Гендерный анализ учебников по «Всемирной истории»

Гендерный анализ учебников по «Всемирной истории»«Всемирная история» в белорусской интерпретации – это традиционный патриархатный взгляд на историю, в котором основное внимание уделено вопросам мужского доминирования.   

Хотя женщинам в Беларуси Конституцией гарантировано полное равенство прав и возможностей с мужчинами, на деле наша страна остается страной патриархата. Патриархат, как форма общественного устройства, отводит доминирующую роль в семейной, хозяйственной и общественной жизни мужчине, в то время как женщине достается обслуживающая роль, в связи с ее способностью к рождению ребенка. Это значит, что женщины вытесняются из публичного пространства, где сосредоточено большинство ресурсов, в приватную сферу (семья и дом). В преимущественном распоряжении мужчин находится больше материальных богатств, политического влияния, доступа к лучшим рабочим местам и наиболее престижным социальным позициям.

Примером вытеснения женщин из публичной сферы могут служить те установки, которые транслируются подрастающему поколению в системе образования. В этом плане школьные учебники и учебные пособия являются важными каналами получения информации о социальных ролях женщин и мужчин, о нормах поведения, принятых в обществе. Учебники по истории транслируют социально легитимный взгляд на историю, развитие и строение общества. То есть учебники содержат информацию о тех исторических событиях, личностях и пр., которые считаются, по мнению общества, наиболее важными и ценными для современного мира. При этом происходит исключение, подавление, маргинализация тех процессов, событий, личностей, которые не вписываются в нормативные социальные концепции или подрывают фактом своего существования, устоявшиеся патриархатные системы и структуры.

Итак, что же происходит с гендерной точки зрения в современных белорусских учебниках по «Всемирной истории»? Можно ли назвать «Всемирную историю» в белорусской интерпретации, как историей мужчин, так и историей женщин?

В поле моего внимания попало 7 учебников по «Всемирной истории» для 5-11 классов. Все учебники достаточно новые и изданы за период времени 2005-2009 годы [1].    

«Всемирная история» = мужская история

Сразу отметим, что история это в основном мужская история. Подтверждается это двумя основными моментами:

Первое – это соотношение мужских и женских персоналий в тексте и иллюстрациях. В учебниках мы видим только то, как мужчины творят историю.

На рис.1 показано процентное соотношение мужских и женских персоналий в тексте учебников для каждого класса. Картина получается достаточно печальной. Можно говорить о том, что женские образы в учебниках практически отсутствуют. Более того, если в учебниках для 5-7 класса они хоть как-то, но появляются, то в учебнике для 11 класса их число просто экстремально мало.  

Гендерный анализ учебников по «Всемирной истории»

Рис. 1. Соотношение мужских и женских персоналий в тексте учебников по «Всемирной истории» для 5-11 классов (в %)

На один женский образ в учебниках приходится 5,7 (5 класс), 12,5 (6 класс), 10,4 (7 класс), 32 (8 класс), 27 (9 класс), 10 (10 класс), 67,5 (11 класс) мужских образов.

Что касается иллюстраций, то там представленность женщин тоже не велика (рис.2.). Чаще всего женщины появляются на «смешанных» рисунках, то есть вместе с мужчинами. В то время как количество изображений только женщин катастрофически мало. Это значит, что женщины легитимно могут присутствовать на иллюстрациях только в «сопровождении» мужчин.

Гендерный анализ учебников по «Всемирной истории»


Рис.2. Соотношение «мужских», «женских» и смешанных иллюстраций (в %)

Таким образом, уже через объем мужских и женских образов воспроизводится андроцентризм, мужчинам отводится большее «жизненное пространство».

Второе – это авторство. Только мужчины имеют легитимное право интерпретировать историю.  Во всех учебниках после параграфов периодически появляется раздел «Дополнительный материал», где приводятся выдержки из исторических документов. И все эти выдержки без исключения принадлежат авторству мужчин, будь то историков, или политиков. Да и сами учебники изданы под авторством преимущественно только мужчин.  Только в учебнике для 5-го класса из четырех авторов одна все-таки женщина – Байдакова Наталья Васильевна. Но при этом, если три других автора работали над основными параграфами, то авторка была ответственна только за методические материалы.

