«Ось» и региональная альтернатива

«Ось» и региональная альтернативаДля Беларуси «региональной политики» почти не существует. Если вынести за скобки вялую интригу с «Восточным партнерством», группу разнообразных обменов начиная с приграничной торговли и заканчивая региональными семинарами по нелегальной миграции, то региональная политика отсутствует. Она отсутствует, во-первых, как процесс систематической синхронизации разнообразных практик и правил, по которым они осуществляются, и, во-вторых, как система соответствующих концептуальных проектов.

Это в частности означает, что региональная политика или шире, регионалистика, – даже если о них ведется речь, понимаются прежде всего как группа «горизонтальных» силовых напряжений между Востоком и Западом. Общеизвестный и очевидный факт: основой политических проектов белорусских элит (и большей частью контрэлит) в конечном счете выступает идея «моста» или «Большого транзита» между Востоком и Западом – при том, что не существует общепризнанной концепции взаимоотношений с ближайшими соседями. Так было 18-15 лет назад, так обстоит дело сегодня. Значимые попытки что-либо изменить в этом отношении легко нумеруются. Можно, например, вспомнить учреждение Центрально-европейской инициативы с подачи экс-министра иностранных дел Ивана Антоновича. В том же ряду может быть упомянут проект Балтийско-Черноморского союза, который в начале 1990-х продвигал лидер Белорусского народного фронта Зенон Позняк – проект, который, впрочем, даже по нынешним меркам выглядит новаторским.

Следует сказать, что и для стран Центральной и Восточной Европы, в свою очередь, региональный среза только начинает обозначаться: имеются лишь ЕС (внутри которого – например, Вышеградская группа), с одной стороны, и «постсоветские страны» – с другой. Словом, региона нет, регион понимается преимущественно как «периферия».

Соответствующим образом строится и внешняя политика Беларуси – в маятниковом режиме между Западом и Востоком. При этом протекает она в шантажном регистре: всякий «поворот на Запад» воспринимается экспертами – и вполне оправданно – как пиар-акция, направленная на то, чтобы вынудить Москву увеличить или сохранить преференции (кредиты, скидки по цене на энергоресурсы, преференциальный доступ на российский рынок), являющиеся одним из фундаментальных факторов местной социально-экономической стабильности (говоря условно).

Отнюдь не Лукашенко является изобретателем «маятниковой» политики – в определенном смысле она характерна для стран региона, в частности для Украины, внешняя политика которой также, образно выражаясь, представляет собой качели, раскачивающиеся с востока на запад и обратно, правда – в отличие от Беларуси – с более основательным зависанием на западной стороне. Бывший югославский лидер Броз Тито, по всей видимости, задал канон подобной политика балансира, одномерность которого компенсировалась участием Югославии в «движении неприсоединения», что в свое время выглядело довольно значимым как в контексте противостояния враждовавших блоков Востока и Запада, так и в противоречиях внутри Социалистического лагеря. Лукашенко прямой преемник этой политики – вплоть до «движения неприсоединения». По аналогии с Тито, который рассматривался в качестве альтернативы политики СССР в Восточной Европе, Лукашенко можно воспринимать как противовес политики России в регионе, хотя с небольшой поправкой: это слабо выраженная политика, причем, как уже сказано, она прочно пристегнута к оси «Восток-Запад». Попытки белорусского режима выстроить устойчивые отношения с такими странами, как Венесуэла или Иран, пока мало что меняют в общей картине.

Почему так происходит, более или менее понятно – так же, как относительно ясны истоки этой исторической колеи (path dependence): различные системы коммуникации строились в направлении торговых путей и военных кампаний, т.е. с запада на восток и обратно. В сравнении с «горизонтальными» коммуникациями «вертикальные» (т.е. с севера на юг) транспортные коридоры, артерии и трубопроводы развиты слабо.

Так же, как и политика в отношении ближайших соседей Беларуси – стран Балтии, Украины, чуть в меньшей степени – Польши. То же самое касается стран восточно-европейского региона в целом: в Минске господствует взгляд, что подобные отношения должны быть опосредованы Брюсселем или шире – евроатлантическими структурами. По сей день выстраивая свои взаимоотношения с Москвой большей частью по схеме «патрон-вассал» (несмотря на все горделивые жесты по поводу суверенитета и независимости), белорусские власти склонны рассматривать восточно-европейские правительства как вассалов Брюсселя.

