Чьи интересы в небе выше?

Чьи интересы в небе выше?Перед тем, как заявлять о выгоде приватизации, нужно понять, для кого должна быть эта выгода. Государство в Беларуси – это они, но никак не я и ты. Именно поэтому любая выгодная продажа пройдет мимо нас с тобой, мы останемся лишь зрителями этого спектакля.

Можно было заметить, что риторика белорусских властей в последнее время несколько поменялась. Улучшений или ухудшений не видно – изменилась манера. Если раньше чиновники всех мастей размахивали в заданный такт руками и говорили, что за белорусской собственностью стоят огромные очереди желающих, и поэтому продавать ее не будут, то сегодня об очередях говорить не принято. Скорее сейчас речь идет о народном достоянии и высчитанной цене этого достояния, которая чаще всего превышает представляемые пределы.

Ссылаясь на заботу о народе, то бишь о страждущих, государство понимает под «приватизацией» строго одно – сохранение актива в своих руках до появления волшебника на голубом вертолете с мешками денег. Да чтобы их было раза в два больше, чем актив стоит на самом деле. Есть ли тут какая-то забота о народе?

Забота иногда проявляется в стремлении сохранить рабочие места. Но и здесь эта цель направлена не на обеспечение благополучия людей. Нет. Просто официальный показатель безработицы, превышающий 2%, для Беларуси слишком опасен (почему, сложно понять). И занятость нужна в том числе и для частичного наполнения этого показателя.

В капитализме немного по-другому.

Возьмем сферу авиаперевозок. Белорусский рынок крайне неразвит. У нас есть одна национальная авиакомпания «Белавиа», которая находится под протекцией белорусских властей. При этом, учитывая сложные условия работы, пассажиры «Белавиа» получают услуги по ценам зачастую выше, чем у конкурентов. О качестве говорить не будем, ведь у каждого гражданина свое видение этой проблемы.

«Белавиа» чиста и неприступна, причем со всех сторон. Ради этой авиакомпании защищают от российских конкурентов белорусское небо. Руководству компании не оставляют даже права помечтать о том, что ее купят, и наступят лучшие времена.

В этих условиях белорусы вынуждены летать дорого и сердито, а лоукосты ловить – только в столицах соседних государств после преодоления сотен километров по земле. Можно представить, сколько денег зарабатывают аэропорты Вильнюса и Киева за счет белорусских пассажиров…

Подобная ситуация до недавнего времени была в Молдове. Там работают 3 национальные авиакомпании. Крупнейшая из них – AirMoldova. Компании хотя не субсидировались из бюджета, но косвенно поддерживались властями путем закрытия рынка авиаперевозок для зарубежных игроков.

Это приводило к тому, что большая часть населения Молдовы, способная позволить себе передвигаться самолетом, уезжала в Бухарест и только оттуда летела. Чаще всего – в Италию, это традиционный маршрут со времени образования независимой Молдовы для жителей этой страны. Именно туда направлены основные потоки трудовой миграции, и именно оттуда на родину поступают миллиардные переводы.

Однако нынешнее правительство Молдовы в начале 2012 года приняло радикальное решение – абсолютно либерализировать рынок авиаперевозок и предоставить свое воздушное пространство компаниям из всего ЕС в ответ на открытие европейского неба для молдавских самолетов.

По белорусским меркам это крайне недальновидное решение. Но что же в итоге рассчитывают получить молдаване?

(1) предоставить людям возможность летать дешево;

(2) увеличивать до 2015 года пассажиропоток в кишиневском аэропорту на более чем 40% в год;

(3) заложить основу под создания молдавской low-cost компании;

(4) увеличить географию городов, куда из Кишинева можно будет добраться;

(5) создать хаб в кишиневском аэропорту, который бы связывал Восток и Запад.

Очевидно, что подобные возможности могут привлечь и зарубежных инвесторов. Причем, наверняка, основной интерес появится у российских авиакомпаний, которые уже давно пускают слюнки на европейское небо, но присутствие их в нем крайне ограничено. Они могут выкупить одну из национальных авиакомпаний Молдовы и летать под ее брендом во всей Европе. Однако, по молдавскому законодательству, крупные сделки на этом рынке проходят только по согласованию с правительством. И в случае интереса к одной компании со стороны сразу нескольких зарубежных игроков приоритет будет у компании-резидента ЕС.

Но не инвестиции самое главное. Самое главное, считают в правительстве Молдовы, – это граждане.

«Что означает защита национальных интересов: протекция национального перевозчика или наших граждан», – задается вопросом представитель правительства Молдовы, с которым удалось недавно встретиться.

С точки зрения политики – это красиво, с точки зрения госуправления – эффективно, с точки зрения экономики – выгодно. Да, национальные компании рано или поздно будут проданы или преобразованы в более динамичные структуры. И этого не нужно бояться, ведь идея национальных авиакомпаний давно перестала быть актуальной.

Как, собственно, и идея валообразующих госпредприятий. Но это по их, постсоциалистической, идеологии. У нас пока социализм. Рыночный, но социализм.