Самая веселая наука

Точка зрения Великого Кукловода

Многие из нас, конечно, лицезрели известное пророческое полотно С. Дали «Геополитическое дитя наблюдает за повторным рождением Джорджа Буша». Легко догадаться, что свою задачу маэстро видел в том, чтобы с помощью простого ряда ассоциаций и персонификаций изобразить судьбоносный изгиб мирового политического процесса начала XXI в. И, если верить знатокам, со своей задачей маэстро справился блестяще.

Из сфероидальной формы, напоминающей этой самой формой куриное яйцо (но очень большое), повторно рождается американский президент с консервативным уклоном. О том, что это его повторное рождение, свидетельствует предусмотрительно положенная под яйцо салфетка. О том, что Джордж Буш консерватор, говорит манера изображения человеческих тел, словно сошедшая с гравюр эпохи «Гаргантюа и Пантагрюэля» – сошедшая, восставшая и карикатурно расцвеченная. Рождаясь в районе Северной Америки (что вполне предсказуемо для дяди Сэма: «…born in America» – пел когда-то Брюс Спрингстин), м-р Буш привычным жестом – что опять-таки свидетельствует о его немладенческой вменяемости – опирается на Британские острова, правой ногой же он (на сей раз с внутренней стороны сферы) упирается в Азиатско-тихоокеанский регион, левым же коленом он попирает Атлантику изнутри.

Повторное рождение президента-консерватора чревато дальнейшим развитием уже намеченного раскола планеты, линия которого навсегда отделяет мир богатства и власти от мира нищеты и зависимости. Зловещая картина мирового раскола усиливается за счет того, что Южная Америка сползает – лучше сказать, стекает прямо в озоновую дыру, и кроме того: вместо полезного во многих отношениях, высококалорийного белка из мирового яйца вытекает кровавая жижа.

Теперь бросим непринужденный взгляд на соглядатаев происходящего, заметив между прочим, что они, подобно г-ну Бушу, бесстыдно обнажены. То есть без штанов и галстуков. Короче говоря, как бы не рос ВВП, правда всегда остается голой, сермяжной, непринужденной.

Среди интерпретаторов нет единого мнения относительно того, куда именно указывает перст Геополитики (гермафродитальное существо, вопиющее смешение рас и полов, олицетворяющее собой мировую судьбу, Земляную Правду). Одни говорят, что на Восточную Европу, другие – что конкретно на Беларусь, третьи – что строго на Минск, четвертые настаивают на том, что перст Земляной Правды кажет на Кавказский хребет, пятые склоняются к Ближнему Востоку и т.д. Более хитроумные знатоки утверждают, что операция мысленного продолжения пальца до поверхности мирового яйца приводит к весьма неоднозначным результатам. Следовательно, необходимо отталкиваться от личности геополитического дитяти.

Однако среди исследователей и здесь не возникло консенсуса. Геополитическим дитем может оказаться и Караганов, и Кара-Мурза, и Дугин и даже Александр Лукашенко. Однозначно одно: зрелище рождающегося Буша настораживает и даже пугает детку, отчего она прячется за ногу отчима-мачехи. Вообще говоря, мы склоняемся к тому, что геополитический ребенок является деперсонифицированным субъектом, то есть субъектом, чья единственная отличительная особенность состоит в причастности геополитической версии мировидения. То есть, может статься, что с утра этот карапуз был Кара-Мурзой, затем преобразовалось в Александра Лукашенко, а день завершит Юрием Шевцовым или любым из их заинтересованных внимателей.

Подобный ракурс позволяет, во-первых, утверждать, что сеньор Дали действительно читал Кара-Мурзу и делился своими соображениями по сему поводу с Галой (русской по происхождению), а во-вторых – отметить определенную иронию маэстро по отношению к геополитическому мировидению. Об этом, по меньшей мере, свидетельствует развернутость перспективы, в которой план Мировой Закулисы (подвешенная к незримой точке в самом верху картины полотняная кулиса, которую, нужно полагать, контролирует смеющийся дьявол) занимает лишь строго определенный фрагмент.

Если присмотреться, то на дальнем плане мы увидим обнимающихся влюбленных, которые, кстати говоря, одеты и находятся в полном неведении по поводу намечающегося мирового беспорядка.

