Читая Путина, Лукашенко и Назарбаева

 Читая Путина, Лукашенко и Назарбаева Как и следовало ожидать, после опубликования в «Известиях» статей Владимира Путина и Александра Лукашенко, где они изложили свои воззрения на формирование Евразийского союза (ЕАС), Нурсултан Назарбаев не смог остаться в стороне от обсуждения столь животрепещущей темы.

В связи с этим представляется любопытным провести сравнение данных публикаций. На первый взгляд, практически никаких различий в содержании этих «эпохальных» посланий не содержится. Безусловно доминирующими в них являются весьма схожие заверения всех авторов в неизбежности светлого будущего, причем уже в скором времени. Однако при более внимательном рассмотрении определенные нюансы, причем довольно существенные, обнаружить можно.

Любопытно, что об опусе российского премьера сказать практически нечего: там не сквозит ни тени сомнения в лучезарных перспективах Евроазиатского союза – один сплошной восторг. В наиболее концентрированном виде он проявился, пожалуй, в следующем определении: «Проект, являющийся, без преувеличения, исторической вехой не только для трех наших стран, но и для всех государств на постсоветском пространстве».

Несколько больше возможностей для рассуждений предоставляет послание Нурсултана Назарбаева, высказывания которого сформулированы иной раз настолько по-восточному цветисто, что сразу трудно уловить содержащийся в них глубокий смысл. Например: «Мы все являемся свидетелями рождения нового уникального евразийского сообщества наций, у которого не только богатый опыт совместного прошлого, но и неделимая общая история будущего». Или: «В моей идее о создании Евразийского Союза никогда не было и нет ни маниловщины, ни заслоняющего будущее политического ностальгизма».

Вдобавок президент Казахстана счел нужным привести целый ряд параллелей и исторических экскурсов, в результате чего его текст по объему оказался почти равным сумме двух остальных. При этом он не упустил возможности напомнить о своих многочисленных заслугах на интеграционном поприще. Складывается впечатление, что Нурсултана Абишевича серьезно задели необоснованные претензии других лиц на авторство, и приведенный им перечень должен раз и навсегда покончить с ними.

Так, елбасы (лидер нации – казах.) сообщает, что Алматинский саммит 1991 г был созван по его «настойчивой инициативе», и что решение о создании СНГ в нынешнем формате также было принято при его «самом активном личном участии». В марте 1994 г он «впервые предложил создать на пространстве СНГ качественно новое интеграционное объединение – Евразийский Союз Государств». В 1998 г направил коллегам по Совету глав государств СНГ свой проект полномасштабного Договора о едином экономическом пространстве (по его собственному скромному замечанию, «нельзя не увидеть, что эта инициатива стала прорывом для интеграционного процесса на пространстве СНГ»). В том же году им была предложена программа «Десять простых шагов навстречу простым людям», причем «ее многие положения уже реализованы в двустороннем и многостороннем форматах». Наконец, даже существующий в Астане Евразийский национальный университет имени Льва Гумилева также был создан по его инициативе.

Как теперь стало ясно, причина подобной активности, заключалась в том, что от «простых граждан всех стран Содружества» Назарбаеву передавались «сильные импульсы о стремлении простых людей к сохранению тесной и прочной взаимосвязи наших государств, особенно экономик».

Поступали ли эти импульсы только главе Казахстана или остальные его коллеги почему-то не были к ним столь же чувствительны, не уточняется. Однако на основании отдельных ремарок можно сделать вывод, что, скорее всего, имело место последнее. Так, Назарбаев отмечает, что «получил многочисленные позитивные отклики на мою евразийскую инициативу от общественности практически всех постсоветских стран. Но ее оказались не готовы предметно обсуждать политики». По поводу подписанного всеми лидерами государств СНГ соглашения о зоне свободной торговли говорится, что его ратифицировали «только 6 государств, но в их числе не было ни России, ни Украины, ни Беларуси». Договор о едином экономическом пространстве также «так и не был рассмотрен на высоком уровне».

В общем, если бы к Астане прислушивались с самого начала, жизнь в Евразии уже сейчас была бы несравненно лучше.

