Технократы в Беларуси. Насколько перспективна белорусская инновационная политика?

В Республике Беларусь реализуется несколько довольно перспективных проектов в сфере инновационной политики. Последний шумный проект – Китайско-белорусский индустриальный парк (КБИП) в Смолевичском районе на немалой территории площадью 8048 гектаров. Он создан указом президента № 253 от 5.06.2012г. Уникальность проекта – в налоговых льготах. До 1 января 2032 года совместная китайско-белорусская компания по развитию КБИП будет освобождена от налога на прибыль, на доходы от аренды или лизинга, налог на недвижимость, земельного налога. Резиденты КБИП со дня их регистрации освобождаются от уплаты налога на прибыль, недвижимость и на землю. В течение последующих 10 лет они уплачивают эти налоги по ставкам, уменьшенным на 50%.

Другой заметный проект – Парк высоких технологий (ПВТ), в настоящий момент объединяющий в себе 100 компаний и более 10 000 программистов. По закону резиденты ПВТ освобождаются от всех корпоративных налогов, включая налог на добавленную стоимость, налог на прибыль, а также таможенных пошлин. Индивидуальный подоходный налог для сотрудников компаний-резидентов ПВТ имеет фиксированную ставку и составляет 9%.

Эти проекты оказались возможны благодаря тому, что в стране существует класс технократов, который влияет на инновационную политику в стране. Постараемся выявить этот класс и оценить инновационную и научную политику в Республике.

К феноменологии образа белорусского технократа

Среди всех республик Советского Союза Беларусь в индустриальном отношении была наиболее развитым регионом. Это обеспечивалось высокой квалификацией белорусских технических специалистов. Класс белорусских технократов сложился уже тогда. Рассмотрим яркого представителя белорусских технократов старшего (советского) поколения.

Леонид Сосновский, доктор технических наук, профессор, лауреат гос. премии Украины, засл. деятель науки РБ – основатель новой науки трибофавтики. В.И. Стражев, доктор физико-математических наук, профессор, на тот момент министр образования и науки так сказал о Сосновском в 1995 г.: «Рождение новой науки случается не так часто в наше время, поэтому оно, несомненно, составляет честь для любого государства… Республика Беларусь является колыбелью трибофатики. Это было признано крупными учеными нашего времени». Трибофатика занимается оценкой и обеспечением заданного эксплутационного ресурса зубчатых передач по критериям изгибной и контактной усталости, технологиями изготовления, термообработки и методики испытаний литых зубчатых колес взамен колес, изготавливаемых из стальных поковок, а также контактными задачами механики ответственных узлов и систем современных машин и оборудования для обеспечения их заданной долговечности. Я дал точное определение задач трибофатики единственно с одной целью – чтобы подчеркнуть, что она занимается очень узким классом прикладных задач механики и отдельной наукой считаться не может.

По поводу «крупных ученых нашего времени», якобы признавших трибофатику, о которых говорил Стражев, необходимо заметить, что в качестве таковой она признана лишь очень немногими инженерами из бывших советских республик, занимающихся проблемами износоустойчивости машин. Тем не менее, на республиканском уровне оценки трибофатики однозначные – не просто новое направление в механике, а целая новая наука, хотя по трибофатике защищено лишь 8 кандидатских диссертаций и 1 докторская диссертация.

Случай Сосновского с трибофатикой весьма показателен. Технократ, талантливый инженер, с интересными методиками в сфере износоустойчивости машин, он, тем не менее, не обладает компетенцией в сфере технологий современной научной коммуникации, в частности, он и представители его школы не знают, как правильно оценивать собственные научные результаты и как их вписывать в мировую науку. Именно отсутствие данной компетенции ведет к тому, что стремление представить трибофатику как новую науку не будет вызывать ничего, кроме смеха, со стороны любых западных ученых (я уже молчу о по-настоящему крупных ученых), что будет бросать тень и на сами методики. А компетенция эта во многом гуманитарная. Случай Сосновского характеризует среду белорусских технократов старшего поколения тем, что талантливые инженеры из-за слабой гуманитарной компетенции часто не способны решать задачи адекватной оценки собственных результатов, что мешает интеграции белорусской инновационной политики в мировые тренды.