Получается следующая картина, историю пишут мужчины, которые соответственно пишут «мужскую» историю.  Учебники представляют мир, где мужчины более активные, чем женщины. Они чаще обладают властью и доступом ко всем ресурсам. Представленные в учебниках женщины это скорее какие-то «уникумы».

«Публичная» история

Традиционно история понимается в первую очередь как «публичная история». Это значит, что из учебников мы узнаем о войнах, политике, искусстве, революциях, экономике и т.д. Но при этом мы не узнаем о быте, образе жизни горожан и сельских жителей, как воспитывали детей, какие были школы, как люди проводили досуг, о сексуальности и т.п. Соответственно в учебниках очень мало страниц, посвященных женщинам, потому что немного женщин прославилось в данных видах мужского доминирования. Тем самым увязываются два понятия «мужское» и «публичное». В учебниках появляются женщины, либо потому что их исключение является достаточно проблематичным, так как их влияние на публичную сферу было столь значительным, что трудно в современном обществе сделать вид, что их не было. Либо потому что образы этих женщин подкрепляют традиционные представления о роли женщины в обществе.

Кто эти мужчины и женщины, которых мы видим в учебниках? По данным из всех учебников, чаще всего изображаются правители/ правительницы, видные политики, революционеры/революционерки, представители и представительницы науки и искусства, военные.

Среди женщин также в учебниках представлено очень много родственниц политиков и правителей. Так, например, в учебнике для 7 класса среди всех женщин 10% могут быть отнесены к политической сфере и 70% - это родственницы политиков. Это еще раз подтверждает, что в учебниках транслируется следующая установка: легитимно пребывать в публичной сфере женщина может лишь опосредованно через мужчину. Кроме того в учебниках встречаются богини, мифические персонажи и «обычные» люди. Но эти категории представлены достаточно мало.

Также встречаются среди мужчин, но достаточно редко, представители экономической сферы, религии, мифические персонажи и «обычные люди». Это очень важный момент, так как формируется четкая связь между «настоящей мужественность» и властью. Получается мужчины активно, включенные в публичную сферу, удостоены упоминания. Остальные же мужчины, которые не обладали властью или каким-то материальным или символическим капиталом, исключаются из «истории».

Итак, как мы видим, все персоналии, представленные в учебниках это субъекты публичного пространства. Кроме того, чаще всего эти персоналии являются мужчинами, нежели женщинами. Женщины не включены в публичное пространство. Это значит, что они связываются больше с приватной сферой. В самих учебниках воспроизводится концепция «исторического» происхождения разделения сфер на мужскую/ публичную и женскую/ приватную. Это становится мощным орудием в оправдании вытеснения и исключения женщин.

В учебниках сразу, начиная с 5-го класса, указывается на «историчность» гендерного разделения труда, что затем воспроизводится уже путем репрезентации только мужчин в публичном пространстве.

«Сородичи-мужчины сообща охотились, ловили рыбу, изготавливали оружие и орудия труда. Ученые-археологи насчитали свыше ста видов каменных орудий у кроманьонцев. Женщины занимались собирательством, шили одежду из шкур, готовили пищу, растили детей. Женщина-мать пользовалась большим уважением. Древние люди считали женщину прародительницей и хранительницей домашнего очага». [2]

И тут же в конце параграфа предлагается следующее задание:

«Какие обязанности выполняли сородичи? Ответьте, поставив крестик в соответствующих графах таблицы (таблицу начертите в тетради).

