Корпоративное волонтерство

В последнне время социальная ответственность бизнеса становится все более важным фактором выживания нынешней модели либеральной демократии, которую Европа и США так тщательно выстраивали в течение второй половины XX столетия, и которую с переменным успехом старались воспроизвести на постсоветском пространстве.  Развитие слабо регулируемого глобализированнного капитализма, когда в руках транснациональных корпораций сосредоточены огромные ресурсы, а государство часто не в состоянии обеспечить права граждан, стало означать, что спасение утопающих становится делом рук самих утопающих. И белорусы, втянутые в глобальные экономические процессы не станут тут исключением.

Либертарианский принцип laisser faire (т.е. принцип невмешательства государства) и основанное на нем право, как оказалось, несут в себе потенциал социальных потрясений, а последние события в Греции показали, что государство может оказаться не в состоянии обеспечить многие права своих граждан, хотя бы по причине отсутствия надлежащих ресурсов. В то же время в руках ряда компаний  сосредоточены финансовые ресурсы, превосходящие по размеру  ВВП некоторых государств. Например,  ежегодный доход корпорации Sony равен ВВП Новой Зеландии, а валовый доход General Motors в 1998-2002 гг. превышал ВВП Польши. Таким образом, реальная экономическая власть обернулась ответственностью за социальное благополучие. А такая ответственность предполагает действие, прежде всего, в виде различных  социальных программ, направленных на улучшние жизни окружающих сообществ.

Для белорусских предпринимателей понятие социальной ответственности бизнеса скорей теоретическое положение, чем руководство к действию, ведь согласно существующему в нашей стране социальному контракту, защита прав граждан полностью делегирована государству, хоть временами только на уровне деклараций. Однако в этом есть и свои плюсы – у белорусов есть время, чтобы подготовиться и как следует застраховать себя от многих негативных последствий глобализации в будущем. Тем более, что есть с кого брать пример: опыта в этой области накоплено уже немало, что, впрочем, не гарантирует 100-процентного успеха.

О корпоративной  ответствености бизнеса (речь идет, прежде всего, о социальной ответственности крупных корпораций) заговорили еще в начале XX века, когда достиг апогея успех «дикого», никем не контролируемого капитализма, воплощенного в крупных формах: трестах, картелях и синдикатах. Обратной стороной успеха были непредсказуемые, а значит и неконтролируемые социальные последствия. Некоторые американские, британские, французские и бельгийские компании начали еще в те времена активную работу с локальными сообществами с целью снижения в них социального напряжения, например, спонсирование ночлежек и обедов для бедных или организация благотворительных футбольных матчей. Ну а теоретические основы социальной стратегии крупной корпорации были изложены в нашумевшей публикации «Основы этики бизнеса», появившейся в США в 1926 г.

Ближе к концу века, а именно, в 1990-е начался качественно новый этап в развитии социального движения в корпорациях, где основной упор делался на человеческий фактор. Тогда-то и получило широкое распространение понятие «корпоративный волонтер». Так стали называть сотрудников компаний, которые соглашались добровольно и бесплатно помогать местному сообществу в разрешении различных проблем, начиная от участия в благотворительных акциях до ремонтных работ в местных школах и организации театральных выступлений. В 1993 г. американская негосударственная организация Conference Board опубликовала отчет, согласно которому 92% фирм в США поддерживала деятельность своих сотрудников в качестве волонтеров, 50% посчитало, что социальные программы соответствуют их целям их компаний, а 31% включила волонтерские программы в стратегические планы корпоративного развития. С тех пор волонтерские практики стали признаком хорошего тона не только для сотрудников низовых звеньев и менеджеров среднего звена, но и для топ-менеджеров.

