Чрезвычайная избирательная комиссия

Чрезвычайная избирательная комиссияВопреки мрачным оценкам многих независимых наблюдателей, осенние выборы в белорусский парламент будут гораздо более демократическими, чем любая из трех предыдущих кампаний. Другое дело, что заметить готовящийся «разгул демократии» смогут лишь те, у кого получится на время отказаться от привычной оптики демократических стандартов ОБСЕ и посмотреть на выборы с традиционной белорусской точки зрения.

Интрига и драма предвыборной гонки 2012 года заключается в том, что кому-то из действующих депутатов удастся пройти в узкие рамки озвученной президентом 25-процентной квоты преемственности и попасть в новый состав парламента, а кому-то нет. Вне стен парламента мы увидим не менее драматичную борьбу новичков за депутатский мандат.

Выборы будут крайне интригующими, потому что никогда еще в 21-м веке двери белорусского парламента не были открыты так широко. Интрига усложняется тем, что на этот раз пробиваться в новый состав Палаты представителей действующим депутатам и амбициозным новобранцам придется под особенно пристальным вниманием Комитета госбезопасности.

Приоритеты КГБ

Встреча президента Лукашенко с сотрудниками КГБ 14 февраля имела вполне предсказуемые реакции в независимых СМИ: от иронии по поводу проявившихся в День Св. Валентина президентских симпатий до алармистских предупреждений о готовящемся закручивании гаек во время парламентских выборов. Последняя оценка связана с рабочими материалами, которые ЦИОС КГБ подготовил для коллегии с участием Лукашенко и потом распространил в СМИ.

В этих материалах, в частности, говорится о том, что в прошлом году КГБ сумел успешно предотвратить опасную внешнюю угрозу государственному строю республики, в т.ч. от сетевых активистов, и считает главным приоритетом в своей работе на 2012 год особенно плотный контроль за ходом осенней избирательной кампании. Как и ожидалось, такие планы КГБ были истолкованы в сетевых медиа привычным образом: как признак усиления авторитарного режима.

Но, как это часто бывает, почти незамеченным осталось то, что лежит на поверхности – а именно, само появление этих материалов в СМИ. Действительно, зачем спецслужбе допускать такую «утечку» и громко заявлять о том, что она намеревается особенно плотно контролировать выборы, если это само собой разумеется? Ведь за годы жизни при Александре Лукашенко такое положение дел стало совершенно естественным, а после президентских выборов 19 декабря 2010 года подобные заявления кажутся совершенно избыточными.

Наконец, даже если у КГБ и возник интерес к парламентской кампании, то этот вопрос можно было обсудить на коллегии с президентом за закрытыми дверями, получить добро и начать тихую привычную работу. Но если после встречи в главой государства комитет все же решил «пойти в народ» и дополнительно закрепить свое право курировать выборы и следить за возможными сетевыми акциями протеста, то для этого должны быть какие-то особые причины.

Предвыборный пузырь

Одну из таких вероятных причин уже указал С. Николюк: демонизируя оппозицию и внешнюю угрозу, КГБ повышает собственный статус в глазах президента и надеется получить дополнительные ресурсы. Это известный метод, который иногда называют надуванием пузырей. Накануне политической кампании, при должном умении и правильном использовании чужеземных слов вроде facebook, vkontakte и twitter, можно породить у неподготовленного собеседника страх перед социальными сетями, в которые уже попались несколько ближневосточных диктаторов.

КГБ, как никакое другое ведомство, владеет этим искусством создания и монетизации угроз. Судя по некоторым признакам, президент Лукашенко уже интересуется Интернетом: знает, что такое wi-fi, и читает новости вместе со своим младшим сыном. Но президент наверняка не поднялся выше уровня начинающего пользователя, у которого можно выторговать дополнительный бюджет на борьбу с той самой анархией, которая вот-вот может перекинуться из виртуальной реальности в стабильную Беларусь. Тем более, что Резервный фонд президента на 2012 год по текущему курсу составляет почти USD 266 млн.

Однако эта версия все еще не объясняет утечки рабочих материалов из ЦИОС КГБ в СМИ и нуждается в уточнении. Для полного объяснения этой истории придется на время усомниться в двух очевидных для многих независимых наблюдателей постулатах. Во-первых, следует усомниться в том, что сентябрьские выборы в парламент пройдут по прежнему, т.е. недемократическому сценарию. Во-вторых, следует всерьез воспринять рассуждения президента Лукашенко о вероятной политической реформе в Беларуси.

