Год валютных катаклизмов

Прошедший 2011 г. стал самым серьезным испытанием для финансовой системы Беларуси за последнее десятилетие. На фоне обострения кризисных явлений произошло резкое усиление спроса на валюту, обусловленное ростом девальвационных ожиданий в экономике и сменой валютных предпочтений в пользу иностранной валюты.

Как следствие, на внутреннем валютном рынке страны образовался серьезный дисбаланс, связанный с заметным превышением спроса на валюту над ее предложением, что, в свою очередь, оказывало ощутимое давление на обменный курс белорусского рубля и золотовалютные резервы в сторону их снижения.

В результате по итогам 2011 г. курс белорусского рубля снизился по отношению к доллару США сразу в 2,8 раза, к евро – в 2,7 раза, к российскому рублю – в 2,7 раза, к украинской гривне – в 2,8 раза, к литовскому литу – в 2,7 раза, к польскому злотому – в 2,4 раза, к казахстанскому тенге – в 2,8 раза.

Необходимо подчеркнуть, что в последний раз столь резкие колебания валютных курсов отмечались в Беларуси более тринадцати лет назад – в далеком 1998 г. (после августовского финансового кризиса в России), поэтому для населения страны резкое падение национальной валюты стало самым настоящим девальвационным шоком. Справедливости ради стоит отметить, что по итогам 1998 г. официальный курс белорусского рубля снизился в еще большей степени – в 4,5 раза.

К сожалению, состоявшаяся девальвация национальной валюты привела к обострению ряда финансовых и экономических рисков. В частности, девальвация белорусского рубля спровоцировала всплеск цен на потребительском рынке и в производственном секторе экономики. Так, в 2011 г. инфляция достигла 108,7%, что является максимальным показателем за последние 12 лет (с 1999 г.).

При этом по многим наиболее востребованным позициям товаров и услуг рост цен заметно превышает средний показатель инфляции, официально рассчитываемый Белстатом.

Среди основных групп товаров и услуг в 2011 г. больше всего подорожали: услуги железнодорожного транспорта международного сообщения – в 3 раза, услуги дошкольных учреждений – в 2,9 раза, консервы рыбные – в 2,86 раза, рыба и морепродукты, включая сельди – в 2,7 раза, туристические услуги – в 2,6 раза, масло растительное – в 2,57 раза, мясо и птица – в 2,56 раза, кондитерские изделия – в 2,54 раза, фрукты – в 2,5 раза, яйца – в 2,46 раза, велосипеды и мотоциклы – в 2,46 раза, строительные материалы – в 2,4 раза, бензин – в 2,1 раза.

В свою очередь, цены производителей промышленной продукции возросли в 2011 г. в 2,5 раза, тарифы на перевозку грузов – в 2,5 раза, цены в строительстве – в 2,1 раза.

В текущей ситуации рост потребительских цен особенно сильно бьет по наименее обеспеченным категориям населения (пенсионеры, низкооплачиваемые работники, молодежь и др.), а также по среднему классу белорусского общества, который и без того является достаточно узким.

В целом в настоящее время в Беларуси отмечается заметное усиление социального расслоения населения (по уровню доходов) и повышение уровня коррупции в госсекторе, что представляет собой серьезную угрозу социальному и экономическому развитию страны. Резкая девальвация вкупе с ускорением инфляции привела к перераспределению доходов (включая доходы населения) в пользу экспортеров, банков и компаний, занимающих монопольное положение на белорусском рынке.

В результате покупательная способность зарплат и рублевых сбережений белорусов в реальном выражении также резко снизилась. В этом контексте существенными являются риски, связанные с возможным усилением оттока рабочей силы из Беларуси в зарубежные страны (прежде всего, в Россию).

Так, по данным Белстата, номинальная начисленная среднемесячная зарплата работников в ноябре 2011 г. составила 2439,7 тыс. руб. (или 283,1 долл. в эквиваленте), в том числе в Минске – 3197,2 тыс. руб. (371 долл.). При пересчете использовался средневзвешенный курс на рынке наличных иностранных валют в ноябре 2011 г. (8616,83 руб. за 1 долл.).

Таким образом, текущий уровень зарплат в Беларуси является самым низким по сравнению с соседними странами. Так, например, по данным HeadHunter, средняя зарплата в Москве в декабре 2011 г. составила 51,1 тыс. рос. руб., или 1644 долл. в эквиваленте (в 4,43 раза больше, чем в Минске).

