главы государства вполне красноречив: президент открыто пренебрегает интересами белорусских элит в пользу привычных для него и менее требовательных «народных масс».

В-третьих, с конца 2010 г. мы наблюдаем множество отдельных эпизодов явно политического характера, которые при желании и не без доли здоровой конспирологии можно связать в единую и пассивную атаку белорусских элит на последние остатки «народной» легитимности белорусского президента. Например:

- Массовый и жестокий разгон демонстрации 19 декабря 2010 г.

- Множественность курсов рубля в течение полугода 2011 г.

- Крайне деструктивное для имиджа государственной власти расследование и завершение дела о взрыве в метро (по данным НИСЭПИ, в июне 2012 г. официальную версию и вынесенный смертный приговор поддерживают лишь 37,8% опрошенных)

- Наконец, эта злосчастная «плюшевая бомбардировка» – вернее, гробовое молчание штатных идеологов в течение целой недели после скандального инцидента.

При всей своей непохожести, эти события имеют одно общее свойство: они демонстрируют слабость и закоснелость государственной власти и лишь усугубляют отмеченный выше кризис легитимности президента, олицетворяющего всю белорусскую вертикаль. Более того, инертность чиновников, ответственных за идеологическое сопровождение этих, указывает на их практически классовую заинтересованность в снижении массовой поддержки президента.

Наконец, в-четвертых, мы наблюдаем активные и успешные действия белорусских рабочих, которые и дня не готовы терпеть без задержанной премии, зарплаты или аванса и мгновенно угрожают забастовку. И дело не в том, что таких случаев все еще единицы. Гораздо важнее, что с осени 2011 года в Беларуси утвердилась традиция успешных забастовок, когда рабочие ставят руководство предприятий «на счетчик», и такая традиция фактически ставит главного гаранта средней зарплаты в USD 500 между двух огней.

В результате, белорусский политический момент сегодня выглядит примерно так. С одной стороны президента атакуют элиты, которые классово заинтересованы в устранении народной легитимности А. Лукашенко и настойчиво предлагают ему взамен «партию власти». С другой – традиционный и близкий главе государства массовый электорат из последних сил намекает на возобновление теплых отношений со своим гарантом – см. на графике всплеск рейтинга и доверия в марте 2012 г.

Александр Лукашенко, скорее всего, попытается сохранить верность народному избирателю. Так для него привычней и безопасней, тем более что президент всегда с пренебрежением относился к любым проявлениям элитарности и до сих пор держит виртуальную связь с народом: играет в хоккей, выращивает овощи в загородной резиденции и гордится индпошивом от «Коминтерна». В таком случае мы вправе ожидать от президента выполнения зарплатных обещаний и продолжения приватизационной волокиты.

В свою очередь, номенклатурные и силовые элиты определенно не заинтересованы в том, чтобы отпускать президента «к людям». И в таком случае мы также должны быть готовы к тому, что авторитет белорусской государственной власти еще не раз будет атакован: или активными мероприятиями, как в случае со шведским самолетом, или пассивным бездействием широкого класса номенклатуры и идеологов, как в случае с тем же шведским самолетом.