В качестве белорусских технократов младшего поколения рассмотрим директора администрации Парка высоких технологий Валерия Цепкало. Успешный менеджер, один из ярчайших лоббистов технократизма в Республике. В отличие от технократов поколения Сосновского, молодые технократы хорошо видят и чувствуют мировые тренды в инновационной политике. В частности, Цепкало в своих публичных высказываниях приводит статистику, что в Финляндии, занимающей в международных рейтингах по индексу «инновационности» первое место, ежегодно на 1000 человек населения выпускается 17,4 инженеров, в Швеции – 17, в Сингапуре – 16,8, а в Республике Беларусь на 1000 человек населения выпускается лишь 7 инженеров. Далее он подчеркивает, что даже президент США Обама запустил ряд программ поддержки инженерно-технического и математического образования, которые включают серьезные финансовые инструменты (налоговые скидки, гранты и пр.). И Беларусь также нуждается в комплексе мер по поддержке математического и инженерно-технического образования. Среди данных мер Цепкало предлагает увеличить количество студентов и аспирантов инженерных специальностей за счет сокращения мест на гуманитарные специальности, существенно повысить уровень оплаты труда преподавателям математических и технических дисциплин, снизить для них педагогическую нагрузку, оставив больше времени на практические исследования и разработки и т.д.

Все это конечно правильно, но случай Сосновского говорит о том, что успешный инженер, успешный специалист в IT-технологиях должен обладать еще определенной гуманитарной компетенцией, а с этой компетенцией в Беларуси еще большие проблемы, чем с техническим знанием. Именно гуманитарная компетенция ответственна за механизмы оценок и принятия решений. Покажем сейчас, что с этим в нашей стране вообще серьезные проблемы.

Белорусский механизм принятия решений в области инновационной и научной политики

В Республике Беларусь принятие решений в сфере инновационной и научной политики распределено по нескольким основным уровням. Но высшее управление национальной инновационной системой Республики Беларусь осуществляется лично президентом. В его полномочиях определять инновационную и научную политику в целом, он является главным лицом в принятии решений. Приоритеты научно-технической деятельности определены Указом президента РБ от 6 июля 2005 г. № 315.

Высшим документом, регулирующим инновационную и научную политику является государственная программа инновационного развития, она принимается президентом. В нее входят президентские программы, государственные народнохозяйственные и целевые программы, отраслевые, корпоративные и индивидуальные льготы на инновационное развитие субъектов хозяйствования.

Далее Совет Министров Республики Беларусь формирует более конкретные цели и задачи инновационной и научной политики. Принятие решений осуществляется благодаря экспертной и консультационной деятельности четырех комиссий:

  • Комиссия по вопросам государственной научно-технической политики,
  • Межведомственный совет по развитию экспорта,
  • Комиссия по повышению конкурентоспособности экономики,
  • Межведомственная комиссия по поддержке и развитию малого предпринимательства.

Совет Министров Республики Беларусь:

  • утверждает приоритетные направления фундаментальных и прикладных научных исследований Республики Беларусь,
  • утверждает приоритетные направления создания и развития новых и высоких технологий,
  • утверждает перечни государственных программ: комплексных целевых научно-технических, фундаментальных и прикладных научных исследований, научно-технических (региональных, отраслевых)
  • обеспечивает проведение (реализацию) государственной инновационной политики.

В рамках решений Совета Министров Республики Беларусь должны осуществлять свою экспертную деятельность НАН Беларуси, Минобразования, Государственный комитет по науке и технологиям (ГКНТ). В этих рамках также должны действовать все министерства, госкомитеты, другие органы государственного управления на республиканском уровне, а также облисполкомы, Минский горисполком, гор(рай)исполкомы на региональном уровне.