Смотрящий за парламентом

После создания Следственного комитета в 2012 году конфигурация силовых органов Беларуси существенно изменилась. Новые контуры влияния спецслужб продолжают определяться, и часть этого сложного процесса мы как раз можем наблюдать на примере «предвыборного» заявления КГБ. После ограничения полномочий в ведении предварительного следствия Комитет госбезопасности ищет новые сферы приложения своих сил и способы сохранения влияния.

Простое сравнение ст. 180 Уголовно-процессуального кодекса до и после внесенных осенью и зимой 2011 и 2012 гг. поправок позволяет оценить урон, который понес КГБ от передачи следственных функций в СК. Если до создания Следственного комитета КГБ имел право вести предварительное следствие по более чем 50 статьям, в т.ч. по экономическим преступлениям, то теперь вынужден ограничиться лишь 17, большинство из которых не выходят за рамки рутинной контрразведывательной работы.

Более того, если раньше председатель КГБ мог возбудить уголовное дело по любой статье Особенной части УК (в которой собраны наиболее важные для госуправления антикоррупционные статьи) и проводить предварительное следствие силами своих подчиненных, то теперь он этого сделать не может. Стоит напомнить, что это право позволило председателю КГБ В. Зайцеву в 2010 году арестовать бывшего старшего следователя по особо важным делам Генпрокуратуры С. Байкову.

Логично предположить, что для компенсации этого урона КГБ решил вернуть былой авторитет через контроль над парламентской кампанией. Также можно предположить, что президент Лукашенко действительно обсуждал и хорошо воспринял аргументы КГБ – иначе рабочие материалы коллегии не было смысла «сливать» в СМИ. Если так, то новым полем приложения сил Комитета – с ведома президента – станет Палата представителей – по крайней мере, мы можем иметь такую гипотезу в виду. И наоборот: политическая ситуация может сложиться таким образом, что президенту в парламенте может понадобиться «контролер».

Демократия на 80%

Из такого пристального и явного внимания президента и главной спецслужбы страны к парламентским выборам можно сделать вывод, что они пройдут не по привычному для независимых наблюдателей сценарию. Именно поэтому следует всерьез воспринять заявление Лукашенко журналистам китайских СМИ 17 января о том, что после парламентских выборов белорусская политическая система будет модернизирована.

Позднее, на встрече со спикером нижней палаты В. Андрейченко 10 февраля президент Лукашенко в том же духе поделился мнением, что в новом составе парламента желательно сохранить 20-25% проверенных депутатов нынешнего созыва. Это заявление предсказуемо вызвало в независимых СМИ критическую волну, дескать «Лукашенко уже назначил свой парламент». Да, действительно, по стандартам ОБСЕ такое заявление звучит некрасиво.

Но белорусские комментаторы почему-то упустили вторую часть из озвученной президентом квоты преемственности – те самые 75-80% будущих депутатов, для которых довольно неожиданно открылись мандатные перспективы. Более того, предложенная президентом квота преемственности оказалась рекордно низкой.

Никогда белорусский парламент не был так близок к демократии. В этой таблице показана преемственность созывов Палаты представителей и Совета республики (она рассчитывалась как отношение числа депутатов, перешедших из предыдущего созыва парламента в следующий, к общему числу депутатов в созыве).

Созыв (год)

II (2000)

III (2004)

IV (2008)

V (2012)

Сохранили мандаты, чел.

35

46

30

?

Преемственность Палаты представителей

32,4%

42,2%

27,2%

20-25%






С другой стороны, следует признать, что никогда руководство страны не относилось к депутатам столь пренебрежительно. В показанном по ТВ сюжете с участием спикера Андрейченко президент Лукашенко выглядел на редкость вальяжно: нога на ногу, пространные рекомендации «уже сейчас начинать работу с избирателями», и, наконец, убийственная квота для действующих депутатов, которые привыкли рассматривать ПП НС как тихий пансионат, в котором завершается их трудовой путь.

Далее, объявленный рекордно низкий порог входа в новую Палату дает основания верить заявлению президента о том, что политическая система РБ действительно будет модернизирована, а публичное подключение к делу КГБ только усиливает эту уверенность. С другой стороны, в этом изложении пока гораздо больше догадок, чем фактов. Но судя по тому, как часто высшее руководство страны стало проговариваться по этой теме, ситуация скоро прояснится.