ГУУАМ

ГУУАМ: возрождение забытых надежд

Март и апрель нынешнего года был насыщен встречами глав государств, формально являющихся членами СНГ. Собирались они, однако, не вместе и не на саммитах СНГ. Отдельно встречались сначала украинский и российский лидеры, затем российский и белорусский президенты. Аналогичные по уровню и значимости встречи прошли между украинским и грузинским лидерами, а также между главами России и Армении, Грузии и Казахстана и т.д.

После событий в Грузии, Украине и Кыргызстане всем стало понятно – Содружество Независимых Государств, которое и прежде часто подвергалось критике за свою неэффективность, де-факто перестало существовать. Содружество, рожденное в 1991 году в Вискулях Борисом Ельциным, Станиславом Шушкевичем и Николаем Кравчуком на почве страха за будущее после молниеносного краха советского колосса на глиняных ногах и провозглашенное как попытка сохранить взаимодействие бывших советских республик, затем постепенно трансформировавшееся в руководимый Россией дискуссионный клуб лидеров бывшего советского пространства, сегодня стало лишним звеном в политике и дипломатии региона.

Интрига вокруг этого «мертвого дитя», однако, полностью не завершена. 8 мая с.г. в Москве намечено проведение саммита СНГ, а 21-22 апреля в Молдове провели встречу лидеры другой группы – ГУУАМ. Эта аббревиатура, популярная во второй половине 90-х, на некоторое время выпала из повседневного лексикона политиков, дипломатов и журналистов. Однако после апрельской встречи в Кишиневе есть основания пролагать, что ГУУАМ возвращается, чтобы стать действительно мощным региональным объединением четырех стран – Грузии, Украины, Узбекистана, Азербайджана и Молдовы, способным реально противостоять российскому влиянию.

Политико-дипломатическая интрига обостряется за счет того, что на своей недавней встрече российский и армянский президенты в принципе подтвердили необходимость сохранения СНГ, хотя и в существенно трансформированном формате. Лидеры ГУУАМ, напротив, намерены прочно поставить свое объединение на ноги, не исключая возможность привлечения в группу новых членов, но и не порывая при этом формально с СНГ.

Как выглядят сегодня обе половины этого невидимого поля боя – СНГ и ГУУАМ? Каковы их шансы на будущее? Вопросы эти представляют несомненный интерес как в аспекте региональной и общеевропейской политики, так и в отношении Беларуси, которая за последние годы не укрепила своих позиций ни в многосторонней, ни в двусторонней дипломатии, а на ряде ключевых направлений, напротив, – серьезно углубила внешнеполитический кризис.

Содружество Независимых Государств не сыграло никакой роли в процессах трансформации власти ни в Грузии, ни на Украине, ни в Кыргызстане. Более того, покинувший свой пост Аскар Акаев и новый кыргызский лидер Курманбек Бакиев настойчиво отвергали многочисленные предложения СНГ вмешаться в развитие событий. После того как во время своего визита в Ереван в марте 2005 г. Владимир Путин назвал СНГ «механизмом цивилизованного развода после крушения СССР», позиция Москвы в отношении будущего Содружества получила дальнейшее развитие в комментариях российского министра иностранных дел Сергея Лаврова и пресс-секретаря МИД России Владимира Яковенко. Обобщая заявления указанных лиц, можно в целом охарактеризовать текущее видение Москвой будущего СНГ и защитную аргументацию России на случай, если кем-либо из нынешних членов Содружества будет предложен проект роспуска или дезинтеграции. В частности, Кремль видит будущую роль СНГ как неформального клуба или форума для обсуждения наиболее важных проблем, которые требуют многостороннего решения, а также как политического проводника всех соглашений и практических шагов в области безопасности, прежде всего совместной противовоздушной обороны. Российское руководство вынуждено было признать необходимость реструктуризации внутренней системы СНГ в интересах сосредоточения приоритетных усилий на таких направлениях как: экономическая интеграция (Евразийское экономическое сообщество, Совместное экономическое пространство), безопасность и оборона (Договор о коллективной безопасности), а также гуманитарные вопросы.

Предложенные ранее поправки в Договор о коллективной безопасности (ДКБ) позволяют использовать возможность военной или иной помощи законным властям государства-члена ДКБ на случай нестабильности, ответной реакции на акты терроризма, представляющие угрозу региональному статус-кво. Разговор о поправках ведется уже более двух лет. В случае их принятия правительства смогут напрямую направлять просьбы о помощи, без утверждения парламентами. В этом случае силы быстрого реагирования ДКБ будут направляться в районы нестабильности простым приказом командования.