Совет Министров Республики Беларусь формулирует концепцию Национальной инновационной системы, а также Приоритеты фундаментальных и прикладных научных исследований (Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 17 мая 2005 г. № 512). Сюда входит Государственная программа развития материально-технической базы науки, Государственная программа Республики Беларусь по охране и управлению интеллектуальной собственностью, государственные научно-технические программы (их перечень должен согласовываться с Президентом Республики Беларусь). Вместе с тем предполагается, что ГКНТ, НАН Беларуси осуществляют систему мониторинга инновационного развития отраслей и регионов.

Составляющими государственных комплексных целевых научно-технических программ являются: государственные программы фундаментальных и прикладных исследований, государственные программы, поддерживающие научно-технические, региональные, отраслевые; инновационные проекты, создание новых предприятий, производств, модернизация действующих производств на основе новых технологий, в том числе приобретаемых за рубежом. Осуществлять, в конечном итоге, программы должны промышленные предприятия, научно-производственные (практические) центры, организации, занимающиеся научными исследованиями и разработками, высшие учебные заведения, Парк высоких технологий, научно-технологические парки, инновационные центры, центры трансфера технологий, бизнес-инкубаторы, информационные и маркетинговые центры, венчурные организации, научно-технические библиотеки, центры научно-технического творчества молодежи.

Государственная вертикаль управления и организации контроля исполнения государственных научно-технических программ состоит из следующих звеньев (по убыванию):

  • ГКНТ, НАН Беларуси и другие органы государственного управления.
  • Облисполкомы и Минский горисполком.
  • Гор(рай)исполкомы.
  • Субъекты хозяйствования.

Республиканские органы государственного управления, НАН Беларуси, иные государственные организации:

  • разрабатывают предложения о приоритетах государственной инновационной политики,
  • участвуют в формировании и реализации программ различных уровней и инновационных проектов,
  • выступают государственными заказчиками государственных, научно-технических программ и программ фундаментальных и прикладных научных исследований,
  • создают научные, конструкторско-технологические и проектные организации,
  • осуществляют контроль за выполнением программ и инновационных проектов, финансируемых за счет средств республиканского бюджета, и за целевым использованием этих средств,
  • участвуют в создании и развитии инновационной инфраструктуры.

Органы местного управления и самоуправления:

  • осуществляют формирование и реализацию научно-технических программ и инновационных проектов
  • выступают государственными заказчиками региональных научно-технических и иных программ инновационного развития областей
  • осуществляют контроль за выполнением региональных научно-технических программ и инновационных проектов
  • создают и содействуют созданию и развитию субъектов инновационной инфраструктуры.

Как видим, в принятии решений в сфере инновационной и научной политики довольно сложная иерархическая структура планирования: 1) Президент, 2) Совет Министров, 3) НАН Беларуси, Минобразования, ГКНТ, 4) министерства, госкомитеты, другие органы государственного управления, 5) облисполкомы, Минский горисполком, 6) гор(рай)исполкомы, 7) субъекты хозяйствования, вузы, инновационные центры, центры трансфера технологий, бизнес-инкубаторы и т.д.

Ключевую роль в государственном управлении и регулировании в сфере научной, научно-технической и инновационной деятельности, а также в охране прав на объекты интеллектуальной собственности выполняет ГКНТ. Он является республиканским органом государственного управления и подчиняется Совету Министров Республики Беларусь.

В непосредственном подчинении ГКНТ находится Белорусский инновационный фонд (далее Белинфонд), созданный Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 12.11.1998 г. № 1739 для усиления государственной поддержки инновационной деятельности в Республике Беларусь. Основной задачей деятельности Белинфонда является обеспечение благоприятных условий для развития инновационного предпринимательства и эффективного функционирования предприятий и организаций различных форм собственности, разрабатывающих и производящих в Республике Беларусь наукоёмкую инновационную продукцию.

Белинфонд осуществляет финансовую поддержку:

  • научно-исследовательских, опытно-конструкторских и опытно-технологических работ, выполняемых в рамках реализации инновационных проектов;
  • работ по организации и освоению производства научно-технической продукции, полученной в результате выполнения инновационных проектов и заданий государственных научно-технических программ;
  • венчурных проектов.

Средства Белинфонда формируются за счет средств республиканского бюджета.