Последнее время ситуация начинает меняться. В регионе и, соответственно, в Беларуси. Можно еще раз упомянуть два «вертикальных» транспортных проекта (значимость которых пока скорее символическая, чем экономическая и политическая). Первый – это нефтепровод Одесса-Броды, который предлагается Украиной в качестве основного регионального энергетического проекта. Белорусские власти давно рассматривают этот проект как вероятное средство обеспечения энергобезопасности страны, но ожидают, когда к нему подключатся основные игроки (на выходе – Литва или Польша, на входе – Азербайджан, Казахстан или Ливия) и/или когда российские бонусы, связанные с поставками нефти, станут близкими к нулю. Предположительно это – год выхода БТС-2 на проектную можность. Второй проект – транспортный коридор «Викинг», восполняющий дефицит традиционных транспортных коммуникации в направлении север-юг. Транспортный договор между Литвой, Беларусью и Украиной подписан 15 мая 2008 г. Помимо прочего, «Викинг» предусматривает железнодорожные перевозки между Юго-Восточной Азией и Европой, по территории Грузии, Азербайджана и вышеназванных стран. К проекту привлечены Швеция, Норвегия, другие балтийские государства.

Наконец, попытка политической концептуализации регионального взаимодействия получила наименование «Киевской инициативы», подразумевающей реализацию трехстороннего сотрудничества между Польшей, Беларусью и Украиной в сфере безопасности, а также политической, экономической, энергетической, экологической и гуманитарной сферах в рамках программы «Восточное партнерство».

Конечно, можно было бы упомянуть другие, более ранние инициативы, которые не были реализованы и потому канули в Лету, хотя они остаются значимыми в том смысле, что торили путь, который чреват различными проблемами и осложнениями. Таким же образом и вышеупомянутые проекты отдают «оппортунизмом», противостоянием центрам силы, и потому их негативное содержание преобладает над позитивным. Имеются и видимые заторы на путях их реализации.

Во-первых, речь идет о высокой конкурентности между возможными региональными партнерами за влияние на центры силы – Россию и ЕС. С этим связана, во-вторых, проблема доверия. Сегодня уровень недоверия между политическими элитами стран Балтии, Беларуси и Украины все еще высок, и в этом смысле им предстоит оказать друг другу еще немало ценных услуг.

Между тем нельзя исключать, что в перспективе реальное «оппортунистическое» содержание будет вытеснено тем, что сегодня воспринимается как декларации. В регионе Восточной Европы проживает не меньше людей, чем в Западной Европе или в России, он не обделен разнообразными ресурсами и в принципе может претендовать на внимание политиков и бизнесменов в качестве сферы приложения силы. Он может стать самоценным регионом, преодолевшим проклятие вассалитета. Интересно, что Беларусь менее остальных участников регионального партнерства осознает, что более других заинтересована в нем. По той причине, что менее других стран интегрирована в европейский политический контекст. Региональная политика могла бы стать для нее перспективной стратегией.

Комментарии

'Она отсутствует, во-первых, как процесс систематической синхронизации разнообразных практик и правил, по которым они осуществляются, и, во-вторых, как система соответствующих концептуальных проектов'.

Автор, вы для кого это написали? Для читателей? Упрек нам? Так мы политику в РБ не определяем. Для Лукашенко и его чиновников? Так они в большинстве и слов таких не знают, «синхронизация! разнообразных практик и правил».:))

«Отнюдь не Лукашенко является изобретателем «маятниковой» политики – в определенном смысле она характерна для стран региона, в частности для Украины,»

Автор не знает, что «изобретателем» «маятниковой политики» является не Украина. Кто? Великобритания. 19 век.

Лорд Пальмерстон, премьер-министр Великобритании (1855 по 1858 гг., 1859 по 1865 гг.).: 'У нас нет ни вечных союзников, ни постоянных врагов, но постоянны и вечны наши интересы, и защищать их - наш долг'.

На протяжении всего 19-го века и даже в 20-ом Великобритания в своей политике в Европе становилась на ту сторону в политике, чья сторона была слабейшей. Так Великобритания использовала «политику маятника», дабы не дать в Европе любой стране стать сильнее ее и диктовать Великобритании свою политику. Увы, но автор историю политики, дипломатии не знает, если пишет такое:

«Бывший югославский лидер Броз Тито, по всей видимости, задал канон подобной политика балансира,..».

Ха-ха. Такую политику придумал Пальмерстон! 19 век! Учи историю, автор!:))

Гость

Может у Вас с историей и хорошо, но с логикой плоховато. Великобритания которую Вы вспомнили старалась своими действиями сохранить баланс целой системы. Смысл пост-советских маятников в том, чтобы элементарно выжить качаясь между центрами силы, всегда следуя за конъюнктурой. О том чтобы изменить как-то их расклад они даже не думают - уровень не тот. Так что с Пальмерстоном мало схоже, а вот сравнение с Тито - это общее место уже, даже и термин придумали соответствующий....'НЕОТИТОИЗМ', прости, Господи...

Гостю

Да, кстати, 'Броз Тито' немного странновато звучит

Первое - фамилия, второе -кличка. Или Йосип Броз Тито или тогда просто Тито

Автору

21:02 Гостю

Может у Вас с историей и хорошо, но с логикой плоховато. Великобритания которую Вы вспомнили старалась своими действиями сохранить баланс целой системы.