Известно, что люди, занятые в сфере бизнеса обладают разнообразными знаниями и навыками, которыми при желании могут поделиться с окружающими, и, прежде всего, с теми, кто в этом больше всего нуждается. Такой вид волонтерства называется профессиональным волонтерством. К примеру, сотрудники телекоммуникационного концерна TP ежегодно читают лекции по основам безопасности в Интернете для мам и пап, которые обеспокоены воспитанием детей, так сказать, в пубертатном периоде. А вот юристы из американской фирмы Allstate Insurance Nationwide решили заняться жителями больших городов: консультировать их по вопросам жилищного права и помогать создавать общественные организации среди жителей одного или двух кварталов для решения локальных проблем.

Но даже если ваши знания временно никому не нужны – не беда, ведь есть виды работ, не требующие особых умений. Так, например, в Польше во время грандиозной благотворительной акции «Большой оркестр рождественской помощи», которая проходит в канун Нового Года, сотни работников из десятков фирм при помощи специальных емкостей собирают пожертвования для больных детей на улицах, в транспорте, в оффисах, на концертах и еще в десятках разных мест.

Стоит заметить, что не всякая бесплатная и добровольная деятельность  сотрудников корпораций рассматривается как корпоративное волонтерство. Такая деятельность должна, безусловно, поддерживаться компанией – и словом и делом, и денежными средствами, а все работы должны осуществляться в рабочее время, чтобы исключить вмешательство в личное пространство сотрудника. А самое главное, компания должна поощрять и развивать личную инициативу работника, его идеи и намерения, а не нагружать «общественной работой» по примеру советских  учреждений.

Что же касается форм такого волонтерства, то тут компании располагают достаточно широким спектром и могут выбирать. Самый простой способ – организовать сбор пожертвований среди сотрудников для детского дома или приюта для животных. Также можно командировать сотрудника на несколько часов в распоряжение организаторов благотворительных акций. Командировки могут, правда, затянуться на довольно длительный срок – от одной недели до года. За таким работником сохраняется рабочее место и частично зарплата. Так поступает руководство немецкого отделения IBM, когда командирует своих сотрудников в семьи инвалидов, чтобы клерки и программисты в течение недели или двух окружали людей с ограниченными возможностями неустанной заботой.

Большинство крупных компаний, однако, старается разрабатывать собственные волонтерские программы или стимулировать сотрудников вместе с их семьями генерировать собственные идеи. Второй способ особенно важен, ибо каждая компания кровно заинтересована в инициативных и коммуникабельных сотрудниках, которые к тому же не боятся нестандартных ситуаций. Для авторских проектов сотрудников многие компании создают специальные фонды, из которых оплачивают все необходимые расходы по реализации волонтерской инициативы. Так корпорация  General Electric имеет хорошо развитую внутреннюю организацию сотрудников-волонтеров Elfun, которая аккумулирует денежные средства на реализацию проектов в области спорта и культуры. Немецкий концерн RWE каждый год в январе объявляет конкурс индивидуальных проектов, назначает премию в 1000 евро, а кроме того, лучшие волонтеры имеют право на свои пять минут славы – постер с фотографиями в местной прессе.

По мере развития волонтерских практик в корпорациях многие рукодители стали замечать, что реализация проектов в группах  вполне успешно может заменить так называемый team training, при очевидной экономии средств на тренинги. Такую тактику избрал упоминавшийся уже выше немецкий концерн RWW/RWE, где участники групповых волонтерских проектов подбираются психологом и представляют различные структурные подразделения компании, а также находятся на разных ступенях корпоративной иерархии. Например, ремонтные работы в детском садике и работы по озеленинию территории вокруг садика, созданию водоема, объединили сотрудников из отделов логистики, маркетинга и финансового анализа, которые ранее практически не знали один одного. Совместная работа, по мнению руководства компании – лучшее средство для сплочения коллектива.