Гендерный анализ учебников по «Всемирной истории»

Чьи обязанности, на ваш взгляд, не претерпели значительных изменений?». [3]

«Историчность» гендерного разделения труда закономерно воспроизводит представление об «историчности» мужской власти. В учебниках для 5 и 6-го классов большое внимание уделяется тому, как формировалось общество, структуры власти, и поэтому часто подчеркивается, что важные решения принимали только мужчины:

«Во время войны или стихийного бедствия во главе племени становились умелые воины – вожди. Их избирали на собрании всех взрослых мужчин. Старейшины и вожди пользовались особым почетом и уважением. Им отдавали самую лучшую одежду, лучших животных, лучшие земли. Они должны были управлять племенем, распоряжались запасами пищи, имели право судить соплеменников. Все эти особенные права обычно называют словом «власть»». [4]  «Племенем управляло народное собрание. На нем все мужчины племени выбирали предводителей, принимали решения по наиболее важным делам: начинать ли войну, заключать мир и т.д.». [5]

Женщины же изображаются в «Древнем мире» совершенно иным образом:

«В культовых церемониях большая роль принадлежала женщинам. Это говорит о том, что в критском обществе женщин окружали особым почетом». [6] «Сабинянки примирили отцов и братьев с римлянами, ставшими их мужьями. Впоследствии враждовавшие племена объединились в одну общину». [7]    

Конечно же, в учебниках уже появляется информациz об изменении положения женщины. Однако эта информация очень дефицитарна и обрывочна. Так в учебнике для 8 класса, затрагивающем период истории Нового времени (19-начало 20 века) появляется небольшой раздел о создании в России женских гимназий. [8] Но при этом в целом в учебнике отсутствует информация о политической активности женщин. Например, о движении суфражисток за предоставление женщинам избирательных прав. Это движение было очень активным в Великобритании и США в конце 19 – начале 20 века. Да и вообще тема женского политического участия, женского движения вообще не появляется на страницах учебников. Хотя именно во многом благодаря женскому движению женщины получили право на образование, экономическую независимость, избирательное право и др. В учебнике для 9-го класса, посвященному во многом Советскому периоду, только периодически указывается, что в России мужчины и женщины были уравнены в правах. [9]
Учебники по истории, увязывая публичную сферу лишь с мужчинами, соответственно игнорируют проявления женской активности, отмечая только варианты существования женщины в приватном пространстве дома и семьи.  

Почему в учебниках по истории так мало женщин?

В учебниках по «Всемирной истории» так мало женщин по двум основным причинам:

Во-первых, учебники отражают реальную ситуацию. Женщины не представлены в публичной сфере, потому что их туда и не пускали, вытесняли. Это значит, их действительно было очень мало в публичной сфере.  Кроме того, традиционная история, как уже отмечалось, это «публичная» история.  Историки сочли материнство и ведение домашнего хозяйства не достойными упоминания. Происходит исключение частной жизни, и описание исключительно сферы общественной.

Во-вторых, учебники представляют определенный «субъективный» взгляд на историю. Женщины присутствовали в публичной сфере, но их жизнь и деятельность умалчиваются. Из учебников по «Всемирной истории» мы не узнаем о женщинах-ученых (Маргарет Арчер, Татьяна Афанасьева, Линда Бак, Мария Гимбутас, Франсуаза Дольто и др.), о писательницах и поэтессах (Мария Цветаева, Анна Ахматова, Вирджиния Вульф, Ольга Берггольц, Гарриет Бичер-Стоу и др.), о женщинах-политиках (Камила Вальехо, Марисол Прадо, Яаа Асантева, Лаура Чинчилла, Джоханна Сигирдардоттир, Ангела Меркель, Хасина Ваджет и др.), и о других женщинах-музыкантшах, общественных активистках, актрисах, режиссерах, историках и т.д.

