Компромиссы государственной политики

Итак, слабые попытки отдельных отчаянных топ-управленцев намекнуть даже не на необходимость каких-то реформ, а хотя бы на желательность прекращения аттракциона неслыханной щедрости при помощи печатного станка, мигом потеряли всякий смысл, как только аттракцион вновь стал набирать прежний ход уже на братской подпитке.

На первый взгляд, робкие носители голоса разума выставили себя глупыми паникерами, готовыми заморить голодом собственный народ ради реализации каких-то отвлеченных идей, а политическое руководство страны заработало очки за очередное спасение нации от кризиса.

Но на второй взгляд ситуация кажется гораздо менее радужной. Да, стабильность восстановлена, но на изрядно просевшем уровне. Братской поддержки, видимо, будет хватать ровно настолько, чтобы никому и в голову не приходило предлагать какие-либо реформы, и ровно настолько, чтобы жизнь белорусских пенсионеров и бюджетников не выглядела даже отдаленно привлекательной для российского электората.

Проблема эффективности использования государственных средств не стала менее острой, но теперь она ставится по-другому. Речь уже не идет о том, как потратить эти средства с максимальной пользой, или о том, как оценить эту пользу. Впору начинать задумываться о том, от чего можно относительно безболезненно отказаться и чем можно пожертвовать с минимальным ущербом для: 1) стабильности социальной ситуации 2) долгосрочного социально-экономического развития.

Проблема компромиссов реформирования, или policy trade-offs, не является уникальной для белорусского госуправления. Можно сказать, что любая политическая программа состоит из списка будущих достижений. Однако на суд общественности редко выносятся дискуссии о том, что у любого выбора есть своя отрицательная сторона. Выбор в пользу консервации социально-экономической ситуации в Беларуси уже приводит к тому, что страну начинают покидать наиболее экономически активные граждане.

Можно возразить, что проблема оттока «штучных», уникальных специалистов характерна для многих небольших стран. Исследователи уезжают, чтобы работать в самых оснащенных лабораториях, модельеры остались бы безнадежно провинциальными вне мировых центров моды, оперный талант мирового калибра кочует по маршруту Вена-Лондон-Милан-Нью-Йорк, изредка балуя соотечественников благотворительными выступлениями. Однако из Беларуси уезжает уже не штучный талант, уезжают массово те, кто обладает востребованными в соседних странах навыками  или хотя бы – молодостью, энергией, амбициями, предприимчивостью.  Независимые эксперты уже вовсю задаются вопросом – кто будет лечить, учить и защищать белорусов через пять лет?

Уже неоднократно говорилось, что представления белорусской власти об обществе находятся в зачаточном состоянии. При всей зацикленности белорусских чиновников на показателях экономического роста, их знания об одном из основных факторов роста – рабочей силе – минимальны. Более того, до сих пор никаких осмысленных и системных попыток получить более адекватные представления о ней не наблюдалось. Только совсем недавно, да и то под нажимом Всемирного банка, было объявлено о запуске ограниченного исследования масштабов реальной безработицы путем обследования и интервьюирования домашних хозяйств. Отсутствуют сколько-нибудь убедительные данные о том, сколько белорусов работает в других странах – временно или постоянно. Соответственно, отсутствует база для прогнозирования динамики каких бы то ни было явлений, связанных с движением рабочей силы.

В то же время тема бегства рабочей силы из страны все чаще звучит даже в официальных выступлениях топ-чиновников. Правда, выглядит это так, как будто бы информация доходит к ним через пятые руки: ««Сейчас во многих СМИ пишут о большом оттоке трудовой силы из страны», – заявил месяц назад первый заместитель министра труда и социальной защиты Петр Грушник[1].  Однако даже тревога, поднятая СМИ, не подвинула белорусских управленцев на немедленное изучение ситуации (не говоря уже о прогнозировании). На той же пресс-конференции г-н Грушник заявил, что никакой информацией о ситуации правительство не владеет и владеть не собирается – по крайней мере, журналисты не услышали о каких-либо запланированных на ближайшее время экстренных исследованиях, кроме все тех же выборочных опросов домохозяйств – в опросник добавят еще один пункт о родственниках, работающих за границей. Будем надеяться, что результаты этих исследований скорректируют утешительное для чиновников официальное число трудовых мигрантов (несколько тысяч). Однако вряд ли эти опросы позволят понять проблему сколько-нибудь глубоко – кто, почему, как надолго уезжает, и на каких условиях они были бы готовы остаться работать в Беларуси.

Однако, не обладая каким-либо адекватным пониманием ситуации, чиновники предпринимают попытки обратить процесс вспять. Policy tools (инструменты реализации государственной политики)  при этом используются традиционные, судя по документам, попавшим в распоряжение независимых журналистов, – запреты («ограничить увольнение работников по соглашению сторон») и перекладывание ответственности на конечных исполнителей («обеспечить проработку мероприятий, направленных на закрепление кадров»...«путем расширения социального пакета, обеспечения служебным жильем, увеличения компенсационных выплат расходов по найму жилья»)[2].  Ясно, что если бы бюджетные организации, которым направлен сей призыв Гродненского облисполкома, были бы в состоянии каким-то образом прыгнуть выше головы и на ровном месте обеспечить сотрудников жильем и расширить социальный пакет, ситуация с оттоком кадров была бы иной. Что, однако, еще более тревожно – так это то, что свои умозаключения о способах борьбы с трудовой миграцией наши чиновники строят на сугубо экономическом понимании ее причин. Опыт других стран, однако, свидетельствует о том, что наряду с социальными пакетами и служебным жильем, не меньшее значение имеют чувство профессиональной реализованности, карьерные перспективы, престиж профессии и другие, хуже поддающиеся учету факторы.

Если пример Гродненского облисполкома свидетельствует об общем подходе властной вертикали к проблеме оттока кадров, и это – лучшее, что они смогли придумать на данном этапе, можно быть твердо уверенными в том, что самые пессимистические прогнозы в этой области оправдаются.


[1] http://naviny.by/rubrics/society/2011/11/04/ic_articles_116_175709/print/

[2] http://naviny.by/rubrics/society/2011/11/25/ic_articles_116_175956/