Волонтерские практики в компаниях выгодны всем – фирме, ее сотрудникам, окружающим людям и общественным организациям. Более активные и здоровые местные сообщества становятся привлекательными и успешными для организации нового бизнеса, как с точки зрения трудовых ресурсов, так и с точки зрения развитой социальной инфарструктуры, что, в свою очередь может спасти депрессивные регионы от полного упадка. Для местных НГО партнерство с бизнесом открывает новые возможности, тем более, что без такого партнерства никак, ведь подавляющее большинство социальных программ были бы невыполнимы без участия НГО.  Вот что говорит по этому поводу господин Ульрих Шальвиг из концерна RWW/RWE (Мюльхайм, ФРГ):

«Мы тут живем, это наша земля. Наше предприятие обеспечивает водой этот регион уже больше 100 лет и не секрет, что мы являемся тут монополистами. Поэтому если мы не будем заботиться об окружающих нас людях, то кто ими будет заниматься? В стремлении обеспечить нормальное развитие региона нас поддерживают как местные НГО, так и органы  местного самоуправления. Выгоду получают все: волонтеры получают признание и оценку своих действий, в том числе и материальную, местные организации получают новых активных волонтеров, кроме того, ряд интересных инициатив получают возможность  презентовать себя перед большой аудиторией, и, таким образом, выйти даже на федеральный уровень реализации проектов».

Скептики на постсоветском пространстве (в том числе и у нас в Беларуси) конечно же могут сказать: таким образом корпорации хотят замолить грехи безжалостной эксплуатации местных ресурсов в прошлом, а также обеспечить себе бесплатную рекламу и маркетинг. Что ж если в этих словах и есть доля правды, то почему бы и нет, если от этого всем только одни выгоды. Но у скептицизма, как нам кажется, есть еще одна причина. Среднестатистическому белорусу непонятны сами мотивы такой деятельности, прежде всего, по причине ее некоммерческого характера. «Каждая работа должно быть оплачена» – так твердили нам с детства на фоне лицемерных призывов Советской власти к «сознательному труду на благо общества». За десятилетия  отсутствия благополучия мы настолько привыкли заботиться о выживании, что согласны потратить свои силы и время исключительно ради собственной выгоды.

Постсоветский скептицизм, правда, не мешает нашим соседям осваивать зарубежный опыт корпоративного волонтерства, пусть пока и неторопливыми шагами. Так, например, в Украине корпоративное волонтерство развивается в основном в филиалах таких транснациональных корпораций как Ernst&Young, PricewaterhouseCoopers, «Крафт Фудз Україна», DHL, LG, а также в компании «Киевстар» (оператор мобильной связи). Кроме того, два года подряд здесь проходит конкурс «Корпоративное волонтерство в Украине», организованный Фондом Восточная Европа при сотрудничестве с национальной сетью Глобального договора ООН, программой «Волонтеры ООН, Европейской ассоциацией бизнеса и  Торговой палатой США.

В Российской Федерации волонтерские практики реализуются в основном в крупнейших сырьевых компаниях, таких как «РУСАЛ», «УРАЛСИБ», «НОРНИКЕЛЬ», а также в филиалах международных компаний, таких например как DHL или «British American Tobacco». Так компания «УРАЛСИБ», реализует проекты помощи детям, попавшим в трудные жизненные ситуации под общим названием «УРАЛСИБ – за здоровое поколение». По данным российских НГО в российских компаниях в различных программах благотворительности и волонтерства занято от 17% до 40% сотрудников.

А что же наша Беларусь? Сможет ли все многообразие форм мировой корпоративной благотворительности реализоваться в нашей стране, преодолев все более углубляющуюся атомизацию общества? Ведь историко-культурные предпосылки у белорусов к этому имеются. В одном можно быть уверенным: «новый мировой порядок» будет основан на глобальном перераспределении социальной ответственности. Для белорусского бизнеса (впрочем как и для иностранного) социальная ответственность – это не только залог стабильного существования в нашей стране, но и пропуск в международное деловое сообщество.

В качестве положительного момента можно, безусловно, отметить то, что понятие корпоративной социальной ответственности не воспринимается как нечто инородное ни бизнес-кругами, ни общественными организациями, занятыми благотворительной деятельностью. Так многие из белорусских  НГО постоянно получают информацию о событиях в сфере КСО благодаря интернет-рассылкам, печатным изданиям, участию в различных семинарах и круглых столах, посвященным корпоративной благотворительности. Более того, некоторые сами ищут необходимую информацию, есть и такие, кто действует интуитивно, так сказать, на ощупь, как, например, сотрудники ОО «Ахова птушак Бацькаўшчыны». «Такое явление, как КСО нам известно, но пока это скорее интуитивные вещи», – заявил ее директор Виктор Фенчук.