Итак, учебники по «Всемирной истории» отражают ситуацию гендерной асимметрии в обществе, воспроизводят стереотипы о доминирующей позиции мужчин в политической и властной структурах, приуменьшая роль женщин в историческом процессе. Количество изображений и упоминаний о мужском поле в текстах в десятки раз превышают аналогичные в отношении женщин, что свидетельствует о нарушении гендерного равновесия. Можно ли рассчитывать на гендерное равноправие и баланс в обществе, толерантность и чувствительность, если мы имеем подобные учебники?
------------------

[1] Учебники для 5, 6, 7, 11 классов изданы в 2009 году, для 8 класса – в 2005, для 9 и 10 классов – в 2006.
[2] §5. Первые шаги человека современного вида // История Древнего мира: учеб. пособие для 5-го кл. общеобразоват. учреждений с рус. яз. обучения. В 2ч. Ч.1. Мн.: Нар. асвета, 2009. С. 16.  
[3] Там же, С. 17-18.  
[4] §8. Переход от родовой общины к соседской // История Древнего мира: учеб. пособие для 5-го кл. общеобразоват. учреждений с рус. яз. обучения. В 2ч. Ч.1. Мн.: Нар. асвета, 2009. С. 25-26.  
[5] §2. Образование государства франков // История средних веков: учеб. пособие для 6-го кл. общеобразоват. учреждений с рус. яз. обучения. Мн.: Нар. асвета, 2009. С.13.  
[6] §2. Минойский Крит и его культура // История Древнего мира: учеб. пособие для 5-го кл. общеобразоват. учреждений с рус. яз. обучения. В 2ч. Ч.2. Мн.: Нар. асвета, 2009. С.9.  
[7] §17. Легендарное начало Рима // История Древнего мира: учеб. пособие для 5-го кл. общеобразоват. учреждений с рус. яз. обучения. В 2ч. Ч.2. Мн.: Нар. асвета, 2009. С.63.  
[8] Всемирная история Нового времени, XIX - начало XXв.: учеб. пособие для 8-го кл. учреждений, обеспечивающих получение общ. сред. образования, с рус. яз. обучения с 12-летним  сроком обучения. Мн.: Изд. центр БГУ, 2005. С.161-162.  
[9] Всемирная история новейшего времени, 1918-1945гг.: учеб. пособие для 9-го кл. учреждений, обеспечивающих получение общ. сред. образования, с рус. яз. обучения с 12-летним  сроком обучения. Мн.: Изд. центр БГУ, 2006. С.60, 84, 92, 112.
Комментарии

'Количество изображений и упоминаний о мужском поле в текстах в десятки раз превышают аналогичные в отношении женщин, что свидетельствует о нарушении гендерного равновесия. Можно ли рассчитывать на гендерное равноправие и баланс в обществе, толерантность и чувствительность, если мы имеем подобные учебники?'

Это вообще-то учебники истории, а не 'гендерного равновесия' или там 'феминизма'. Если, следуя логике и языку авторши текста, в истории не соблюдалось 'гендерное равновесие', так почему учебники должны транслировать ученикам иную картину прошлого? Получается, что, выбирая между исторической истиной и стремлением к 'гендерному равноправию', авторы учебников должны были выбрать второе. Т.е. поставить идеологию выше правды, что мы наблюдали в советское время.

Налицо лживая и тоталитарная установка авторши на идеологическую ('гендерно равноправную') выдержанность текста в ущерб истине, что, собственно, является ярко выраженной чертой современных феминистских текстов и результатов т.наз. 'гендерных исследований'.

anti-vasia

Я почти согласен с замечанием anti-vasia, но только до слов 'лживая и тоталитарная'.

Установка у автора ошибочна скорее в том, что она искренне считает, что всё творимое человеом должно иметь высоконравственную направленность. В том числе и история. Но история это не то, что должно быть, а то, что всё-таки уже было.

Хотя формально... Зато я бы мог возразить автору в том, что в наших исторических музеях изображений обнаженных женщин на порядок больше, чем одетых мужчин. Гендерное доминирование налицо. Но вот как Рембранта призвать к ответу я не знаю?

Леонтий Усталый

Не судите так строго - автор всё-таки женщина :-) и попробуйте найти в её публикации то, что она не смогла найти (к сожалению :-) в человеческой истории. (За что, ей Богу, не стоит проклинать ни историю, ни человечество, ни, тем более, Бога.) Попробуйте найти рациональное зерно. (Раз есть эта статья и автор, значит, есть же какая-то их причина, которая таки может нести рациональное зерно.)