* * *

Очень немало людей во всем мире связывают особые надежды и опасения с очередным рождением «нового человека», впервые поразившим воображение Дали в 1943 г., когда наметились ключевые переломы в ходе Второй мировой войны и когда политическая и экономическая мощь США уже обещала оформиться в образ «мирового лидерства». С тех пор этот образ нас не покидает, и вот что поражает: по сей день он не утратил своей утрированной, карикатурной кондиции.

Всякий «старый новый человек» – это лишь один из заместителей «Большого Другого» в терминологии Лакана или, говоря проще, Главного Кукловода, являющегося творцом и распорядителем всех судеб – мирских и светских. Можно вспомнить о «невидимой руке рынка» Адама Смита, благонамеренно управляющей действиями эгоистических агентов. Каждый из них, сам того и ведая и к тому не стремясь, вносит свою лепту в общий рост благосостояния. Гегелевская «хитрость разума» является, конечно, более продвинутой версией все той же «невидимой руки». «Хитрость» разума состоит в том, что он преследует свою собственную цель, которая не совпадает с локальными целями субъектов истории – будь то исторические личности, государства или народные массы. Более того: их цели и действия он использует в качестве средств достижения осевой исторической цели.

Персонифицированную разновидность Большого Другого (масонский заговор, дядя Сэм, большой политический сговор и пр.) можно рассматривать в качестве наивной хитрости, инфантильного заменителя «хитрости разума» (Новый год наступает не потому, что пришло время, но потому, что пришел Дед Мороз). Таким образом, изображать последовательного адепта геополитики или инфицированного геополитическим вирусом сознания в виде дитяти в известном смысле правомерно. Если исходить из постановки ключевого геополитического вопроса – о борьбе за власть в масштабах планеты, – то вывод о существовании ее главных носителей (Великого Кукловода) вроде как и неизбежен. И если дети верят в возможность приобщиться к могуществу на халяву (найти волшебную палочку, подружиться с создателем машины времени, пассажиром голубого вертолета и пр.), то в нечто подобное верят многие политики и политологи. Разгадать замысел Великого Кукловода – разве не в этом состоит фундаментальная задача политического разыскания?

Когда г-н Никонов говорит о том, что победа Буша позитивно отразится на российско-американских отношениях (поскольку консерваторы якобы борются с терроризмом, а демократы – с ущемлениями прав и свобод), то в определенном смысле он солидаризируется с теми, кто делает вольный набросок мирового политического порядка (или беспорядка) исходя из внутриполитических раскладов в Вашингтоне. Ну конечно: ведь там и находится мировая закулиса, которой, словно неутомимый работник театральной сцены, управляет смеющийся дьявол.

Когда белорусские власти заявляют о своем стремлении пронаблюдать за ходом американских выборов, то их интересуют не столько эти выборы сами по себе (хотя официальная цель формулируется именно так), сколько неуемное желание, не обязательно осознанное, заглянуть за мировые кулисы, узнать «что там и как».

Великой Кукловод вкупе с его предполагаемыми целями – это, разумеется, фундаментальная иллюзия, поставляемая задним числом. Тот, кто в полной мере доверяет ей, тот покидает психотическую базу скепсиса и недоверия и приобщается к параноидальной платформе строгости умственных построений. Вообще говоря, и психотик, и параноик не доверяют символическому порядку в своем «первом» измерении («поверхностной», «видимой» версии мира), и различия между ними надлежит искать там, где один из них выстраивает «второй», куда более фантастический порядок. В строгом смысле, этот единственный порядок для него и существует.

К примеру: многие из нас не верят газетам, телепередачам, комментариям и прогнозам аналитических центров, заявлениям политиков и пр. Почему? Потому что вне зависимости от того, являются ли декларируемые/тайные цели агентов политики истинными либо ложными, они, как правило, не совпадают с эффектами их деятельности как неким окончательно фиксируемым положением вещей. Отсюда и возникает предположение о существовании силы, «невидимой руки», которая в конечном счете и управляет поступками агентов или, по меньшей мере, включает их «непреднамеренные» действия в свой глобальный расчет. Эта «рука» может рассматриваться как благонамеренная, как злонамеренная, как относительно нейтральная, – неважно. Важна лишь презумпция ее наличия. Все глобальные анализы базируются на этом фиктивном наличии.

Механику «хитрости разума» можно легко проиллюстрировать на примере рассуждений белорусских политологов и политиков. Не достигая своих очередных целей, с одной стороны, и не доверяя сообщениям власти о «народной поддержке» – с другой, они зачастую воспроизводят тезис о невидимой «руке Москвы». В соответствии с этим предположением, весь политический спектакль был изначально инсценирован в Кремле.