Подтверждением тому, что для белорусского бизнеса понятие корпоративной социальной ответственности – это не пустой звук, служит тот факт, что ряд крупных, а также средних и малых компаний вот уже на протяжении нескольких лет тесно сотрудничают с НГО. Квинтэссенцию социальной ответственности белорусского бизнеса очень удачно выразила компания «Аліварыя»: «Успех компании напрямую зависит от успеха общества, частью которого являемся». Среди социально ответственных бизнес-гигантов можно назвать такие компании как «Кока-Кола Бевриджиз Белоруссия», операторы мобильной связи «МТС» и «Turkcell» – торговая марка «life:)», «Аліварыя», «Приорбанк», British American Tobacco, «Онега», Cilek, «Сармат», «Связьинвест». Средний бизнес представлен предприятиями «Лодэ», «Ф-Авто», «Агростеп СООО», «Такси 135», сеть магазинов «Папа Карло», малый – фирмой «Кекс.by».

Обращает внимание то факт, что белорусский перечень сотрудничающих с НГО компаний частично совпадает, скажем, с украинским списком, где находятся те же «Кока-Кола Бевриджиз», British American Tobacco, оператор «life:)». Это связано с тем, что крупные транснациональные корпорации, стараются внедрять свои практики во всех отделениях и дочерних компаниях, независимо от месторасположения на мировой карте. В американских и некоторых европейских дочерних компаниях «Кока-Колы» реализуется программа корпоративного волонтерства «Reaching Out». В рамках этой программы все сотрудники имеют один свободный день в месяце, который обязаны посвятить для поддержки благотворительных организаций или реализации собственных проектов. Руководство дочерней компании «Кока-Колы» в Беларуси пока не решилось на подобный шаг, однако, старается стимулировать участие своих сотрудников в нескольких ежегодных экологических проектах. Один из них – «Спасем Ельню» – направлен на спасение уникального природного объекта. В рамках проекта производители популярного напитка совместно со специалистами ОО «Ахова птушак Бацькаўшчыны» строят плотины для сохранения уникального верхового болота в Ельне, возраст которого превышает 7 тысяч лет. Поэтому, можно сказать, что Беларусь является звеном в глобальной цепи корпоративной социальной деятельности, ведь глобализация распространяется не только на рынки товаров и услуг.

А вот преобладание в нашей стране традиционных видов корпоративного волонтерства, то есть таких, где не требуется специальной квалификации волонтера, означает, что белорусы находятся в самом начале пути к развитой системе взаимодействия бизнеса и общественных институтов. Посадка деревьев, участие в благотворительных акциях, сбор пожертвований, постройка плотин и помощь в детских домах – все это не требует специальных знаний и умений, в то время как профессиональное волонтерство основано именно на безвозмездном использовании знаний и навыков сотрудников компаний. Однако, примеров традиционного волонтерства в Беларуси десятки, а профессионального – пока, к сожалению единицы.

Так, например, сотрудники компаний «Аліварыя» и «МТС» в 2011 году высадили целую аллею маленьких елей и кедров в Минском районе. А вот профессиональные юристы и риэлтеры из агентства недвижимости «Мольнар» организовали акцию по сбору вещей для дома пенсионеров и инвалидов. Ну и наконец, работники «Кока-Колы» – лидера в области социальных программ – в 2008 году собрали и развесили в Лошицком парке несколько десятков скворечников. На этом фоне выгодно выделяется  совместный проект  юридической компании «Власов, Михель и Партнеры» и БСПН им. Кунявского

«Социально-ответственный бизнес за устойчивое развитие малых городов», в ходе которого были изданы информационные буклеты для инвесторов, а сотрудники  компании провели ряд семинаров в небольших городах, где поделились своими знаниями на тему привлечения инвестиций.