Таким образом, ГКНТ имеет исключительные возможности в принятии и реализации решений в сфере инновационной и научной политики, он является главной буферной зоной в подготовке проектов и их реализации между Советом Министров и другими органами управления. Этот орган наделен большими полномочиями и правом распоряжаться определенными средствами республиканского бюджета.

Объем финансирования научных исследований в Республике Беларусь составляет примерно 300 млн у.е. в год. Внутренние затраты на научные исследования и разработки по источникам финансирования в 2009-2011 годах (млн. рублей) приведены в следующей таблице:

Показатель

2009

2010

2011

Внутренние затраты на научные исследования и разработки - всего

882 874

1 140 638

2 081 884

в том числе:

 

 

 

собственные средства

111 815

140 060

573 943

бюджетные средства – всего

545 970

659 846

936 368

в том числе:

 

 

 

средства республиканского бюджета

501 196

581 793

814 112

средства местного бюджета

8 552

6 617

10 653

средства бюджета Союзного государства Беларуси и России

36 222

71 436

111 603

средства внебюджетных фондов

5 918

9 936

10 140

средства иностранных инвесторов, включая иностранные кредиты и займы

75 002

154 845

182 049

средства других организаций

142 539

169 078

374 465

прочие источники финансирования

1 630

6 873

4 919

Насколько такой механизм принятия решений является эффективным? Фактически, мы наблюдаем попытку централизованного планирования научной и инновационной деятельностью в Республики Беларусь. Центром принятия решений является Президент и Совет Министров, а центром планирования и мониторинга – ГКНТ. Такая модель во многом соответствует советскому видению плановой экономики, где центром решения был генеральный секретарь ЦК КПСС и Совет Министров СССР, а центром планирования и мониторинга – Государственный плановый комитет СССР Совета Министров СССР.

Система очень похожа на советскую, разница состоит в иных масштабах: Беларусь небольшое государство, в котором на научные исследования тратится всего около 300 млн у.е. в год. В таких условиях проще осуществлять централизованное планирование. К тому же перечень функций, выполняемых ГКНТ, на порядок меньше тех функций, которые возлагались на Госплан. ГКНТ осуществляет деятельность связанную исключительно с инновационной политикой, в Госплане планировалось совершенно все.

Поэтому не случайно, что один из заместителей Председателя ГКНТ, Л.В. Демидов имеет немалый опыт работы в Госплане БССР. Другие заместители не столь квалифицированные. А.М. Жигулич окончил далеко не самый престижный в Минске Институт современных знаний и до своего нового назначения заместителя председателя делал карьеру в Министерстве по налогам и сборам Республики Беларусь. А.А. Сильченко получил специальность механизация сельского хозяйства в Белорусском аграрном техническом университете, где и начинал карьеру с начальника отдела воспитательной работы с молодежью. Затем, после работы заместителя проректора по научно-исследовательской работе Белорусского государственного аграрного технического университета работал заместителем начальника управления науки и инновационного развития Аппарата Совета Министров Республики Беларусь. Инновационная политика в стране зависит именно от этих людей.

Рассмотрим недостатки централизованного планирования на примере СССР. По мнению Симона Кордонского, в СССР в сфере реального управления имел место административный рынок, в котором социальные статусы и потребительские блага конвертировались друг в друга по определенным неформальным правилам, меняющимся во времени. Дело в том, что в жестко иерархизированной системе управления властные полномочия при принятии решений являются важным ресурсом, который при желании можно конвертировать в иные ресурсы – например, в капитал.

В иерархизированной системе, где полномочия в принятии решений играют ключевую роль, появляется феномен торгов между обладателями административных прав на потребительские и прочие ценности. Простейший пример таких торгов – логроллинг, добровольный обмен нужными визами на документах.

Насколько в рамках белорусской модели централизованного управления можно говорить о ситуации административного рынка? Согласно таблице, приведенной выше, средства иностранных инвесторов, включая иностранные кредиты и займы, составляют всего 8,7% от всех затрат на научные исследования, в то время как 50% берется из бюджетных средств. Это означает, что система науки и инновационной деятельности является замкнутой и административный рынок имеет место с необходимостью. Различные государственные органы координируют свою деятельность таким образом, чтобы конвертировать административную валюту в иные ресурсы – например, в лоббирование внутреннего финансирования научных исследований.

