Наблюдение за выборами может консолидировать оппозицию

Пока оппозиционные организации не предъявили обществу ясное послание относительно смысла и формы своих действий в будущей парламентской кампании. На этом фоне возрастает значимость кампании общественного контроля за избирательным процессом. И хотя по отношению к функциональной роли наблюдения за выборами в белорусских условиях возникает не меньше вопросов, чем к выдвижению кандидатов от оппозиции, данный компонент предвыборной активности традиционно воспринимается в оппозиционном сообществе как дело важное и нужное. Возрастание роли данного компонента в текущем политическом сезоне предопределено воздействием двух объективных факторов:

-          Наблюдение в целом, а в особенности наблюдение в день голосования и возможный параллельный контроль явки избирателей, является деятельностью, необходимость которой в равной степени признается и апологетами бойкота выборов, и сторонниками участия в них. Принципиально важно, что в белорусских условиях для параллельного подсчета явки избирателей наблюдатели имеют больше реальных возможностей, нежели для параллельного подсчета голосов.

-          В случае бойкота либо снятия кандидатов на финальной стадии агитационной кампании  именно субъекты, осуществляющие наблюдение, станут основными ньюсмейкерами оппозиционного поля и будут иметь легитимное право оценивать ход и результаты выборов, что даст им тактическое преимущество и влиятельность в поствыборный период. Этот фактор является особенно значимым в отношении политических  партий, поскольку при доминировании разных версий про-бойкотных подходов партии рискуют не использовать традиционный мобилизационный потенциал парламентских выборов для развития своих структур.

И если отсутствие договоренности о формате действий оппозиции в будущей кампании скорее всего является состоянием преходящим (в настоящее время, несмотря на все разногласия, центростремительные тенденции в оппозиции доминируют), то указанные два противоречивых фактора, скорее всего, сохранят свою значимость до конца избирательной кампании.

В свою очередь, возросшая ценность кампании наблюдения обуславливает возникновение разногласий среди политических субъектов относительно ее формата, целей, системы администрирования кампании. Частично эти споры выносятся в публичную сферу, однако, наученные горьким опытом скандального коалиционного строительства в январе-феврале, политические субъекты предпочитают с оптимизмом говорить о возможности преодоления существующих теперь разногласий по мере приближения непосредственно к избирательной кампании.

В целом взаимодействие политических субъектов происходит по линии либо сохранения (и расширения), либо пересмотра той архитектуры наблюдения за выборами, которая сложилась к настоящему времени в оппозиции и отражает реалии предыдущего цикла парламентских выборов, то есть период Объединенных демократических сил, которые ныне как политическая реальность не существуют.

В данном случае мы имеем в виду так называемое «партийное наблюдение», которое в белорусских реалиях лучше называть заинтересованным, кандидатским либо политическим наблюдением – дабы отличать его от наблюдения независимого, которое реализуется правозащитниками. Такого рода наблюдение в современном виде было сконструировано белорусской оппозицией с парламентских выборов и референдума  2004 года, когда впервые кандидатское наблюдение было представлено отдельной кампанией, самостоятельной по отношению к независимому наблюдению. В 2008 году по решению коалиции Объединенных демократических сил это политическое наблюдение было оформлено в кампанию «За справедливые выборы», координировать которую было поручено Виктору Корнеенко, являвшемуся на тот момент заместителем председателя движения «За свободу».

В ходе президентских выборов 2010 года эта кампания под прежним руководством  получила положительные оценки. Это связано с тем, что, в отличие от независимого наблюдения, заинтересованные наблюдатели оперативно представили цифры собственного подсчета голосов, которые можно было предъявить в качестве альтернативы данным Центральной комиссии. При этом следует учитывать, что методологически система выработки этих альтернативных данных не выдерживает критики (они компилируются путем сопоставления нерепрезентативных данных подсчета с тех участков, где, по словам наблюдателей, «подсеет голосов велся честно»).

В настоящее время центр политического наблюдения объявил о намерении снова реализовывать кампанию «За справедливые выборы 2012» по прежнему сценарию. Под декларацией, инициированной этим центром, подписались ряд незарегистрированных оргкомитетов и четыре политические партии (ОГП, Партия БНФ, ПЛСС и БСДП в лице непризнанного Министерством юстиции руководства). Однако, достичь соглашения по вопросу формата администрирования кампании не удалось. В результате образовалась конкурирующая группа, намеривающаяся реализовывать собственную кампанию наблюдения: Белорусская партия «Зеленые», Партия БНФ и движение «За Свободу» заявили о намерении запустить кампанию «Народный контроль – за честные выборы!». Стороны обменялись колкими высказываниями в прессе, однако, как представляется, разница в подходах двух конкурирующих центров на самом деле несущественна. Да, первая группа акцентирует внимание на наблюдении, в то время как вторая пока больше говорит о выдвижении представителей партий  и общественных объединений в состав комиссий (все участники группы являются зарегистрированными объединениями национального уровня). Однако основным разъединяющим импульсом представляется невозможность распределить выгоды возросшей ценности наблюдения в рамках той архитектуры кампании, которая была построена четыре года назад на основе уже не существующей коалиции.