Необходимо отметить, что падение потребительского спроса со стороны населения на фоне ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры может привести к дальнейшему ухудшению финансового положения многих предприятий и усилению дифференциации отраслей экономики по уровню доходов.

В текущей экономической ситуации белорусские предприятия (за исключением крупнейших экспортеров) становятся убыточными либо низкорентабельными, что не может не беспокоить, поскольку возможности государства по поддержке реального сектора экономики сейчас выглядят весьма ограниченными. К слову, по состоянию на 1 ноября в разрезе рентабельных предприятий на долю низкорентабельных приходится около 70%: с уровнем рентабельности от 0% до 5% работают 45,1% предприятий, от 5% до 10% – 24,5% предприятий.

Таким образом, сейчас очень важно сбалансировать интересы всех участников национальной экономики, поскольку положение в разрезе отдельных отраслей выглядит очень разнородным. Иными словами, улучшение финансовых показателей отдельных предприятий достигается за счет ухудшения экономического положения других участников экономики (включая население).

Наконец, стоит отметить, что девальвация национальной валюты привела к значительному увеличению долговой нагрузки, связанной с обслуживанием долговых обязательств в иностранной валюте (как внутренних, так и внешних).

Так, по данным Нацбанка, по состоянию на 1 декабря 2011 г. остаток задолженности населения по валютным кредитам составил 258,5 млн. долл. В целом остаток задолженности клиентов банков по кредитам и иным активным операциям составил немалые, по белорусским меркам, 7,127 млрд. долл. В данном случае можно ожидать роста проблемной задолженности в банковском секторе и банкротства отдельных заемщиков.

В свою очередь, совокупный внешний долг резидентов Беларуси достиг 32,516 млрд. долл. на 1 октября 2011 г. При этом краткосрочные внешние обязательства Беларуси (по остаточному сроку погашения) на 1 октября составили 16,540 млрд. долл. (или 50,9% в общем объеме валового внешнего долга) и увеличились с начала года на 2,049 млрд. долл., или на 14,1%.

Краткосрочный внешний долг по остаточному сроку погашения измеряется путем прибавления стоимости непогашенного краткосрочного внешнего долга (по первоначальному сроку погашения) к стоимости подлежащего выплате в срок до одного года непогашенного долгосрочного внешнего долга (по первоначальному сроку погашения).

Основным кредитором Беларуси остается Россия – 30,6% в общем объеме внешних долговых обязательств (на 1 января 2011 г. – 31,9%). Доля международных организаций составила 16,2% и увеличилась с начала года на 0,9 процентных пункта, Германии – 7,3% (на 1 января 2011 г. – 7,2%). Доля Китая в валовом внешнем долге страны снизилась до 6,8% (на начало года – 7,3%), однако он остается в числе основных крупных кредиторов страны.

В числе других значимых кредиторов Беларуси находятся: Кипр, Швейцария, Великобритания, Нидерланды, Австрия, Украина, Польша, Латвия, Литва, США и др.

На 1 октября 2011 г. почти половина всех внешних долговых обязательств Беларуси номинирована в долларах США – 47,4% (на 1 января 2011 г. – 48,4%), в евро – 26,7% (23,8%), в российских рублях – 8,4% (7,8%), в белорусских рублях – 3,1% (3,8%). Доля СДР (специальных прав заимствования, синтетическая валюта МВФ) составила 12,7% на 1 октября, удельный вес золота – 1,2%, а доля остальных валют – 0,5%.

В целом показатели внешней кредитоспособности правительства и предприятий в анализируемом периоде ухудшились, что ограничивает возможности резидентов Беларуси по привлечению нового внешнего финансирования (в том числе для целей рефинансирования предыдущих иностранных кредитов и займов).

В текущей ситуации иностранные инвесторы по-прежнему высоко оценивают уровень экономических и политических рисков в Беларуси, что выражается повышенным уровнем доходности по двум выпускам еврооблигаций страны. Так, по данным Bloomberg, 10 января еврооблигации Беларуси первого выпуска с погашением 3 августа 2015 г. торговались с доходностью 12,769% (покупка) и 12,415% (продажа), второго выпуска с погашением 26 января 2018 г. – 11,86% (покупка) и 11,56% (продажа).

