Кто останется?

Бегство (при полной безнадежности) – лучшая стратагема.
36 китайских стратагем

Про то, что начался исход квалифицированных специалистов из страны, пишут и говорят много, а в последнее время даже на официальном уровне. Поэтому в этом плане можно не повторяться, тем более на эту тему мы уже писали (первый материал вышел в марте – см. «Гастарбайтеры»). Но это не все. Уедут не только «рабочие руки» – со временем, если не произойдет изменений к лучшему, уедут и многие другие категории. Вот и попробуем более четко определиться, кто еще может уехать, а кто все же останется. Про тех, кто все же останется, пишут мало и на этот вопрос тоже, как мне кажется, стоит обратить внимание.

Поэтому начнем все же с «рабочих рук». Итак, квалифицированные специалисты уедут. Ведь средний заработок в России уже примерно в четыре раза выше, чем у нас. В Казахстане больше более чем в два раза. И сократить этот разрыв мы не сможем, скорее наоборот – он будет нарастать. В начале 2012 г россиян ждет довольно значительное предвыборное повышение зарплат, а вот белорусов оно не ждет – опять же, скорее наоборот. Причем даже наша нынешняя мизерная средняя зарплата во многом определяется высокими зарплатами «бездельников» – силовиков и «вертикальщиков». Настоящие труженики получают в реальности меньше. При этом труженики востребованы везде, а «вертикальщиков» везде избыток. В той же России высококвалифицированный сварщик, к примеру, уже получает раза в полтора больше менеджера средней руки, и зарплата сварщика колеблется примерно от USD1000 до USD3000, в зависимости от фирмы, региона и характера работы.

Но все не уедут, уедут только те, кто стремиться зарабатывать, причем зарабатывать самостоятельно. Те, кто понимает, что самостоятельно заработать не сможет, останутся. Последних придется кормить. А те, кто умеет зарабатывать, уедут.

Неизбежно начнет покидать страну и бизнес. Ведь мы всячески стараемся законсервировать нашу экономическую систему, которая и так является очень архаичной и неудобной для ведения бизнеса, мягко говоря. Вот несколько примеров. Белорусские власти надеются и с вероятностью в 100% смогут убедить своих партнеров по ЕЭП в том, что без обязательной продажи 30% валютной выручки субъектов хозяйствования социально-направленная и импортоемкая экономика синеокой моментально сыграет в ящик. И в декабре текущего года, когда будут приниматься решения по вопросам единой валютной политики в странах ЕЭП, Беларусь получит желанный мораторий на отмену обязательной продажи валюты до 2017 г, сообщает АФН. Кроме того, Беларусь возвращается к административному регулированию цен. Вернее, она от него полностью и не отходила, но сейчас вмешательство государства в дела бизнеса значительно расширяется, как в области регулирования всего и вся, так и в области контрольной деятельности. Белорусская налоговая система как была одной из худших в мире так и осталась, и прорыва здесь не ожидается, хотя, конечно, имеются отдельные изменения к лучшему. И так далее.

Если все суммировать, то Беларусь добивается от партнеров по ЕЭП разрешения не реформировать экономику аж до 2017 г. До этого периода пресловутая «стабильность» как бы обеспечена. Но тогда от нас сбегут не только «рабочие руки», но и «работодатели». Ведь если бы мы добивались особого статуса, как у китайских Гонкога или Шенженя, например, то это было бы хорошо, бизнес бы стремился к нам. Но мы упорно добиваемся консервации статуса последнего островка «совка». Даже если мы его и добьемся, это еще быстрее приведет экономику к краху. А все «живое» разбежится. Как и сам «советский блок» погиб бы гораздо раньше, если бы не «железный занавес», хотя бежали даже несмотря на него. И Северная Корея, к примеру, не продержится и нескольких месяцев, если откроет границы. Наш «островок совка» будет иметь открытые границы. Непонятно, за счет чего мы сможем его сохранить. Скорее всего, «островок» будет обречен. А с тонущего корабля бегут и не только крысы. Разве что капитан остается до последнего. Так что стараться стабилизировать упадок, может и естественно, но глупо.