«Если Магомет не идет к горе, то гора идет к Магомету». Эта восточная поговорка полностью применима, если речь идет о характере белорусского корпоративного волонтерства. Белорусы во всем хотят идти своим путем. В отличии от западных компаний, где волонтерские программы инициируются самой компанией и даже являются частью корпоративной стратегии, в белорусском бизнесе все с точностью наоборот – добровольческие акции возникают как отклик на периодические обращения НГО принять участие в той или иной акции. Обращаясь за спонсорской помощью к компаниям,  общественные организации и фонды предлагают им поучаствовать в волонтерской работе. И белорусский бизнес не остается безучастным, хоть сам нечасто проявляет инициативу. Поэтому неудивительно, что в нашей стране распространены такие формы волонтерства как участие в местных и централизованных благотворительных акциях, сбор пожертвований от сотрудников и секондмент – временное командирование сотрудников в НГО.

Правда, некоторые фирмы, такие как «Спартак», «БелСвязьЭнергоСбережение», таксопарк «Столица 135» агентство недвижимости «Мольнар» пробуют разрабатывать собственные социальные программы, а «Белгазпромбанк» даже является учредителем Международного благотворительного фонда помощи детям «Шанс», однако это скорее исключение из правил. Ну а о таком явлении как поддержка индивидуальных проектов сотрудников, как это делают, скажем, немецкий концерн RWE, американский General Electric пока и говорить не приходится. Видимо, для белорусского бизнеса это станет следующим этапом в развитии социальной ответственности.

А вот до чего наши бизнесмены уже начинают дорастать, так это до осознания того, что групповые волонтерские проекты могут стать прекрасным полигоном для проведения team training. Брестская компания «Санта Бремор» уже пятый год подряд успешно реализует программу по очистке от мусора леса около реки Мухавец. «Зеленый субботник» под Брестом проходит два раза в году, и руководство компании придает ему большое значение, прежде всего, по причине благоприятного воздействия «лесных десантов» на моральный климат в коллективе. Такого же мнения придерживается руководство «Приорбанка», организуя вместе с ОО «Белорусский детский хоспис» волонтерские акции в Боровлянском детском хосписе.

Долгое время считалось, что главной заинтересованной стороной в развитии волонтерства и увеличении числа добровольцев является непосредственный получатель волонтерской помощи – местное сообщество, в том числе общественные организации. По мнению руководителей белорусских НГО, сотрудничество с бизнесом позволяет, прежде всего, донести проблему до широкого круга активных людей, к которым как раз и принадлежат сотрудники компаний. Это в свою очередь, дает возможность более полно осуществить поставленные НГО цели и задачи. А успешная реализация проекта может изменить общественное мнение о той или иной проблеме.

Однако нельзя забывать, что эффективное корпоративное добровольчество основывается на удовлетворении интересов не только локальных сообществ, но и самих компаний. И тут мотивация отечественного бизнеса ничем не отличается от мотивации в Западной Европе или США. По мнению Центра европейских исследований, белорусские бизнесмены втягиваются в социальные акции, во-первых, по причине личной заинтересованности, во-вторых, с целью создания позитивного имиджа компании, в-третьих, сплотить рабочий коллектив. А некоторые надеются через реализацию социальных программ стать сопричастными к переменам в обществе и даже оставить след в истории. Так утверждает Максим Подберезкин, заместитель директора ОО «Белорусский детский хоспис»: «Заниматься благотворительностью – это тот же способ, оставить какую-либо память о себе или, другими словами, достигнуть бессмертия».

Одним словом, исследование социальной активности белорусских компаний показало, что сложившаяся в обществе модель социального контракта между обществом и государством не уничтожила общественную инициативу, и в частности, инициативу бизнес-сообществ.  Более того, инициатива развивается, охватывая новые отрасли экономики и новые предприятия. Безвозмездный труд  перестает ассоциироваться у наших граждан с советскими субботниками, а это хороший знак того, что, несмотря на заверения скептиков, у белорусов остаются шансы на построение полноценного гражданского общества.