По всей видимости, на чистой основе в 2012 г. будет отмечаться отток иностранного капитала из корпоративного сектора экономики. Выплаты внешнего долга будут оказывать негативное воздействие на темпы экономического роста, включая темпы роста ВВП, промышленного производства, инвестиций в основной капитал и др.

Правительство Беларуси прогнозирует в 2012 г. рост ВВП на 5-5,5%, промышленного производства – на 6-7%, сельскохозяйственного производства – на 4-5%, экспорта товаров и услуг – на 11,6-12,3%, реальных располагаемых денежных доходов населения – на 3-3,5%.

На наш взгляд, экономический прогноз правительства и Нацбанка является труднодостижимым, отдельные прогнозные показатели с учетом внутренних и внешних факторов выглядят нереалистичными. В частности, мы ожидаем снижения ВВП Беларуси в 2012 г. на 2,5-3,5% (в сопоставимых ценах). Соответственно, инфляция в следующем году с учетом реализации накопленного инфляционного потенциала составит, предположительно, 50-55% (по методике «декабрь к декабрю»).

По нашим оценкам, к концу следующего года курс белорусского рубля к доллару США снизится до 10000-10500 руб. за 1 долл. В частности, понижательное давление на курс национальной валюты будет связано с масштабными выплатами внешнего долга резидентами Беларуси (включая правительство, Нацбанк, банки и компании). В случае реализации более мягкой монетарной и фискальной политики указанная цифра может быть и выше. Однако такой сценарий выглядит нежелательным, поскольку сейчас населению, бизнесу и инвесторам нужна, в первую очередь, экономическая и финансовая стабильность в стране.


Комментарии

1. хотелось бы увидеть подтверждение данными тезиса заметки 'В целом в настоящее время в Беларуси отмечается заметное усиление социального расслоения населения (по уровню доходов)'

по моим данным произошло за 2011 ровно обратное - расслоение по доходам уменьшилось в результате падения их в реальном выражении

2. то же самое по поводу утверждения 'в текущей экономической ситуации белорусские предприятия (за исключением крупнейших экспортеров) становятся убыточными либо низкорентабельными'

в действительности прибыли компаний выросли в реальном выражении на десятки процентов (не в последнюю очередь из-за снижения издержек на труд). о том же говорят данные по рентабельности продаж и рентабельности реализиванной продукции

вот например свежий отчет белстата:'Чистая прибыль за январь-ноябрь 2011 г. по сравнению с январем-ноябрем 2010 г. увеличилась в 2,8 раза при росте потребительских цен за этот период на 47,9%'

3. доля убыточных предприятий увеличилась незначительно, (с 6.1 до 6.5%), так что говорить об абсолютном ухудшении финансового положения предприятий не приходится

Сергей Чалый

Сергей, спасибо большое за комментарий!

Однако твои замечания поверхностны и построены по принципу средней температуры в больнице. В то время как в нашем случае нужно использовать скорее не средние показатели, а модальные и медианные значения, другие индикаторы, экспертные оценки.

Итак, конкретно по пунктам:

1. Подтвердить данными тезис заметки о расслоении населения по уровню доходов.

Даже по официальным данным Белстата, темпы роста (изменения) зарплат в разрезе отдельных отраслей экономики выглядят неодинаковыми, в ряде случаев сильно различаются.

Так, например, в ноябре 2011 г. по сравнению с декабрем 2010 г. реальная зарплата профессорско-преподавательского состава упала более чем в 1,72 раза, врачей – в 1,7 раза, в финансовом посредничестве – сократилась на 34,9%, в научных исследованиях и разработках – на 34,4%, в транспортировании по трубопроводам – на 34,4%, в строительстве – на 30,8% и др.

В то же время, в страховании реальная зарплата в анализируемом периоде сократилась всего на 6,6%, в деятельности воздушного транспорта, напротив, – возросла на 15,5%, в деятельности, связанной с вычислительной техникой, – на 29,1%.

То есть у тех работников, у которых зарплата привязана к иностранной валюте либо в ней выплачивается, рублевый эквивалент доходов в реальном выражении (с корректировкой на ИПЦ) возрос, в то время как, например, у бюджетников он заметно сократился.

Поэтому твоя фраза «по моим данным произошло за 2011 ровно обратное - расслоение по доходам уменьшилось в результате падения их в реальном выражении» выглядит некорректной.