(Вообще, в рациональности этого разговора лично я не сомневаюсь. Имеет ли и может ли иметь к нему отношение автор публикации – вот это вопрос. Но я надеюсь.)

Мир меняется. Меняется и отношение к нему, ко всей его истории. Да, он мужской и вся его история - это история мужского мира. В этом нет ничего, кроме констатации. Можно пойти дальше и сказать, что он создан мужчинами для себя по образу и подобию своему. И это тоже будет констатацией того, что произошло по каким-то причинам. Пожалуй, это единственное, что пока можно знать наверняка. А можно начать рыться в частностях этого мира как в куче старого тряпья на барахолке, не думая о том, что эта куча существует только в комплекте. Взять, например, нравственность. Что с нею делать? Признать её мужской уловкой для порабощения женщин (между «низ-зя» и «а-я-яй») и, на этом основании, презрительно откинуть или, памятуя особое отношение к женщинам и детям, положить в свою товарную корзинку, а остальное выкинуть? (Кстати, как вы себе представляете реальную возможность такого дифференцированного подхода?)

Мир меняется и стремится становиться более женским. Мне нравится эта тенденция, что, однако, не делает меня безусловным оптимистом. Потому что я вижу эрозию ставшего мужского мира, но не вижу строительства будущего, более женского мира. Есть возможные стратегии для женщин: сохранения уютного статус-кво (сегодня этот мир не такой, каким он был даже 100 лет назад); паразитирование на мужском мире путём выбивания женских привилегий (примеры и результаты приводить не буду – интересуетесь темой, значит сами должны знать); инновационная деятельность в гендерной области (нет пока такого).

Построить новый мир можно либо через критику существующего (ход от прототипа, как у изобретателей), либо просто придумать новый и реализовать его. Ну, или просто жить очень и очень долго. Совсем долго. Когда природные программы сами собой исчезнут. (Биологи говорят, что такого не бывает, но мало ли что...) Ну, вот вам, стрительницы-воительницы, возможные варианты. (Вы же не хотите, чтобы мужчина это за вас сделал :-) Только, пожалуйста, не скомпрометируйте тему некомпетентными и вздорными заходами – я за вас болею.

(В качестве критики и в объяснении 2-го абзаца. Если уж браться за такую работу, то нужно знать тему, «действующих лиц и исполнителей» в театре жизни лучше всех. А список в конце текста весьма убогий – небрежно повернувшись налево, вижу на полке толстый том Симоны де Бовуар – если автор не вспомнила её в ТАКОМ контексте, значит, не знает. Ангела Меркель – лучший действующий политик нашего времени, но требовать её имя в список мировой истории – значит «сливать» её прямо сейчас – уж подождали бы, что ли пока она станет историей. Я так ей искренне желаю оставаться на своём месте – такую женщину история подождёт! Понимаю, это делается потому, что мало других примеров – читайте, в книгах есть всё. Ну и потом, «… и о других женщинах-музыкантшах …» - автор с головой сидит в мужском мире, использует его самые пархатые стереотипы – нельзя описать даже письменный стол, сидя в его закрытой шуфляде… Ей Богу, без обид.)

Twin

Смотрю на победившую феминизмом Европу, США и убеждаюсь: бабам власть давать нельзя.

Патриархатом доволен.

Мужик гендерный обыкновенный.

Гость

Не вижу никакой угрозы в том исследовании, которое представлено в статье... Поэтому для всех, кто негативно судит о тексте, хочу напомнить, что в одну статью нельзя включить всего и сразу. И ваша негативная реакция, скорее, свидетельствует о вашей неосведомленности, чем о недостатках представленной работы... Читайте больше, господа... Развивайтесь... Мыслите шире... Никто ничего у вас не забирает... Отложите свою паранойю в сторону...