Разумеется, что сторонники данных поправок утверждают, что силы быстрого реагирования будут использоваться для поддержания закона и порядка, а не в интересах помощи властям или, наоборот, свержения режимов. По состоянию на сегодняшний день, ДКБ предусматривает помощь только на случай внешнего вмешательства и запрещает реакцию на внутренние события. В этом смысле поправки в Договор могут в какой-то степени укрепить внутреннюю институциональную основу СНГ, разумеется, на почве военных соглашений.

Сторонники восстановления ГУУАМ определяют гораздо более конкретную повестку дня для своей организации – оказание помощи государствам-членам в процессе вступления в НАТО, Европейский Союз и другие евро-атлантические структуры.

Кроме того, озвучивается ряд идей и по конкретным направлениям. В частности, предлагается разработать совместные подходы по реагированию на попытки регионального сепаратизма и противодействию в этом контексте российской политике в Приднестровье, Южной Осетии и Абхазии. На саммите ГУУАМ в Кишиневе лидеры Украины и Грузии пообещали предложить варианты решения приднестровской дилеммы в духе грузинской инициативы, озвученной в Страсбурге в марте с.г. и предполагающей возможность автономии Южной Осетии.

Не исключается также, что Грузия, Украина и Молдова предпримут попытку создания «единого фронта» по проблемам российского военного присутствия на своих территориях. В этой связи Украина, например, может потребовать пересмотра соглашения 1997 года о 20-летней аренде российским ВМФ баз в Крыму. Грузия и Молдова также готовы интенсифицировать усилия по обеспечению вывода российских войск со своих территорий. В целом же речь ведется об институализации в будущем общего механизма сотрудничества членов ГУУАМ в военной области и сфере безопасности.

Уже на нынешнем этапе участниками ГУУАМ достаточно четко выражено понимание необходимости расширения объединения. Хотя интерес был высказан в отношении кыргызского членства, реальные усилия и лоббирование ведутся в отношении Казахстана. Виктор Ющенко предложил казахскому лидеру Нурсултану Назарбаеву стратегическое партнерство, об этом же вел речь и грузинский президент в ходе своего казахского визита 30 марта-1 апреля 2005 года. В поле зрения находится также Армения. Не может пройти также незамеченным приглашение молдавского лидера Владимира Воронина литовскому президенту Валдасу Адамкусу с просьбой посетить кишиневский саммит ГУУАМ.

Для того чтобы придать дополнительный стимул возрождению ГУУАМ, грузинский и украинский президенты намеренно дистанцировались от идеи «экспорта бархатных революций». В Азербайджане и Узбекистане предстоят парламентские выборы, и оппозиция здесь представляет реальную альтернативу нынешним властям. Усилия Михаила Саакашвили и Виктора Ющенко, впрочем, могут оказаться не очень эффективными. Чрезвычайно показательно в этом плане, что президент Узбекистана не приехал на саммит ГУУАМ в Кишинев.

Среди долгосрочных стратегических целей ГУУАМ – экономическое партнерство. Например, одним из механизмов привлечения к сотрудничеству Армении может быть возможность продления газопровода Иран-Армения, строительство которого завершится в 2007 году, через территорию Грузии и Украины к Европейскому Союзу.

ГУУАМ не скрывает своих амбиций и в отношении международного партнерства. Ключевую роль здесь, безусловно, будет играть ось Тбилиси-Киев-Варшава. Не исключается и продвижение забытой неформальной инициативы соединения осей Балтийского и Черного морей по границе России. Такая задумка может оказаться чрезвычайно перспективной, поскольку к зоне Балтийского моря принадлежит множество западных стран, членов Европейского Союза, НАТО, Вильнюсской группы новых членов НАТО и претендентов на членство в альянсе. Свою роль может сыграть и Группа друзей Грузии, образованная в феврале с.г. в Тбилиси из трех балтийских государств, Польши, Румынии и Болгарии. ГУУАМ может, таким образом, стать платформой для третьего этапа расширения НАТО.

Разумеется, возрождающееся региональное объединение может быть чрезвычайно полезным для дискуссий, новых идей и проектов в отношении ситуации на постсоветском пространстве. Сейчас, когда Россия активно лоббирует, в том числе используя СНГ, идею трансформации ОБСЕ (см. «Разделительная Линия безопасности»), ГУААМ сможет стать существенным противовесом России в ее попытке превращения крупнейшей общеевропейской организации в неповоротливое объединение с ограниченными функциями в области безопасности.

Как следует из вышеизложенного, на фоне попыток реанимации СНГ перспективы ГУААМ выглядят куда более обнадеживающими. Есть все основания полагать, что Кишиневский саммит станет началом завершения процесса полной демократизации европейской зоны бывшего СССР. И у Беларуси в этой связи есть новый шанс превратиться из «гадкого утенка» Европы в полноправного члена европейской демократической семьи.

Метки