=====================================

Какой-такой системы? Учите логике свою жену, а тут не логика нужна, а знание истории. А у меня диплом историка. Так шо привет вашему школьному учителю истории.:))

Когда Пальмерстон придумал свою политику 'блестящей изоляции' для Великобртаниии в Европе, тогда на европейском континенте существовал 'священный союз' (1815) монархических государств, по сути национальных, которые объединились для поддержания равновесия сил в Европе. А Великобритания была той гирькой, которая попеременно качалась между различными странами. Если какая страна в Европе усиливалась, Великобритания становилась на сторону слабейшей.

Беларусь находится между двумя крупными сторонами. С одной стороны ЕС, с другой Россия. И в интересах Беларуси не входить нив состав ЕС, ни в состав России. И только тогда с тобой будут считаться и тянуть на свою сторону. Лукашенко смотрит на Украину, Украину на Беларусь. Балансируют. Тут нет ничего оригинального. Тут голый прагматизм. Но Лукашенко потерял баланс из-за своей тупой экономической политки, и потому, что 19.12. 2010 разогнал оппозицию, пересажал и тем самам уничтожил свой западный вектор политики.

'Смысл пост-советских маятников в том, чтобы элементарно выжить качаясь между центрами силы, всегда следуя за конъюнктурой.'

Не только выжить, но и качаться впредь. Как долго? До бесконечности!:))

И это не коньюнктура. Это вопрос сохранения независимости маленьких игроков в мире.

Гость

Буду краток. У меня нет диплома истории. Жаль. Зато я компенсировал это другим набором дипломов. По правду говоря, я рассуждал в определенном контексте. Региональном. А не вообще. Порох придумали китайцы - и что из того? Я полагаю, что если бы существовала подлинная (структурная) преемственность между политикой Луки и Британии 19 в, то сама эта политика выглядела бы иначе. Так что Тито здесь - требуемый исходник. Словом, я полагаю, что есть маятник и маятник. У этих маятников разные амплитуды, фазы зависания, целевые принципы (если угодно) и пр.

По поводу синхронизации правил. Наши чиновники об этом волей-неволей кое-что знают. Ну хотя бы из-за Таможенного союза... Просто правила эти чаще всего чреваты издержками для режима. А о выгодах здесь ведь особо не думают.

Янов Полесский

7:12 Янов Полесский

Буду краток. У меня нет диплома истории. Жаль. Зато я компенсировал это другим набором дипломов.

--------------------------------------

А толку?

Если вы все, господа белорусские интеллигенты, такие умные, то почему тогда страна находится в такой заднице?

Почему белорусская оппозиция вымерла как мамонты?

Почему вы, интеллигенты, не нашли общий язык со своим белорусским народом?

Ответьте мне пжлста на этот простой вопрос.

И вообще, что вы предлагаете народу, господа белорусские интеллектуалы?

Вам не кажется, что вы просто трепетесь языком, пишете абсолютно абстрактные, неактуальные статьи в то время когда страна катится в пропасть?

Гость

Ну так спасайте страну, раз она катиться в пропасть. Что же вы все другим предлагаете совершать подвиги? И это... Язык общий с народом сами ищите. Я и мне подобные - не политики. Я специально занимался изучением абстрактных языков - может быть, как раз для того, чтобы с народом поменьше общаться.

Янов Полесский

чтобы с народом поменьше общаться.

+100500

Семен

5:39 Янов Полесский

Ну так спасайте страну, раз она катиться в пропасть. Что же вы все другим предлагаете совершать подвиги?

==================

А я не считаю себя самым умным. Не пишу пустых статей.

И потом, прежде чем спасать страну, нужно подумать от кого спасать?

От Лукашенко? Верно.

А еще от кого?

А вот думаю от белорусской интеллигенции, пустой и продажной надо спасаться.

Гость

Автор усиленно кормит тролля. Мой коммент, на это намекающий, почему-то удалили.

Ну кормите дальше, раз нравится.

Гость издалека

Можно, например, вспомнить учреждение Центрально-европейской инициативы с подачи экс-министра иностранных дел Ивана Антоновича

????????

ЦЕИ создана в 1989 г. как межправительственный форум для политического, экономического и культурного сотрудничества стран-членов. В то время основная задача организации состояла в том, чтобы приблизить страны Центральной Европы, находящиеся на переходном этапе, к Европейскому Союзу (ЕС). Расширение организации во второй половине 1990-х годов за счет государств Юго-Восточной и Восточной Европы привело к переориентации ЦЕИ на нужды этих стран. Однако задача сближения стран Центральной и Восточной Европы и подготовка их к вступлению в ЕС по-прежнему остается первостепенной для организации. Вступление в ЕС 5 членов ЦЕИ позволило сконцентрировать усилия по содействию и финансированию проектов на оставшихся 10 членах организации, не входящих в ЕС.

Штаб-квартира ЦЕИ находится в г. Триесте (Италия). Рабочий язык организации — английский, знание итальянского или других языков стран-членов приветствуется.

Гость-2

так кто все же автор--Антонович или Полесский?

Иван
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.