Alarm! Alarm! Война идет.

Мы люди неглупые и грамотные; нам знакомо высказывание фон Клаузевица о том, что холодная война – это продолжение войны (всех против всех) недостаточно подогретыми средствами. Мы люди осведомленные; мы знаем о том, что США недавно объявили холодную войну Беларуси. Так, или примерно так, думает про международную обстановку белорусский МИД.

1-й Белорусский, 2-й Белорусский

Официальный представитель внешнеполитического ведомства Беларуси Андрей Савиных на днях высказался в том духе, что принятые США односторонние санкции надлежит рассматривать как рецидив Cold War. Речь велась о том, что Соединенные Штаты ввели санкции в отношении 13 компаний и частных лиц в семи странах (в т.ч. в Беларуси, России, ОАЭ, Китае) за поддержание деловых связей с Ираном. Можно согласиться с высказыванием г-на Савиных о том, что санкции являются низкоэффективным инструментом наведения глобального международного порядка, но вопрос ведь и в том, от чего отталкиваться при расчете «эффективности».

Хорошо известно, что американские санкции – это сигнал, адресованный прежде всего политической и деловой элите США (в меньшей степени – Европы). Это механизм ограничения контактов с определенными странами и/или корпорациями. Если исходить из этого, то понятно, почему ни китайский, ни российский МИД не высказались по поводу санкций: в конечном счете, санкции – проблема конкретных компаний и их западных партнеров; это не есть сфера большой дипломатии. Хотя, конечно, если иметь в виду, что «Беларусь» – это название корпорации (МИД – ее структурное звено) и не более того, то мышление в стиле «недостаточно подогретых средств» обретает свое обоснование. Обоснование ad hoc и обоснование in toto.

Вот еще один образец стиля. Как только на площади перед штаб-квартирой НАТО в Брюсселе было поднято семь флагов государств, вступивших в Североатлантический альянс (общее количество флагов увеличилось с 19 до 26), председатель ППНС Беларуси Вадим Попов резюмировал: «Это или демонстрация силы, или это какие-то непродуманные вопросы. Подобные вещи угнетают и пугают людей». Казалось бы, акции расширения НАТО давно ожидали, давно с этим расширением смирились – как с неким давно принятым планом и как бы состоявшимся фактом. Что имеется в виду под «демонстрацией силы» и «непродуманными вопросами»? Какие конкретно люди «запуганы» и «угнетены»? Почему получилось так, что парламентский спикер оказался не в курсе происходящего? Быть может, белорусский парламент последние годы пребывал в спячке? Впрочем, об этом ниже.

Панораму «внезапно стрясшихся» событий можно дополнить реакцией главы французского посольства в Минске Стефана Шмелевского. В открытом письме, адресатом которого является автор и ведущий программы «Права человека. Взгляд в мир», французский посол выразил недоумение по поводу серии своеобразных «выглядываний в мир» из белорусского окна. Содержание письма пресс-служба французского посольства обнародовала 2 апреля – в день, когда посольство Польши выступило с заявлением относительно первоапрельской шутки: «Взгляд» назвал Польшу «марионеточным государством». Это вполне ожидаемые реакции (хотя и несколько запоздалые): «Взгляд в мир» – программа видная.

О чем говорят все перечисленные факты? О том, что 1-й Белорусский фронт, наконец, открыт. Он так долго находился в стадии формирования, что мы устали ждать. Нам так долго рассказывали об опасностях расширения ЕС и НАТО, об угнетающем абрисе глобалистских тенденций, о диких рыночных средах, да и вообще о творимой и творящейся во внешнем мире несправедливости, что завершающий жест построения фронтального порядка оказался нами незамечен. Или почти незамечен. Тем более, что недавно – я напомню – был в спешном порядке создан 2-й Белорусский фронт. На сей раз на восточном рубеже.

Кстати, на восточном фронте без перемен. Все по-старому. По-прежнему разгуливает на свободе гений газового террора Усама бен Миллер. А знаменитый левый радикал и пацифист Володя не торопится пресечь его действия упреждающим словом: не делай этого, не делай, Миллер, мы пойдет другим путем. В довершение ко всему главнокомандующий российскими рублями Кудрин объявил о начале демонтажа валютных бастионов и переходе к тактике мелких финансовых перебежек. Война обещает быть долгой, блокадной и холодной.

3-й Белорусский. Сон в военную ночь.

Можно ли обнаружить признаки войны, если отвлечься от речитативов официоза, пропагандистских выкриков, пассажей мурен пера и нострадамусов политических несбытий?

Где духовые оркестры? Где толпы затоваривающихся сухарями? Где мародеры с беспокойными взглядами? Где маркитантки с напудренными носиками? Где солдаты, играющие в преферанс (на маркитанток)? Почему нет ощущения всеобщего праздника непослушания, этого верного спутника войны? Почему мы не испытываем радости предчувствия, что в боевой кутерьме можно будет всадить пулю в спину зазевавшегося начальства (война – лучший способ спрятать труп врага своего)? Ведь что вызывает подлинное удивление? Сонливый и стабильный беспорядок, цветущий в двусоставном кольце фонтов. Президент так долго рассказывал нам о «стабильности» и «порядке», что альтернативный жест – мобилизационный – уже не находит отклика в массах.