Едва ли этот панегирик самому себе вызвал в Москве чувство глубокого удовлетворения. Вероятно, еще более негативную реакцию вызвало там заявление о том, что «геоэкономическое, а в перспективе и геополитическое возмужание евразийской интеграции должно идти исключительно эволюционным и добровольным путем. Неприемлемы никакие формы искусственного ускорения и подстегивания к ней отдельных стран». К тому же были упомянуты и «определенные трудности», и «отдельные нестыковки».

В то же время, понимая, кто в доме главный, Назарбаев не забыл подстраховаться фразой: «Я всегда считал, что объективно Казахстан и Россия – это локомотивы евразийской интеграции». А вот ее продолжение – «также хотел бы отметить огромный вклад в создание Таможенного союза наших белорусских партнеров и лично президента Беларуси Александра Лукашенко» вряд ли доставило удовольствие уже последнему. Думается, если бы его статья была опубликована после назарбаевской, мы увидели бы в ней интересные моменты.

Впрочем, она и без того выделяется на общем фоне. При всей упомянутой апологетике там заметна определенная сдержанность: «Людям надо на деле показать, что конкретно им даст этот новый союз,… что интеграционные устремления – не политические игрища, а реальные предпосылки дальнейшего улучшения благосостояния человека».

Как и Назарбаев, Лукашенко не преминул отметить, что «краеугольный камень всего того, что мы собираемся построить, – суверенитет наших государств, который не отменяет даже самая тесная интеграция». И далее:

«Допускаем, что… в практическую плоскость перейдет вопрос о введении новой единой валюты. Время покажет».

Не обошлось также без прямых упреков в адрес «главного союзника»: «Создание ЕЭП стало для нас нелегким компромиссом. А если еще более прямо: за Единое экономическое пространство Беларусь заплатила дорого…

Зачем, например, на общем интеграционном пространстве выдавливать продукцию партнеров со своих рынков нерыночными методами? Зачем искусственно насаждать дублирующие производства там, где спрос может быть удовлетворен с гораздо меньшими затратами и на высоком уровне качества действующими предприятиями?»

Наконец, красной нитью через всю статью проходит идея равноправия участников. Вот несколько цитат: «Для подлинного успеха России как и любого другого государства нужно также выстроить отношения с соседями на прочной основе, то есть взаимовыгодной и равноправной. Только на таких принципах! Без этого не будет стабильности и безопасности ни у России, ни у ее соседей. Иное мы уже проходили и знаем, чем все заканчивается».

«Надежность и долговечность нового механизма определяются в конечном счете тем, обеспечивает ли он полноценную защиту интересов его участников. Необходимо четко осознавать: любые ущемления их прав, может быть кажущиеся сегодня мелкими, завтра создадут трещины, которые развалят сначала доверие, а затем и созданную неимоверными общими усилиями новую структуру».

«Только равенство партнеров, в том числе равенство условий хозяйствования с равным доступом к единой энергетической и транспортной системе, позволит создать надежную основу для нашего союза. На неравной основе союз единомышленников и партнеров не построить. Это аксиома!»

Судя по всему, именно этот пункт является наиболее чувствительным для официального Минска, иначе хватило бы и одного подобного замечания.

Весьма примечательно, кстати, что довольно значительный скепсис по поводу самой идеи был выражен даже в комментариях в главном белорусском официозе.

В свете этого не вполне можно согласиться с теми обозревателями, которые назвали статью А.Лукашенко «верноподданнической». Таковые мотивы там, конечно, присутствуют, однако приведенные цитаты, как представляется, в большей степени свидетельствуют о том, что белорусские власти испытывают серьезные опасения по поводу дальнейшего развития событий и пытаются по мере сил предотвратить худший сценарий, естественно, для себя.

Вот только в целом ситуацию это, к сожалению, не меняет, поскольку есть сильное подозрение, что спохватились они слишком поздно. Обещанная манна небесная на ЕАС, разумеется, никоим образом не просыплется, однако под предлогом создания этой структуры Россия может инкорпорировать нашу страну или, в крайнем случае, навечно сделать ее своим сателлитом. Как одно, так и другое – очень плохая перспектива.