Основной недостаток данной системы принятия решений состоит в реализации секвенциальной модели принятия решений. Решение принимается одним центром (Президентом и Советом Министров), каждое решение принимается последовательно как отдельный документ. При таких условиях решения, даже если они рациональные, рискуют оставаться абстрактными и не получать должной реализации. Они плохо согласуются друг с другом. Частные решения просто подгоняются под общие – например, конкретные программы подгоняются под приоритетные направления, даже если они плохо реализуемы и нерациональны, а научно-исследовательские темы, в свою очередь, подгоняются под программы. В итоге, имеет место слабая связь задач и целей, которые ставит центр принятия решений, с подлинной реальностью того, как протекает инновационная и научная деятельность. И действительно, с одной стороны, от центра принятия решений зависит вся инновационная и научная политика. С другой стороны, сами решения готовятся также централизованно – в рамках ГКНТ.

Советский Союз также реализовывал секвенциальную модель принятия решений в сфере высоких технологий. Как следствие, это привело к сильнейшему отставанию от западных стран в развитии высоких технологий несмотря на то, что компьютерные технологии в США и в СССР появились примерно в одно и то же время (40 – 50-е гг).

Выводы

Наличие сильного класса технократов в Республике Беларусь, с одной стороны, – позитивный феномен, поскольку инновационная политика считается приоритетной. С другой стороны, этот класс обладает крайне низкой гуманитарной компетенцией, что проявляется хотя бы в том, что нынешний механизм принятия решений в сфере инновационной политики является одним из самых малоэффективных – он стимулирует развитие административного рынка, феномена приписок, отписок и шарлатанства в науке.

К сожалению, белорусские технократы не видят данной проблемы. У белорусских технократов особенно старшего и среднего поколения сложилось негативное отношение к гуманитарному знанию вообще. Постоянно, например, всплывают вопросы о реорганизации, сокращении гуманитарных институтов и отделений НАН Беларуси, хотя на все эти институты и отделения тратится не такая уж и большая сумма – сопоставимая с затратами на содержание Минск-Арена. Неужели Минск-Арена важнее гуманитарного знания в стране, с которым у нас и так очень серьезные проблемы?

Комментарии

Андрей, поясните, пожалуйста смысл выражения 'низкая гуманитарная компетенция': 1) в чём именно она состоит? и 2) какой она должна быть в 'нормальном случае'?

Два эти вопроса имеют прямое отношение к неочевидности (а потому непрояснённости и непонятности) того, как наличие или отсутствие гуманитарных институтов (и работающих в них гуманитариев) может повлиять на оздоровление ситуации в сфере инноваций?

Андрей Лаврухин

Андрей, поясните, пожалуйста смысл выражения 'низкая гуманитарная компетенция': 1) в чём именно она состоит? и 2) какой она должна быть в 'нормальном случае'?

Два эти вопроса имеют прямое отношение к неочевидности (а потому непрояснённости и непонятности) того, как наличие или отсутствие гуманитарных институтов (и работающих в них гуманитариев) может повлиять на оздоровление ситуации в сфере инноваций?

Андрей Лаврухин

Гуманитарная компетенция отвечает, например, за эффективные механизмы принятия решений. Кто знает, как принимаются эффективные решения? Неужели инженеры, которые занимаются эксплутационным ресурсом зубчатых передач по критериям изгибной и контактной усталости? Они вообще не знают о том, какие существуют механизмы принятия решений и как строится экспертное принятия решения. Это все -- предмет профессиональной деятельности особых гуманитариев.

А вот есть ли у нас гуманитарии, которые владеют хоть какими-то технологиями? Мне кажется, что таких гуманитариев почти нет. Действительно, нормально действующих гуманитарных институтов в Беларуси нет. Поэтому профессиональных гуманитариев у нас нигде и не готовят. Причины отсутствия этих институтов, на мой взгляд, кроятся не в политическом режиме, а в том, что в обществе сама по себе гуманитарная компетенция страшно низкая. Например, слабо развита публичность. Причем эта публичность больна как в официальных сми, так и в либеральных.