К слову, по данным Белстата, в ноябре 2011 г. при средней зарплате 2,44 млн. руб. у 76,3% юридических лиц она составляла менее 2 млн. руб., в том числе у 14,9% менее 1,5 млн. руб.

Плюс при оценке дифференциации доходов населения важно учитывать теневые доходы, коррупционную составляющую доходов наиболее обеспеченной категории граждан. В 2011 г. скрытые доходы росли более быстрыми темпами по сравнению с официальными выплатами (особенно в условиях множественности обменных курсов). Поэтому с учетом скрытых доходов и выходит, что в прошедшем году бедные стали жить беднее, богатые – богаче. При этом средний класс стал более узким, поскольку кто-то переместился в низшую категорию, а кто-то смог подняться выше. Иными словами, дифференциация населения по уровню доходов в 2011 г. заметно усилилась.

Разумеется, рассчитать специализированные показатели (коэффициенты Джини, Лоренца и др.) не представляется возможным, поскольку наиболее обеспеченные граждане не участвуют в выборочном обследовании домашних хозяйств, которое проводит Национальный статистический комитет. А если бы и участвовали, то вряд ли бы «светили» теневые доходы.

2. Поехали дальше. Ты просишь подтвердить тезис «в текущей экономической ситуации белорусские предприятия (за исключением крупнейших экспортеров) становятся убыточными либо низкорентабельными».

По данным Белстата, по состоянию на 1 декабря 2011 г. в разрезе рентабельных предприятий на долю низкорентабельных приходится 69,3%: с уровнем рентабельности от 0% до 5% работают 44,8% предприятий, от 5% до 10% – 24,5% предприятий.

В то время как год назад (1 декабря 2010 г.) доля низкорентабельных предприятий была гораздо ниже – 59,5%, в том числе с уровнем рентабельности от 0% до 5% работали 36,8% компаний, от 5% до 10% – 22,7% предприятий.

Согласись, тенденция налицо, однако.

То есть мы вновь приходим к выводу об усилении экономической дифференциации, но на этот раз в разрезе отдельных предприятий и отраслей.

В этом смысле твоя апелляция к сводному показателю чистой прибыли также выглядит необоснованной. Ведь, у одних предприятий (например, экспортеров) она выросла в разы, у других – на проценты, у третьих – сократилась, а четвертые и вовсе стали убыточными.

Так, по данным Белстата, в январе-ноябре 2011 г. по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года чистая прибыль в финансовой деятельности возросла в номинальном выражении сразу в 24,4 раза; в добыче угля, лигнита и торфа – в 21,1 раза; в предоставлении прочих видов услуг потребителям (деятельность в области права, бухгалтерский учет, аудит, консультирование, реклама, подбор персонала и др.) – в 7,4 раза; в обработке древесины и производстве изделий из дерева – в 6,4 раза и др.

В то же время, чистая прибыль в связи сократилась даже в номинальном выражении – в 1,8 раза, в производстве кокса, нефтепродуктов и ядерных материалов – на 19,8%, в строительстве – на 11,5%, в сборе, очистке и распределении воды – на 5,4% и др. Разумеется, корректировка на ИПЦ только ухудшит эти показатели.

3. И наконец, третий пункт. Что касается убыточных предприятий, то, действительно, их доля возросла незначительно – с 6,1% до 6,5%. Однако чистый убыток, который «наработали» эти предприятия, возрос в анализируемом периоде в гораздо большей степени по сравнению с динамикой чистой прибыли – сразу в 5,2 раза. То есть относительная убыточность убыточных предприятий (например, в % к продажам) резко возросла. Проще говоря, убыточные компании сработали в 2011 г. гораздо хуже, чем в 2010 г.

Более того, в условиях ужесточения монетарной и фискальной политики, снижения объемов господдержки, оттока рабочей силы показатели убыточных предприятий скорее будут ухудшаться. Да и ряд низкорентабельных предприятий в 2012 г. на этом фоне переместится в разряд убыточных.

Твоя фраза «так что говорить об абсолютном ухудшении финансового положения предприятий не приходится» также выглядит некорректно, поскольку при анализе финансового состояния предприятий необходимо учитывать и другие финансовые индикаторы.

Так, например, на 1 октября текущего года коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами в целом по экономике составил минус 2,7% (на 1 января 2011 г. – минус 2,3%), коэффициент текущей ликвидности – 164,1% (на 1 января 2011 г. – 167,4%).