Ольга

Как автор статьи, попытаюсь ответить на некоторые вопросы и возражения. После просмотра комментов у меня сложилось впечатление, что комментирующие восприняли статью как наезд на «мужественность» и достижения мужчин в истории. Это абсолютно не так, и цель статьи и исследования не состояла в том, чтобы противопоставить мужчин и женщин и обвинить кого-то в чем-то, а в желании привлечь внимание к фактам дискриминации и идеологизированности учебников по истории, которые задают исключенное и подчиненное положение женщине в истории.

anti-vasia,

Первое - «Если, следуя логике и языку авторши текста, в истории не соблюдалось 'гендерное равновесие', так почему учебники должны транслировать ученикам иную картину прошлого?»

Если вы читали текст внимательно, то опять же следуя логике «авторши», увидели бы, что отмечено два важным процесса положения женщины в истории:

1. Женщин в истории мало, потому что их там действительно было мало и к власти, ресурсам, образованию и т.п. доступа у них было мало

2. Женщин в истории мало, потому что их исключили из этой истории. История , в том виде в каком она предстает в учебника, это идеология, попытка дать четкий взгляд данного общества на историю. В другой стране и культуре одни и те же события могут быть поданы и проинтерпретированы по-другому. Интерпретации истории – субъективны и культурно детерминированы. Именно поэтому важно анализировать такие продукты как учебники на предмет той идеологии, которая в них транслируются.

Второе – «Налицо лживая и тоталитарная установка авторши на идеологическую ('гендерно равноправную') выдержанность текста в ущерб истине, что, собственно, является ярко выраженной чертой современных феминистских текстов и результатов т.наз. 'гендерных исследований'»

Простите, а вы сейчас не идеологию случаем транслируете, так неявно выдвигая установку о том, что вы знаете «истину»? И что есть такое истина? Неужели вы действительно верите, что каждый учебник по истории или любому другому предмету – это истина в первой инстанции?

Леонтий Усталый,

«Зато я бы мог возразить автору в том, что в наших исторических музеях изображений обнаженных женщин на порядок больше, чем одетых мужчин. Гендерное доминирование налицо. Но вот как Рембранта призвать к ответу я не знаю?»

Мне странно, что вы не видите откровенного парадокса и пытаетесь сопоставить одетых мужчин политиков, обладающих властью и ресурсами, и обнаженных женщин-натурщиц. Ваше возражение скорее выглядит как еще одно подтверждение тому, о чем я пишу. В политике женщины исключены, про женщин-художниц – мало, что известно, зато женской «обнаженки» в истории сколько хочешь. Такое положение вещей называется «гендерная дискриминация».

Twin,

«Не судите так строго - автор всё-таки женщина :-) и попробуйте найти в её публикации то, что она не смогла найти (к сожалению :-) в человеческой истории.»

Мне жаль, что вы, не заметили, что речь не идет об истории, а об учебниках по истории – а это совершенно разные вещи. И конечно же то, что я не нашла в УЧЕБНИКАХ по истории однозначно есть в человеческой истории.

«А можно начать рыться в частностях этого мира как в куче старого тряпья на барахолке, не думая о том, что эта куча существует только в комплекте. Взять, например, нравственность. Что с нею делать? Признать её мужской уловкой для порабощения женщин (между «низ-зя» и «а-я-яй») и, на этом основании, презрительно откинуть или, памятуя особое отношение к женщинам и детям, положить в свою товарную корзинку, а остальное выкинуть? (Кстати, как вы себе представляете реальную возможность такого дифференцированного подхода?)»

Совершенно согласна с тем, что исключать и замалчивать в истории очевидные факты и роль женщин как активных субъектов истории – нельзя, это действительно, как вы правильно написали, идет «в комплекте». В статье осуществляется попытка актуализировать важность не «выкидывать» женскую историю и делать вид на страницах учебников, что ее не было. В данном случае речь скорее шла о включении нового, нежели исключении. Пол того или иного человека не может быть причиной включения его в историю или исключения.