Исходя из той же презумпции многие наблюдатели в свое время циклились на проблеме одобрения/неодобрения Путиным белорусского референдума. То есть: все вроде бы знают о том, что Минск проводит свою относительно независимую (в том числе от Москвы) политику, что Путин – это всего-навсего один из рядовых участников общего политического спектакля (хотя и достаточно видный участник), но рассуждают и действуют так, словно последний является уполномоченным представителем Главного Кукловода. Некоторые доходят до утверждений, что Лукашенко был прямо назначен Москвой в 1994 г., а в 2001 г. его мандат был подтвержден Оттуда. Еще в

большей степени подобный взгляд характерен для официозного истеблишмента, по-прежнему мечтающего о могуществе на халяву и все пытающегося разгадать, в какой мере Кремль причастен к теневым играм, разворачивающимся по ту сторону мировой закулисы (локализованной в Вашингтоне).

Хороший пример квазипараноидального рассуждения, выдающего себя за политологический анализ, – освещение иракской кампании в белорусских и российских СМИ. Общим местом большинства публикаций об американском вторжении в Ирак было разоблачение «истинных», «тайных» планов американской администрации. Они, конечно, не совпадают с официально артикулированными (ликвидация угрозы оружия массового поражения), но преследуют цель установления в Ираке режима, лояльного к США в целом и американским нефтяным корпорациям в частности. После падения режима Хусейна, как известно, никакого ОМП найдено не было, и это вроде как однозначно свидетельствовало о злоумышленности Вашингтона. Важно увидеть, что Великой Кукловод заранее знает о том, что ОМП в Ираке нет, он заранее знает об окончательной цели этого исторического сюжета. В противном случае Кукловод не был бы столь чарующе непогрешим и всесилен.

Возможно, одно из средств избавления от иллюзии наличия Большого Кукловода состоит в том, чтобы присвоить его точку зрения. То есть не разгадывать его тайный план, но попытаться этот план построить самостоятельно.

Поскольку Кукловод знает все о наших целях и намерениях (он должен включить их в свой стратегический план), то он должен пребывать в состоянии «мультипликативного» неведения (из-за бесконечной множественности фактов и факторов), вдобавок отягченного фикцией существования еще одного Кукловода. Нельзя забывать о том, что многие американцы верят в существование Усамы Бен Ладена, могущественного террориста, управляющего всеми катастрофами и взрывами на планете (вдобавок контролирующего многие американские авиалинии). Даже если американский политик является психотиком и не верит в существование Кукловода подобного типа, он, по меньшей мере, должен потакать этой массовой вере (обретающей «объективный» параметр).

В свете этой угрозы следовало бы отнестись всерьез к официальным репликам, доносящимся из-за мировой закулисы, – об угрозе создания каким-нибудь недружелюбным режимом оружия массового поражения. Официальные заявления отнюдь не всегда отклоняются от собственной траектории (хотя с точки зрения политического анализа это не очень удобно). То есть Кукловод должен отдавать себе отчет в том, что этого ОМП может в Ираке не оказаться – и тогда всю кампанию назовут «провалом американской политики в Ираке». Собственно говоря, так и случилось: администрации американского президента предстояло выдержать шквал критики в свой адрес – в особенности после того, как в Ираке началось неизвестно что (ни диктатуры, ни демократии, захваты заложников, теракты). Наконец, цены на нефть поднялись до неведомого доселе уровня (о чем предупреждали аналитики нефтяных компаний, косвенно пытавшиеся отговорить Белый дом от этой «авантюры»), что уже негативным образом сказывается на экономическом росте.

Таким образом, мы имеем группу эффектов, крайне нежелательных с точки зрения Главного Кукловода. Но их-то в параноидальный план геополитического видения сложно поместить. Негативные эффекты оказываются вытесненными по ту сторону символического порядка – необходимое условие иллюзорного наличия воплощенной «хитрости разума» (если допустить, что Кукловод ошибается, то он перестает существовать).

Но с другой стороны: если бы не это условие, то разве американским выборам уделялось бы столь пристальное внимание со стороны всего прочего мира? Америка вроде бы далека, но вот же – она ближе всякой Франции, Германии и Польши.

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.

{* *}