Отрицательное значение коэффициента обеспеченности собственными оборотными средствами указывает на то, что большинство белорусских предприятий являются неплатежеспособными (имеют одновременно коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами и коэффициент текущей ликвидности ниже норматива).

По состоянию на 1 октября 2011 г., хуже всего ситуация с обеспеченностью собственными оборотными средствами обстоит в следующих отраслях: обработка древесины и производство изделий из дерева – коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами составил минус 109%; производство прочих неметаллических минеральных продуктов – минус 93%; гостиницы и рестораны – минус 65,3%; производство и распределение электроэнергии, газа и воды – минус 60,2%; сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство – минус 36,8%; добыча полезных ископаемых, кроме топливно-энергетических – минус 24,7%; производство кокса, нефтепродуктов и ядерных материалов – минус 12,3% и др.

В свою очередь, коэффициент автономии белорусских предприятий снизился с 66,9% на 1 января 2011 г. до 58,7% на 1 октября. Иными словами, в анализируемом периоде зависимость финансового положения предприятий от предоставления кредитных и заемных ресурсов возросла. Поэтому можно предположить, что в условиях ожидаемого ограничения темпов кредитования со стороны банков многие белорусские предприятия могут стать убыточными, что чревато падением объемов производства и ростом безработицы.

К слову, в условиях высоких процентных ставок задолженность клиентов банков по рублевым кредитам и иным активным операциям в декабре 2011 г. наконец-то сократилась – на 1,576 трлн. руб. (или на 1,7%) до 91,004 трлн. руб. на 1 января 2012 г. Сократилась, кстати, впервые с января 2010 г.

Кроме того, в январе-сентябре 2011 г. отмечается ухудшение такого индикатора платежеспособности и финансовой устойчивости, как коэффициент обеспеченности финансовых обязательств активами, который характеризует способность организации рассчитаться по своим финансовым обязательствам после реализации активов и определяется как отношение всех (долгосрочных и краткосрочных) обязательств организации, за исключением резервов предстоящих расходов к общей стоимости активов.

Так, коэффициент обеспеченности финансовых обязательств активами возрос до 41,3% на 1 октября против 33,1% на начало текущего года, что свидетельствует об ухудшении кредитоспособности белорусских предприятий.

Наиболее высок риск неплатежеспособности в следующих отраслях: торговля; ремонт автомобилей, бытовых изделий и предметов личного пользования – коэффициент обеспеченности финансовых обязательств активами составил 71,7%; лесное хозяйство и предоставление услуг в этой области – 68,3%; производство прочих неметаллических минеральных продуктов – 64,7%; обработка древесины и производство изделий из дерева – 63,3%; производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака – 61%; металлургическое производство и производство готовых металлических изделий – 59,8%.

К сожалению, в анализируемом периоде отмечается и рост просроченной задолженности. Суммарная просроченная задолженность предприятий по итогам января-ноября 2011 г. возросла в 1,9 раза до 12,984 трлн. руб. на 1 декабря. Проще говоря, у многих предприятий недостаточно денежных средств для осуществления своевременных расчетов в полном объеме.

Наконец, проблемные активы в банковской системе Беларуси возросли в январе-ноябре 2011 г. в 2,1 раза до рекордных 7,054 трлн. руб. на 1 декабря. Доля проблемных активов банков в активах, подверженных кредитному риску, возросла до 4,35% против 3,55% на начало 2011 г. (и это несмотря на высокие темпы кредитования в прошлом году).

К слову, сами банки в анализируемом периоде не в полной мере создали специальные резервы под возможные потери по ссудам – всего 5,295 трлн. руб., или 75,1% к проблемным активам. В случае формирования спецрезервов в полном объеме банкам пришлось бы пожертвовать прибылью в размере 1,758 трлн. руб. при том, что в январе-ноябре 2011 г. прибыль банковского сектора составила 2,763 трлн. руб.

Надеюсь, что мне удалось подтвердить и немного расширить тезисы исходной статьи:).

Александр Муха

Сергей, у меня к тебе, как к трейдеру - участнику рынка, встречная просьба прокомментировать динамику пары/евро доллар на международном рынке и поделиться своими пронозами. Как ты оцениваешь перспективы евро и еврозоны?

Александр Муха
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.