В ситуации всеобщей спячки был открыт 3-й Белорусский фронт. На сей раз – внутренний фронт, фронтальный боевой порядок, развернутый против тех, кто не знает (или забыл) о существовании двух первых фронтов. В этом состоит соль президентской директивы № 1 (для открытия фронта необходима именно директива – не декрет и не указ; это к недоумению депутата Парфеновича). Напомню, что директива сия трактует о том, что враг не дремлет. Он спит на рабочем месте или того хуже – ублажает зеленого змия плавленым сахаром с абсентовой ложки. Вывод: нужно бороться.

Итак, политическая лодка разбилась о социальный быт. Тот самый момент предъявления перечня взаимных угроз, грехов и обид.

Этот перечень разъясняется президентом на все лады, но пока он занимается разъяснениями, все падают, как сонные мухи. Посмотрите на селекторные совещания: министры с трудом сдерживают зевоту. С целью пресечь чиновный саботаж, да вообще развеять этот всеобщий сон в военную ночь, лидер переходит на поэтический ритм и электрическую метафору: «На выходе должно быть 380 вольт. / Такое напряжение надо создавать сверху донизу, / А не 6 вольт. Пока / Дойдет решение донизу, / Наши требования, там уже провода / Во рту люди держат… / Напряжение должно быть / Создано для каждого работника / На каждом рабочем месте».

Эффект? Выгляньте из своего окна во двор. Там бродят «шестивольтовые». Они хотят: есть, спать и делать звонки по мобильнику. Их не касается ни ЕС, ни США, ни НАТО, ни война с Россией. Их очень долго пытались приучить к «спокойной» реакции на отдельные судебные процессы, на закрытие газет и правозащитных организаций определенного рода, на череду газовых войн и так далее. Они приучились. Так чего же теперь хотеть?

Кажется, мы предупреждали…

О том, что инертность политического тела разрушает код социального господства. В обществе (стабильного) риска чувство опасности притупляется. Люди реагируют на плеть не более, чем тягловая лошадь на укусы мух. Подневольный туповатый труд (сон в военную ночь) в куда большей степени способствует сотрясению основ системы, нежели политические и гражданские инициативы.

И вот результат: война никого не касается и не трогает. Мобилизационное усилие растекается потоками бесполезных энергий. Причем, чем громче агитпроп кричит об опасности, чем больше выходит директив и декретов, тем глубже общество погружается в гипнотический транс. Для вывода граждан из этого состояния изобретаются различные способы: например, руководителям больниц и поликлиник предписано повесить в своих кабинетах портреты известного лица. В срок до 1 июня. Предполагается, что недремлющее президентское око будет пробуждать врачей от политической спячки. Предположение, по меньшей мере, забавное: не будет забывать, что министры ухитряются дремать под самым президентским носом.

Почему бы и не развесить портреты? Кого хотите, когда угодно и Бога ради – податливая глина белорусского социума способна дрыхнуть в любом положении. Или дремать; но главное – это безынициативная лежка (сидка, стойка, слежка, бежка). «Alarm! Alarm!» – Можно и alarm, только не кричите так громко.

Вообще говоря, все это типовой исход тоталитарной системы, не затронутой внешним вторжением по существу. Ее съедает внутренняя коррозия. Сначала система структурируется как направленная на борьбу с внешним врагом (интервенция), затем – против «случайных попутчиков» в борьбе против внешнего врага (коррупция), затем – против себя самой (алкоголизм, тунеядство, нарушения трудовой дисциплины и пр.), – что есть очевидный симптом самораспада. Конечно, срок жизни системы подобного типа может колебаться – здесь все зависит от ресурсов, в том числе и прежде всего – человеческих.

Что можно сказать о человеческих ресурсах Беларуси? В качественном отношении: хорошие и умные люди либо уехали, либо отправились во внутреннюю иммиграцию. Остались «шестивольтовые» for the most part. В количественном отношении: уже 30 лет население республики топчется на отметке 10 млн. человек или вроде того. Здесь достигнуто хрупкое равновесие между жизнью и смертью. Ни смерть, ни жизнь не угрожают этой стране: смерть – потому что население не убывает стремительно, и не надо предпринимать активные действия по пресечению этой тенденции; жизнь – потому что число людей не растет, и не надо думать о дополнительных источниках существования прибывающего населения.

Следовательно: какой-то срок мы еще поспим, а потом придет время пробуждения. Хотелось бы предупредить активистов агитпропа: не будите спящих демонов. Теперь они проснутся только в одном случае – когда настанет час все доламывать.

Метки