«А список в конце текста весьма убогий – небрежно повернувшись налево, вижу на полке толстый том Симоны де Бовуар – если автор не вспомнила её в ТАКОМ контексте, значит, не знает»

Симона де Бовуар не единственный автор, кто писал на подобную тематику и она не есть затычка для всех текстов, касающихся вопросов о женщинах. И мне очень жаль, что у вас на полке видимо стоит только одно издание женщины-автора, и с остальными из списка в статье вы не знакомы. Это уже вопрос к вашей эрудированности и компетентности.

Татьяна Щурко

Как 'красиво' мужчины рассуждают о генедерном равноправии... Жутко становится от таких комментариев. Таня, замечательная статья (представляю себе, сколько стоило времени все это посчитать). Логичные выводы. Молодец! Остальным критикам советую для начала открывать учебники истории и что-нибудь по гендерной проблематике, тогда всё будет ок)

Iuliia

спасибо автору. отличный анализ:)такого материала давно не хватало.

женщины мира сего

автор, вы не слушайте никого. реакция на материал обычная. любые идеи про то,что женщина--человек и тоже что-то может, мужчинам воспринимаются как наезд на их власть.реакция просто подтверждает,что материал хорош.

катерина

Прекрасная статья. Спасиб о за неё. И, действительно, складывается такое впечатление, что комментирующие МУЖчины считают, что с ними женщины пытаются ДОСТОИНСТВАМИ меряться или занять их НЕВООБРАЗИМО ВАЖНОЕ место... В ИСТОРИИ, где женщины занимали не меньшее, но об одном говорится со страниц учебников и прочих печатных средств, а о другом, практически ничего неизвестно...Не нужно воспринимать всё вштыки. Ещё раз спасибо за статью!

Ellfena

Хотелось бы узнать примерное процентное разделение 'вины' между 'во-первых' и 'во-вторых' из последнего пункта.

Достаточно ли будет чтобы половина авторов учебников были женщинами?

Алексей

Дело не в том будет ли соблюден гендерный паритет в случае авторства учебников. Это конечно важно, чтобы к созданию учебников имели доступ и женщины-профессионалы. Но они с таким же успехом, как и мужчины могут воспроизводить такое традиционалистское представление об истории как сугубо 'мужской' истории. И дело здесь не в том, чтобы кого-то в чем-то обвинить. Есть система, в которй мы все живем и эта система основана на несправедливости, в частности в отношении женщин, умалчивании их вклада. В определенной мере также эта система несправедлива и в отношении мужчин (хорошим примером этому могут служить данные о том, что в Беларуси мужчины не доживают до 50, как результат тех требований, которые возлагает на них общество - мужчина должен быть сильным, экономически успешным и состоятельным, мужчины не плачут и т.д. и т.п. любое несоответствие норме порицается). Соответственно здесь речь идет скорее об изменении сознания, когда все люди независимо от пола, расы, сексуальной ориентаци, класса и т.п. имеют равные права и возможности.

Татьяна Щурко

7 января 2012, 18:21 Iuliia

Как 'красиво' мужчины рассуждают о генедерном равноправии... Жутко становится от таких комментариев. Таня, замечательная статья (представляю себе, сколько стоило времени все это посчитать). Логичные выводы. Молодец! Остальным критикам советую для начала открывать учебники истории и что-нибудь по гендерной проблематике, тогда всё будет ок)

================================================

красиво рассуждаем-не красиво, а я лично патриархатом доволен и бабам власть делегировать не хочу. Зачем нам с ними властью делиться? Нам и так хорошо.:))

Мужик гендерный обыкновенный.

Гость

Мужик гендерный обыкновенный,

заставим. не волнуйтесь.

Гость

делегировать и не придется. сами заберем)

Гость

Интересно будет посмотреть как вы это сделаете. Тут в Беларуси не Европа. Так шо пока жую поп-корн. наблюдаю. Никаких опасений за мужскую власть не вижу.

Мужик гендерный обыкновенный.

Гость

это вопрос времени. унижая женщину мужчина давно унизил самого себя. удачного поп-корна)

Гость

чем выше задираешь нос,унижая других,тем больнее падать)

Гость
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.