В аналитической стратегии есть термин «действия естественные, но неправильные». Заставить противника поступить так считается большим достижением полководца. А здесь руководство страны само совершает такие действия. Выглядит все действительно естественно. Наша экономика очень слаба по-сравнению с российской и даже казахской. Поэтому добиваться поблажек – совершенно естественно. Но тут начинается неправильное. Наша экономика очень слаба именно потому, что сильно отстала в области реформирования, она фактически осталась советской и посему крайне неконкурентоспособна. Мы же добились разрешения и дальше ее не реформировать. То есть наша экономика станет еще более слабой и неконкурентоспособной. Это как если бы в момент, когда армии соседей перешли на танки, добиться у них разрешения продолжить воевать на лошадях, с луками и стрелами. Конкуренты согласятся, может быть, даже с радостью, но насколько такая армия будет конкурентоспособной? Правильным, как мне кажется, было бы не отказываться от реформ, в надежде что нас будут кормить вечно, а проводить реформы опережающими темпами, пока внешние дотации еще есть. Ведь в реальной жизни ничего вечного не бывает. В такой ситуации у бизнеса и вариантов практически нет: или уехать или погибнуть.

Конечно, и тут уедут не все. Те «бизнесмены», кто зарабатывать самостоятельно не умеет, кто живет исключительно за счет господдержки, останутся. Но где государство возьмет деньги на господдержку, если настоящие предприниматели покинут страну? Будет и дальше затягивать «кредитную петлю»? Но ведь это еще один фактор для бегства. Когда с долгами совсем прижмет, а прижмет скоро, то для того, чтобы избавить себя от выплаты неподъемных долгов властей, многие также будут уезжать. Это касается и «простых людей», и бизнесменов, причем бизнесменов в первую очередь. Ведь власти возложат долговое бремя на них. А вот те, кто эти долги наделал, – те не уедут. Они будут и далее влезать в долги. К слову, эта тенденция стала заметной даже в Европе. Из стран с «режимом жесткой экономии» люди потянулись в страны с менее жестким режимом. Благо границ в Европе практически нет, как с 1 января 2012 г и в ЕЭП. Эту тему затрагивает в статье под названием «Что спасет евро?», опубликованной в Project Syndicate, известный американский экономист, эксперт по проблемам свободного рынка Джозеф Стиглиц: «Более того, свободная трудовая мобильность означает, что люди могут выбирать платить ли долги своих родителей: молодые ирландцы могут избежать оплаты глупых банковских спасительных облигаций, взятых на себя правительством, просто уехав из страны».

В последнее время у белорусов появляется еще одна альтернатива: уйти на предприятие со стопроцентным российским капиталом. Здесь зарплаты хоть и вдвое ниже российских, но все равно вдвое больше, чем на белорусских предприятиях, особенно государственных. Здесь очень наглядно опровергается миф о низкой эффективности российского бизнеса по-сравнению с белорусским государственным регулированием. Также рушится миф «социальности» белорусского государства. Получается, что «кровопийцы» в два раза лучше, чем «вертикальщики» с их «заботой о народе». Но, несмотря на крушение мифов о «чудесности» нашего экономического устройства, для реальной экономики страны это все же плюс. Люди будут жить и тратить деньги у нас, даже работая на российских предприятиях. Да и налоги будут идти в белорусский бюджет.

Если ситуация в стране будет ухудшаться, то еще активнее побегут многие группы населения. Сбегут и уже бегут журналисты, писатели, композиторы, музыканты и прочие. Правда и здесь уедут не все. Те, кто зарабатывает исключительно за счет выражения лояльности к власти, а не за счет востребованного таланта, те останутся. Опять же: останутся те, кто самостоятельно заработать не может. Ведь даже лояльные, но способные заработать самостоятельно, тоже уезжают (взять хотя бы случай Зимовского). Можно, разумеется, работать и по принципу фриланса: зарабатывать за рубежом, а жить и тратить в своей стране. Но это, опять же, относится только к тем, кто может заработать самостоятельно, а таких наша власть не любит и старается всячески «наклонить».

Может остаться власть и без молодежи. Независимый институт социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ) выпустил книгу, посвященную социально-политическому портрету белорусского молодежи, – «Молодежь и гражданское общество в Беларуси: новое поколение». Из нее следует, что около 70% белорусского молодежи при первой возможности готовы переехать в другую страну.

Так что не исключено, что в перспективе «вертикаль» может остаться, если и не в одиночестве, то с весьма специфическим контингентом, про который мы и упоминали выше.

Это ведь миф, что белорусы народ инертный и малоподвижный, который ничем с места не сдвинешь. На деле белорусы довольно динамичны, в том числе и в миграционном плане. Сейчас за пределами Беларуси живут миллионы, до 5 миллионов по некоторым данным, белорусов, покинувших страну только после Второй мировой войны. Мало у каких народов зарубежная диаспора больше в процентном отношении ко всему этносу. Так что массово бежать от невыносимых условий жизни белорусам не впервой, и это вполне соответствует их менталитету. И власти надо это учитывать при попытках все сильнее «наклонить» народ.