Непосредственными факторами разногласий между центрами являются:

-          отсутствие доверия ряда политических субъектов к координаторам кампании;

-          разные подходы к приоритетам наблюдения (наблюдение за голосованием, контроль явки, выдвижение в избирательные комиссии) и, соответственно, основным целям данной кампании;

-           разное видение взаимодействия структуры наблюдения с общим оппозиционным центром в виде политического совета «коалиции шести».

Помимо политической кампании наблюдение будет осуществляться и правозащитниками в рамках кампании «Правозащитники – за свободные выборы». Однако она имеет мало отношения к процессам внутри политической оппозиции, не является настолько массовой и не ориентирована на выдачу данных подсчета голосов, альтернативных официальным. Это скорее мониторинг выборов для дачи оценки характеру избирательного процесса  – и такая оценка будет дана правозащитниками, будучи адресованной в первую очередь международному сообществу независимо от мнения участников выборов со стороны оппозиции. Важность этой оценки возрастет многократно в случае, если власти реализуют на практике озвученную угрозу не приглашать на будущие парламентские выборы миссию наблюдателей ОБСЕ.

Иные, более мелкие субъекты, так же проводят акции по наблюдению за выборами: этим занимаются некоторые молодежные кампании, будут заниматься отдельные кандидаты. Такие небольшие кампании нельзя назвать влиятельными и ими можно пока пренебречь – однако следует учитывать, что если в области политического наблюдения сохранится два конкурирующих центра, то некоторые из небольших кампаний могут выйти на первый план за счет общего мельчания картины.

В контексте же процессов консолидации оппозиции значение пока имеет лишь политическое наблюдение, представленное указанными двумя центрами. При этом не лишне напомнить, что наблюдение в 2001 году, признаваемое многими успешным, так же родилось из конкуренции двух центров наблюдения, которые на финальном этапе кампании слились в один. Такой сценарий может сработать и теперь.

Пока же в силу того, что «коалиция шести» так и не стала полноценным политическим объединением, не обрела субъектности – она не осуществила реформирование кампании партийного наблюдения под свои задачи. В связи с этим незначительные расхождения в рамках кампании наблюдения превращают ее из потенциальной точки консолидации всех оппозиционных сил (еще раз отметим – как исповедующих бойкот, так и сторонников участия в выборах) в очередное яблоко раздора.

Варианты развития ситуации в данной сфере представляются следующими:

1) Два центра политического наблюдения развернут свою инфраструктуру до некоторой степени, однако к активной фазе кампании (июнь-июль) под давлением внешних факторов произойдет интеграция двух кампаний в согласованное действие по образцу наблюдения 2001 года – в таком случае удастся избежать множественности кампаний наблюдения, однако консолидирующий потенциал наблюдения за выборами  останется по большей части нереализованным.

2) Оппозиция консолидируется в рамках политических структур коалиции «расширенной шестерки» и это повлечет за собой построение новой архитектуры политического наблюдения, адекватной сегодняшней расстановке сил в коалиции.

3) Политические партии и организации, заинтересованные в наблюдении за выборами, преодолеют разногласия и сумеют договорится о единой архитектуре кампании наблюдения, что сделает ее ядром консолидации оппозиции в реальной деятельности.

Эти три варианта перечислены в порядке их вероятности, оцененной умозрительно. Первый вариант представляется наиболее вероятным и наименее полезным для оппозиции в целом, однако чем скорее наступит осознание необходимости интеграции двух кампаний политического наблюдения в одну, тем скорее этот вариант может быть преобразован в третий, наиболее выгодный оппозиции в целом.

При этом следует учитывать, что партии (вероятно, все или многие) рассматривают ситуацию вокруг парламентской кампании как игру друг с другом с нулевой суммой, в которой выигрыш обязательно связан с занятием преимущественного положения по отношению к другим партиям. Позиция непартийных структур политического процесса, стремящихся играть координирующую роль для оппозиционного поля, также может стать определяющей для преодоления разногласий по поводу системы наблюдения, что поможет полноценно использовать консолидирующий потенциал этого компонента, превратив кампанию наблюдения в «локомотив» коалиционного строительства.