Я глубоко убежден, что все беды белорусского общества не в режиме, а в отсутствии гуманитариев, которые могли бы выполнять свою миссию. Именно гуманитарии в Беларуси самое слабое звено...

Андрей Шуман

А можно конкретизировать:

1) Почему технократ не в состоянии принять решений?

2) Какая именно гуманитарная компетенция отвечает за эффективные механизмы принятия решений?

Андрей Лаврухин

1) Технократ может принимать очень эффективные решения, но способности им принимать решения не связаны с его узко-технической профессиональной деятельностью. Например, принятие решения в сфере инновационной политики предполагает общение с другими людьми, организацию работы больших коллективов, планирование, прогнозирование деятельности больших групп людей. Всему этому учатся. Например, для создания IT-продукта требуются программисты. Это простые солдаты, способные выполнять только чужие задания. А есть program leader'ы, которые в тонкостях программирования можгут и не разбираться, но: они умеют организовывать работу команд, видеть потенциальный спрос рынка и прочее и прочее. Это все элементы гуманитарной компетенции, которой, в общем-то, обучают на специализированных треннингах, на специальных курсах и даже в университетах есть специализированные предметы, где этому учат. Есть теоретики, которые всем этим занимаются -- software cycle life. Это гуманитарии. Вы, Андрей, много знаете белорусских гуманитариев, которые этими штуками занимаются?

2) Принятие решения -- комплексная задача, где есть элементы: логической обработки каких-то данных, знание психологии, владение профессиональной коммуникацией, знание cycle life той сферы, в которой принимаются решения. Все, что я назввал, -- формы гуманитарной компетенции. этому также учат на треннингах и на курсах, но не в Беларуси...

Таким образом, под гуманитарной компетенцией я понимаю владение конкретной технологией, а не чтение Хайдеггера или Гадамера, хотя это тоже полезно

Андрей Шуман

Андрей, то, что Вы описали, это, скорее, менеджмент управления, в котором гуманитарная составляющая весьма специфична: она полностью технологизирована и выхолощена до манипуляции индивидами.

Андрей Лаврухин

Да, но мы говорим о гуманитарных компетенциях, которые должны быть у 'технократов' -- у людей, ответственных за инновационную политику и инновационные технологии

Андрей Шуман

Мы уже отрицали гуманитарную компоненту и что получили. Вам уважаемый автор, так восхваляющий Цепкало, надо почитать высказывания Стив Джобса, т.е. ответ на вопрос 'Почему удалось достичь таких результатов?' Ответ может Вас удивить, потому что работали не одно программисты, но представители почти всех гуманитарных специальностей. А восхваление трибофатики-это ничто иное как приравнивание методики расчетов к науке.

Мы уже довели все до абсурда. Узкая дифференция стала настолько узкой, что может воплотиться мечта Н.Хрущева - разделить железную дорогу, как и все другие виды сообщений 'на туда и обратно' Инновация - это не углубление разъединений, а наоброт. Новизна в наше время должна заключаться в синтезе знаний. Что сможет узкий специалист трибофатики, если не будет соответствующих условий производства, прежде всего для человека, как он сможет работать и вообще жить, если вместо создания человеческих условий в очередной раз будут брошены огромные деньги на 'великие стройки пятилетки'

Гость

Гостю: :-) Всё в порядке. Просто незаметно для себя вы начали обсуждение вопроса излишности тонкости чувства юмора у автора или монументальности его у вас.

Иначе, там про другое. Но то, про что вы, тоже важно. :-)

Twin

По-моему Вам, гуманитариям, заняться нечем, только пустословите

Авось

Большая статья написанная ни о чем...только 'гуманитарная компетенция' и 'технократы' повторяются без конца, а смысла нет, как у Новодворской одни только 'коммуняки', а что к чему не понятно...

Авось
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.